ЛитМир - Электронная Библиотека

— Обычно ты называла меня сопливым щенком.

— А ты меня — карликом, — она оглядела его руки, грудь, шею. От бесхитростной женственной улыбки на щеке снова появилась ямочка. — Но не жди, Малькольм Керр, что я опять буду придумывать тебе клички. Ты слишком внушительно выглядишь.

Если бы он не знал Элпин так хорошо, то мог бы решить, что она заигрывает с ним. Это озадачило и заинтриговало его. Он посмотрел на древнюю монетку.

— Ты интересный подарочек, Элпин Мак-Кей.

— О! Неужели ты и в самом деле так думаешь? — Она сжала его руку и повернулась посмотреть на ряды новых домов вдоль стены замка. — Кажется, здесь была лавка мясника?

Ему казалось, что она заманивает его на ветку, которую намеревается срубить. Это чувство было ему прекрасно известно по их прежним столкновениям. Воспоминания всколыхнули гнев.

— Да. Раньше здесь жил мясник. Ты побросала его ножи в кузнечный горн и подожгла колоду, на которой он рубил мясо.

— Ты помнишь это? — она покачала головой, отчего локоны на висках заплясали. — Я была такой эгоисткой.

— Во всем, что не касалось бродячих собак и раненых животных.

Грустная улыбка, казалось, сделала ее еще моложе.

— Не могу смотреть, как страдают животные. А что случилось с Хэтти?

— Твоей трехногой крольчихой? — Много лет назад дядя Элпин, стремясь завоевать расположение отца Малькольма, заставил ее подарить свою питомицу Малькольму. Элпин была в отчаянии. Через час она взбунтовалась и одним злым, необдуманным шагом погубила будущее Малькольма. Душевная рана не зарубцевалась и по сей день. — Хэтти оказалась великолепной производительницей, — ирония обстоятельств заставила его усмехнуться. — Дворничий пустырь просто кишит коричневыми кроликами.

— Я так рада, что ты заботился о ней! Спасибо. Не отведешь ли ты меня на Дворничий пустырь? Мне хотелось бы посмотреть на потомков Хэтти.

Реальное положение вещей ошеломило Малькольма, как нанесенный тренированным противником удар. Ее опекуны мертвы. Плантация на Барбадосе, которую Элпин считала своим домом более двадцати лет, теперь принадлежит ему. Но она не может знать об этом. Передача прав на владение держалась в тайне.

— Ты сделаешь это, Малькольм?

— Посмотрим. Зачем ты приехала? На ее глазах вновь выступили слезы.

— Ты спрашиваешь, почему я наконец-то здесь? О, Малькольм! Я упрашивала Чарльза послать меня домой, но он вечно ссылался на нехватку денег. Потом милая Адриенна скончалась, и он почти перестал разговаривать. Знаешь, ром все-таки доконал его. Но он оставил мне содержание. Так что я смогла немедленно покинуть Барбадос и на первом же корабле отправилась домой.

— Прекрати, Элпин, — фыркнул он. — Ты всегда ненавидела границы.

— Раньше я ненавидела почти все и вся, разве ты забыл? — она взмахнула рукой, словно отгоняя надоедливое насекомое. — Хватит обо мне. В моей карете есть сюрприз.

Малькольм чуть умерил шаг, стараясь идти вровень с ней. Он задумался, какого раненого зверька она притащила с собой на этот раз. Подходя к карете, он увидел сундуки и шляпные коробки, громоздившиеся на крыше.

— Разве ты еще не побывала у своего дяди? Она удивленно сморщила лоб.

— Знаешь ли, мне и в голову не пришло отправиться в замок Синклер. Я думала только о том, чтобы добраться до тебя.

Он планировал водворить ее в замок Синклер, под контроль ненавидимого ею дядюшки.

Если она рассчитывает избежать своей судьбы, то будет очень разочарована. Эта перспектива радовала Малькольма. Но где она собирается остановиться? Разумеется, она заехала в Килдалтон только для того, чтобы повидаться с ним. Он вскинул бровь:

— Но зачем я тебе понадобился?

— О, я так нахальна! — она опустила голову, но он успел заметить два ярких пятна, вспыхнувших на ее щеках. — Жизнь на острове портит манеры и развязывает язык. По крайней мере, так утверждают приезжие. Просто мы с тобой в детстве были очень близки. Я не смогла бы находиться в Синклере, зная, что до тебя всего два часа езды.

