ЛитМир - Электронная Библиотека

Взглянув на список пассажиров, Малькольм кое-что придумал…

— А эта вдова, она прячет лицо под вуалью?

— Да, милорд. Порядочная дама, по всему видать. Горюет, бедняжка. Сказала мне всего два слова, да и те как-то странно.

Малькольм уже готовился осмотреть следующий корабль.

— Да?

— Я спросил, не хочет ли она, чтобы еду ей приносили в каюту. Она сказала: «Готова спорить». Ставлю все свои деньги на то, что она валлийка. У них такой же странный выговор. Радуясь своей находчивости и оговорке Иланны, Малькольм забрал свою невесту и доставил ее в Килдалтон.

— Ворота заперты, Элпин. Я повсюду расставил часовых. Тебе не удрать.

Она фальшиво улыбнулась:

— Увидишь.

Ее следующая выходка оказалась еще более хитроумной, и очередное путешествие в Тай-немут немало позабавило бы Малькольма, если бы не тот факт, что Элпин опять сбежала от него.

— Расскажите мне об этом прокаженном в маске и сестре милосердия, — попросил он помощника капитана баркентины, отправлявшейся в Кале.

— Они приехали в повозке, милорд. Ни несчастный больной, ни сопровождающая его монашка не сказали ни слова.

Монашка в Шотландии? Невероятно.

— Она носит монашеское облачение?

— Мне, правду сказать, ее наряд показался странным. Больше похоже на рясу монаха. Но она настоящая красотка. Представьте себе сестру милосердия с глазами, как фиолетовые драгоценные камни!

Через десять минут Малькольм вел Элпин по трапу и думал, что сейчас эти глаза больше напоминают два кинжала.

— Тебе не удастся ускользнуть, Элпин. Оставь эту затею.

Через два дня он во второй раз поймал ее в Уитли-Бэй. Желание шутить испарилось.

— Ты положила Иланну в гроб?

— Я бы с большим удовольствием увидела там тебя! — огрызнулась она.

— Мы говорим об Иланне.

— Идея принадлежала ей. Она заверила меня, что с ней все будет в порядке. Я собиралась выпустить ее, как только корабль отойдет от причала.

Последние усилия Малькольма сдержаться окончились неудачей. Он подхватил Элпин на руки и направился не к ее серому мерину, а к своему белому жеребцу. Он без всяких церемоний закинул ее в седло, а затем сел на коня сам.

— Отпусти меня, противная жаба!

Не обращая внимания на протесты Элпин, он хлопнул ладонью по ее спине и как следует пришпорил коня, оставив Саладина и остальных в доках. Мавр нервно выдергивал ятаганом гвозди из гроба, в котором лежала обожаемая им женщина.

— Если ты не дашь мне слезть с этого коня, — завизжала Элпин, — то очень сильно пожалеешь!

Он уже жалел. Жалел, что влюбился в эту женщину, и презирал себя за то, что не может отпустить ее.

— Малькольм, ради Бога, остановись! Я беременна!

Глава 19

У Малькольма потемнело перед глазами. Как свет у выхода из темной пещеры в мозгу светилось одно-единственное слово: «беременна». Он натянул повод и покачал головой.

Элпин беременна. Конь остановился. Его жена забеременела.

В его душе расцвела надежда. Безрадостная мгла исчезла. Он будет отцом. Наконец-то!

Элпин была девственницей, тут он не мог ошибиться. Его мачеха была права: он может зачать ребенка! Ура! Элпин родит ему дитя.

Он спешился и снял Элпин с седла.

— Жалкий щенок! — Элпин, словно защищая ребенка, прикрыла ладонями живот. — Если я потеряю этого ребенка, грех ляжет на тебя. О, Господи, ну почему бы тебе не отпустить меня?

— Куда?

— Обратно на Барбадос, где я и должна жить.

Ощущение реальности вернулось к нему вместе с холодом, пробравшим Малькольма до костей. Он понял, почему она так стремилась убежать. Внезапно Малькольм спросил:

— Кто же счастливый отец?

Элпин остолбенело следила за его шагами. Он швырял ее, словно мешок с овсом. Страх выкидыша заставил ее сообщить ему о своей беременности.

— Что ты сказал?

Морской ветер трепал его волосы. Он щурился, повернувшись к ветру лицом.

— Я поинтересовался именем человека, которого следует поздравить.

