ЛитМир - Электронная Библиотека

Малькольм снова смутился. Он прочистил горло.

— Пару месяцев назад она приехала с Барбадоса.

— Почему ты не написал мне об этом?

Когда Малькольм писал письмо, он оправдывал себя тем, что подобные новости встревожат леди Мириам и помешают выполнению ее миссии в Константинополе. На самом деле она была очень целеустремленной, и его сообщение вряд ли могло ее отвлечь, но у Малькольма к тому времени сложились определенные планы относительно Элпин…

Думая о своей невесте и о том, как он заполучил ее, Малькольм решил, что маленькая ложь не повредит.

— Мне хотелось сделать тебе сюрприз. Гладкий, как слоновая кость, лоб прорезала морщинка.

— Я удивлена. Мне казалось, что ты не выносишь ее и считаешь, что стал стерильным из-за ее давней выходки с шершнями.

Это чувство отняло у него слишком много времени.

— Я люблю ее до умопомрачения. Теперь, когда ты дома, я назначу дату свадьбы.

Грустная улыбка леди Мириам свидетельствовала о том, что она обратила внимание на то, что он не желает говорить об эпизоде с шершнями. Черт побери, понятливость его мачехи могла соперничать только с ее же непревзойденной памятью!

— Знает ли барон Синклер о том, что Элпин здесь?

— Нет. Он еще в Ирландии, не может налюбоваться на внука.

— Никогда бы не подумала, что раньше он терпеть не мог детей, особенно Элпин, — заметила леди Мириам. — Почему она вернулась в Шотландию?

Если бы полуправда открывала двери в рай, Малькольм уже был бы там.

— Чарльз умер. Она поморщилась.

— Какая жалость. Твой отец говорил, что этот бедняга так и не оправился после смерти жены, — леди Мириам задумчиво посмотрела на трон Керров. — Двадцать два года назад Дункан дал денег Чарльзу и Адриенне, чтобы они смогли уехать из Шотландии и начать новую жизнь на плантации. Они были счастливы и богаты, несмотря на то что у Адриенны постоянно случались выкидыши. Они были благодарны нам, когда мы прислали туда Элпин. Должно быть, она очень тоскует по ним.

Леди Мириам не знала, что плантацию приобрел Малькольм. Это было его личным делом, а она не вмешивалась в его предприятия.

— Элпин утешится, мама. Она усмехнулась:

— Мужчины из клана Керров умеют отвлекать своих женщин от тяжелых мыслей. Я рада, что ты решил забыть прошлое. Она не намеренно навредила тебе. К тому же, как я неоднократно говорила, я верю, что ты сможешь иметь детей.

Он привык к ее откровенности. Но, честно говоря, не разделял ее оптимизма по поводу его будущих отпрысков.

— По-моему, ясно, что ты ошибаешься.

— Боже мой, но ты же никогда не имел дела с девушками. Любовницы не в счет, особенно честолюбивая Розина. Кстати, она сейчас дарит свое внимание двум итальянцам, которые выглядят так, словно явились из времен Римской империи и центурионов.

Это не удивило Малькольма: аппетиты этой женщины были ему известны. Однако его порадовало, что Розина нашла себе занятие.

Но откуда это известно леди Мириам?

— Кто рассказал тебе о Розине?

— Мы говорим об Элпин. Она всегда была очень независимой. Она не хотела навредить тебе.

Ему стало очень стыдно.

— Я знаю. Жаль, что мне понадобилось много лет, чтобы понять это.

Она материнским жестом потрепала его по руке.

— Твой отец очень огорчится, когда узнает о смерти Чарльза.

— Где он сейчас?

Она побарабанила пальцами по полированной поверхности стола.

— Он в Италии вместе с твоими сестрами. Так вот откуда она узнала о Розине.

— Почему?

— Мы получили твое чудесное с точки зрения риторики письмо за неделю до отъезда из Константинополя. Мне показалось, что правильнее всего будет увидеть принца. Я пыталась уговорить юного Карла в память об его отце не претендовать на шотландскую корону и отказаться от поездки в Шотландию.

Последствия подобной авантюры могли оказаться непредсказуемыми. Малькольм огляделся, чтобы убедиться, что в холле кроме них никого нет. Вторжение поставит под угрозу жизни всех, начиная от рыбаков в Корне и заканчивая пастухами на Оркнейских островах.

— Не могу поверить, что красавчик принц хочет появиться здесь.

Она поджала губы.