Много лет назад она ранила его гордость. Неужели она рассчитывает углубить рану, пользуясь любезностями и неискренней привязанностью? Она превратится в дряхлую старуху прежде, чем преуспеет в этом.

— Да уж, мы были особенно близки, когда ты приставила мне к горлу кинжал и привязала меня к дереву. — Он вздрогнул, вспомнив, что произошло потом.

Она потянулась к дверце кареты.

— Не будем ссориться. Уверяю тебя, я совершенно безобидна.

«Да, конечно, — подумал он, — безобидна, как Ева с корзиной айвы». Но он — не наивный Адам, нежащийся в Раю и мечтающий о запретном плоде. Он — хозяин границ, вынужденный ладить как с якобитами — вождями северных кланов, так и с верными подданными английского короля, живущими на юге. Ему ни к чему новая проблема. Он хочет лишь за все отплатить этой женщине. Именно поэтому он вмешался в ее дела, не оставив ей выбора.

— Возможно, — произнес он, наблюдая, как она поглаживает бронзовую ручку дверцы, — прежде чем продолжать свой путь, ты согласишься поужинать со мной?

Ее рука застыла. Затем медленно опустилась.

— Продолжать путь? — она вскинула голову и посмотрела на него. — Я приехала увидеться с тобой, Малькольм. Мне казалось, что тебе это понравится.

Несомненно, но они должны видеться там, где захочет он — в английском замке ее дяди.

— Ты не можешь остаться здесь, в Килдалтоне. Это неприлично. После того как мы поедим, Александр проводит тебя через границу в Синклер.

— Будет неприлично, если я останусь здесь? — она хихикнула. — Спасибо за попытку польстить мне и спасти мою репутацию, но она слишком долго пролежала в шкафу и вся пропылилась. Хотя, возможно, ты заботишься о своей репутации. Неужели ты стал непорядочным типом, Малькольм?

Он упер руки в бока и так расхохотался, что затряслись даже кисточки на сумке, висевшей у него на поясе.

— Если даже и так, Элпин, то можешь быть уверена, что я буду держать свои грязные намерения в узде и на поводке. Но что может знать о непорядочных типах старая дева?

Она открыла рот от изумления, затем хлопнула себя по щеке:

— Это из-за твоей жены, да?

Хорошее настроение испарилось. Старая ненависть воскресла. По ее милости он никогда не женится. Она не может знать об этом, но если сплетники в Уитли-Бэй доложили ей о том, что Саладин живет в Килдалтоне, то они наверняка сообщили и то, что Малькольм не женат. Многие вожди кланов жаждали, чтобы ситуация изменилась.

Не желая встречаться с вопросительным взглядом Элпин, он уставился на стоящих на стенах замка солдат в килтах.

— Мне еще предстоит жениться. По твоей милости.

— Так ты до сих пор в холостяках… Неужели… — в ее глазах заплясали чертики. — Не мог же ты ждать от меня выполнения этого дурацкого обещания, которое мы дали друг другу в детстве.

Он не мог вспомнить, о чем она говорит.

— Какого обещания?

— Ты хотел маленького братца. Заставил меня пообещать, что я рожу тебе ребенка. Я считала, что для этого достаточно провести ночь вдвоем в кабачке в Ботли-Грин.

— Полагаю, теперь тебе известно, что для этого требуется больше усилий.

Не обратив внимания на эту издевку, она продолжала:

— В ответ ты согласился не говорить ни своему отцу, ни моему дяде, что я спряталась в комнате в башне. Но ты не сдержал своего обещания. Они нашли меня и отправили на Барбадос.

Его переполняла горечь.

— Я не сказал отцу, что ты убежала из замка Синклер, и не сообщил твоему дяде, что ты здесь.

Его поразило, насколько сосредоточенным стал ее взгляд.

— Правда? — в ее хрипловатом голосе звучало недоверие.

— Правда. Мой отец услышал тебя в туннеле и нашел, где ты скрываешься. Ты не должна отчаиваться при мысли, что вновь попадешь под защиту барона.

Ее доверчивый взгляд и робкая улыбка нервировали Малькольма.

— Я никак не могу отправиться в Синклер, — заявила она. — Чарльз завещал тебе плантацию и все, чем владел. Как его бывшая собственность, я теперь принадлежу тебе.

4
{"b":"18224","o":1}