Он казался таким спокойным, что Элпин захотелось ударить это бесстрастное лицо.

— О чем ты говоришь? — воскликнула она. — Отец — ты.

— Я в этом сомневаюсь.

Уязвленная, Элпин подскочила к нему.

— Во всяком случае, это не непорочное зачатие!

Он окинул ее невидящим взглядом.

— Разумеется, нет. Так кто же он, Элпин? Рэбби или кто-то другой из ночных часовых? Значит, ты валялась на простынях вместо того, чтобы снимать их с постелей?

Ее ноги подкосились. Элпин повалилась наземь и лежала, глядя на голые колени Малькольма и подол его килта. Он и раньше ранил ее неискренними признаниями в любви, но эта последняя неслыханная жестокость поразила ее в самое сердце.

— Я знаю, что ты злишься на меня за очередной побег, но нельзя же из пустой гордости клеймить меня прелюбодейкой!

— Можно, и я это делаю.

К ним подъехали Саладин, Александр и остальные. Иланна после пребывания в деревянном ящике выглядела отвратительно.

Малькольм вскочил в седло и вцепился в повод. Конь встал на дыбы.

Элпин бросилась за ним.

— Подожди, Малькольм!

— Помоги ей сесть на лошадь, Александр! — крикнул он через плечо. — И возвращайтесь домой.

За ним взвихрилась пыль. Элпин была раздавлена жестокостью Малькольма и мечтала снова оказаться на корабле. Она окликнула Саладина, но внимание мавра было поглощено Иланной. Он не сводил с негритянки глаз.

— Как ты себя чувствуешь? — спрашивал он.

Иланна надула губы.

— Плохо, очень плохо. Лучше бы я ехала с тобой.

Он смерил ее взглядом.

— Лучше бы я отлупил тебя. Откровенно соблазнительным движением Иланна пробежала пальцами по своей шее и плечу.

— Ты испортил бы эту кожу, мусульманин? Помнишь, как она нравилась тебе? Ты говорил, что она как амброзия на вкус.

Его полный вожделения взгляд следил за ее рукой. Затем Саладин запрокинул голову и уставился на проплывавшее над ними облако. Наконец мавр произнес:

— Отвези их домой, Александр.

Он пришпорил коня и понесся вслед за Малькольмом.

Элпин с тоской посмотрела в сторону гавани.

— И не думай об этом, девочка, — предостерег Александр. — Капитан все равно не возьмет тебя обратно.

К тому времени, когда они добрались до Килдалтона, плачущая и кричащая Элпин успела наградить Малькольма всеми нелестными прозвищами, имевшимися в ее распоряжении. Кроме этого она составила новый план побега. Они с Иланной сядут на корабль в Тай-немуте, по реке Тайн доберутся до Саут-Шилдса и оттуда пустятся в путь. План был настолько прост, что Элпин поразилась, как она не додумалась до этого раньше. Она перехитрит своего вредного мужа.

Он ждал ее в спальне. Малькольм стоял возле книжного шкафа. Он едва скользнул по ней взглядом, но, заметив мелькнувшее в его глазах отвращение, Элпин чуть не расплакалась.

Готовясь защищаться, она убрала плащ в седельную сумку и ополоснула лицо. Комната казалась безжизненной. Казалось, что вовсе не здесь они с Малькольмом любили друг друга, смеялись, вспоминали о прошлом. Неужели они и в самом деле лежали рядом в постели и обсуждали уборку урожая и будущее братьев Фрэзеров.

Теперь Малькольм ненавидит ее. «Рай» по закону принадлежит ей. Она наконец-то может объяснить ему, зачем ей понадобилось вернуться на Барбадос.

— Ты можешь наконец сообщить мне имя твоего любовника.

Элпин судорожно вцепилась в полотенце. Ей больше не хотелось разговаривать с Малькольмом по душам.

— Ты можешь наконец отправляться к чертовой матери.

— Прекрати, Элпин. — Он достал с полки книгу и пристально посмотрел на корешок. В его больших ладонях том казался совсем маленьким. — Рано или поздно я это выясню.

— Хорошо. — Когда Малькольм поднял голову и внимательно взглянул на нее, Элпин добавила: — Я называю его сопливым щенком.

Он неохотно улыбнулся:

— Учитывая, какую изобретательность ты недавно продемонстрировала, я ожидал услышать нечто более оригинальное. Не бойся, что я причиню ему зло.

62
{"b":"18224","o":1}