— Поверь мне.

— Но он не может…

Леди Мириам гордо подняла голову. — Именно такой совет я и дала ему.

— Но если он не послушается? Либо он дурак, либо ты теряешь квалификацию, мама.

Она приподняла бровь.

— Он еще упрямее, чем султан. В прошлом году при осаде Гаэты он почувствовал вкус битвы и теперь жаждет поднять на борьбу своих братьев-шотландцев. К тому же у него умерла мать. Мне кажется, что он зол на весь мир.

Малькольм разозлился:

— На каком языке он собирается убеждать своих земляков взбунтоваться? На итальянском? Ты знаешь, что мы в Шотландии часто говорим именно на нем.

— Тонко подмечено, Малькольм, — она посмотрела за окно. — Твоя сестра Энн учит его шотландскому.

Малькольм не выдержал и вспылил. Он вскочил, свалив кресло на пол.

— Этого паразита! Как ты позволила ей заниматься с ним?

Ищейка кинулась к леди Мириам, стремясь защитить ее.

— Все в порядке, малыш. Лежать! — она погладила длинные уши и ярко-рыжую шерсть пса. — Избыток всегда заботится обо мне.

Раскаиваясь, Малькольм поднял кресло и сйова сел.

— Он выглядит слишком худым. Ее глаза заволокло слезами.

— Избыток не так хорошо переносит путешествия, как моя покойная Словесность.

Старую собаку любила вся семья. Когда она скончалась, плакали все, но никто не горевал так, как леди Мириам. Чтобы отвлечь ее, Малькольм заметил:

— Из всего потомства Словесности Избыток — лучшая ищейка.

— Да, — леди Мириам отбросила грусть с той же легкостью, как другая женщина сняла бы плащ. — У него нюх даже лучше. Бедняжка. Он много месяцев сидел взаперти.

— Я возьму его на охоту.

— Превосходно. Так о чем мы говорили?

— Можно подумать, что ты это забыла, — пожурил ее Малькольм. — Ты собиралась рассказать, почему моя несносная сестричка Энн взялась учить Карла Стюарта.

— Не изображай разгневанного старшего брата. За ними присматривает твой отец, — она рассмеялась. — Видел бы ты, как он стоит над ними, сложив руки за спиной! Он очень забавен в роли дуэньи.

Малькольм засмеялся, чего и добивалась леди Мириам.

— Непременно передам ему твои слова.

— Если ты это сделаешь, — пригрозила ему мачеха, — я расскажу Элпии о том, как Энгус Мак-Додд поймал тебя, когда ты подсматривал за ним и Алексис Саутворд. Он так напугал тебя, что ты намочил штанишки.

Он скривился от стыда.

— Склоняюсь перед твоим хитроумием и предлагаю мир.

Она протянула ему руку.

— Как ново и оригинально с твоей стороны предлагать мне подписать договор о ненападении.

Ее детство прошло при дворе, а вся взрослая жизнь — в окружении дипломатов, но, несмотря на это, леди Мириам сохранила чувство юмора.

— Чем я могу помочь тебе в истории со Стюартами?

— Молись, чтобы этот самоуверенный принц передумал или чтобы отец запретил ему развязывать войну.

— А ты разговаривала с Иаковом?

— Да. Он на моей стороне, но я боюсь, что лорд Лоуэтт и Мюррей имеют слишком большое влияние на юного вояку-Стюарта.

— Что ты будешь делать?

— Поеду в горы и поговорю с Гордоном и другими вождями кланов. Если мне не удастся повлиять на них, отправлюсь во Францию и встречусь с королем Людовиком. Раньше он прислушивался к моему мнению. Попытаюсь убедить его, что не следует финансировать вторжение Стюартов. Это немыслимо.

— А королева Каролина в курсе?

— Я уверена, что она пока ничего не знает. Но якобиты плетут интриги в Италии. Не удивлюсь, если кто-нибудь сообщит эти новости ей или Уолполу.

— Ты заставишь Джона Гордона увидеть, что он неправ. Я полностью доверяю тебе, мама.

— Спасибо, Малькольм. Но скажу тебе по секрету, — ее деловой тон исчез, и Малькольм увидел в ней любящую мать, которая лечила его разбитые коленки и помогала стойко сносить разочарования. — Я устала тратить время на то, чтобы убеждать самоуверенных мужчин не делать самого худшего. Из-за самовлюбленных аристократов страдает народ.

57
{"b":"18224","o":1}