ЛитМир - Электронная Библиотека

И все же... Пиппа снова вздохнула. И все же чего-то между ними не хватает. И она прекрасно знает чего – самого главного. Она всегда была честна с Томом, с самого начала объяснила ему, что чувствует и чего не чувствует. Том ей очень нравится, это правда, но она его не любит; а брак без любви ее страшит.

На это Том мягко отвечал, что все понимает. Когда они станут мужем и женой, говорил он, когда их жизни сольются в одно целое, Пиппа постепенно полюбит его.

Она от всей души надеялась, – что так и будет.

Том прибавил скорость. Автомобиль уже подъезжал к коттеджу Пиппы. На большой скорости они огибали крутой поворот, как вдруг из-за угла, ослепив их фарами, вылетела навстречу другая машина.

Пиппа ахнула и подскочила на сиденье, заслышав тошнотворный визг шин. Том ударил по тормозам и отчаянно вывернул руль в попытке избежать столкновения – но было поздно. Машины столкнулись; Пиппу бросило вперед. Если б не ремень безопасности и воздушная подушка, она вылетела бы через лобовое стекло.

Несколько секунд она не могла ни шевельнуться, ни крикнуть – не могла даже взять в толк, что произошло. Затем, опомнившись, принялась лихорадочно выбираться из воздушной подушки, смягчившей удар. Том уже расстегнул ремень безопасности и теперь открывал дверь.

– Как ты? – спросила она дрожащим голосом.

– Кажется, нормально. Не двигайся, – пробормотал он.

Второй автомобиль – красная спортивная машина – стоял поперек дороги, уткнувшись передними фарами в изгородь.

«Что, если тот водитель погиб?» – в ужасе думала Пиппа, глядя, как Том нетвердыми шагами направляется к той машине. Однако в следующий миг дверца другого автомобиля распахнулась, и вышел водитель – высокий широкоплечий мужчина, строгий вечерний костюм которого сейчас выглядел на редкость неуместно.

Приглядевшись к нему, Пиппа расширила глаза. Сердце ее отчаянно забилось, по жилам вдруг пробежал ледяной холод.

Мужчины остановились.

– Вы не ранены? – спросил Том.

Голос другого водителя прозвучал холодно и резко:

– Отделался синяками и царапинами. Какого черта вы неслись на такой скорости?

– А вы, почему не смотрели, куда едете? – возразил Том.

– Как я мог вас увидеть? Вы вылетели из-за угла на скорости семьдесят миль в час! Мы неизбежно должны были столкнуться – по вашей вине!

И это была чистая правда. У поворота Тому следовало снизить скорость. Обычно он так и делал, однако сейчас стремился скорее попасть домой и, очевидно, не предполагал, что в столь поздний час здесь можно встретить еще один автомобиль. И в результате – авария, только по счастливой случайности не закончившаяся смертью для всех троих.

Том не стал спорить – другой водитель был прав.

– Ваша машина сильно пострадала? – спросил он, покосившись на красный спортивный автомобиль.

Мужчины стояли спиной к Пиппе. Девушка сжалась на сиденье, мечтая провалиться сквозь землю.

Том подошел к чужой машине ближе, склонился над бампером, влажно блестящим в призрачном лунном свете.

– М-да... боюсь, царапин хватает.

– Вот именно, – раздраженно ответил водитель. – Машина новая, покрасить ее заново будет стоить мне целого состояния. А как ваш автомобиль? Не поврежден?

Он был высок ростом – не меньше шести футов; стройный, широкоплечий, длинноногий. Когда он повернулся в профиль, Пиппа разглядела орлиный нос, властный чувственный рот, изогнутый в сардонической усмешке, глаза, полуприкрытые тяжелыми веками, вьющиеся темные волосы.

– О, да у вас пассажирка, – протянул он, бросив взгляд на машину Тома. – Что ж, надеюсь, ваша спутница скажет правду, если дело дойдет до суда.

– Разумеется, – сердито ответил Том. – Да, признаю, я превысил скорость, но я ехал по главной дороге, вам следовало остановиться и пропустить меня. Вам нет нужды обращаться ни в полицию, ни в суд: я готов оплатить ваши счета. Если же дело дойдет до суда, будьте уверены: моя невеста скажет правду, заставлять ее лгать я не собираюсь.

Водитель спортивного автомобиля коротко рассмеялся, дав понять, что этому не верит.

Пиппа чувствовала: Том на пределе. Он уже сжал руки в кулаки, но усилием воли заставил свой голос звучать ровно:

– Предлагаю обменяться координатами наших страховых компаний. Кстати, я работаю на компанию, в которой застрахован, так что о выплатах можете не беспокоиться. – Он резко развернулся и зашагал к автомобилю, бросив на ходу: – Возьму документы.

Пострадавший скрылся в своей машине, вынырнул с пачкой бумаг в руке и направился к Тому. Пиппа отвернулась, спрятав лицо в воротник черной вельветовой куртки.

Тот человек остановился рядом. Пиппа почувствовала на себе его взгляд и крепко зажмурилась, моля, чтобы в темноте он не разглядел ее лица.

– Ваша спутница не ранена? – спросил он у Тома, который рылся в бардачке в поисках документов.

– Что? – Том обернулся к Пиппе. – Пиппа, как ты?

– Просто устала, – сдавленно пробормотала она, не открывая глаз и не поворачивая головы.

Тот человек не сводил с нее пронзительно-серых глаз. Пиппа это чувствовала, и сердце се стучало как метроном.

– Милая, скоро будем дома, – прошептал Том, ласково откидывая с ее лба густую каштановую прядь.

Том протянул тому человеку документы. Облокотившись на капот, мужчины записали имена и координаты друг друга. Пиппа наблюдала за ними из-под ресниц, прислушивалась к глубокому чувственному баритону другого водителя, отчаянно надеясь, что он не заговорит с ней и не спросит се имени.

Да что ж они так копаются? Скорее, Том, скорее! Отделайся от него и отвези меня домой! Вези куда хочешь– только подальше от этой безжалостной судьбы, которая гонится за мной по пятам...

Но Том не спешил. Медовым голосом профессионального страховщика, хорошо известным Пиппе, он уговаривал незнакомца уладить дело миром. Том и Пиппа работали в крупной лондонской страховой компании; Том был начальником отдела и славился своим тактом, выдержкой и дипломатическими способностями. Вот и сейчас он использовал все свое обаяние, чтобы склонить незнакомца к желательному для себя решению.

Хватит, Том! Ради бога, едем домой!

Наконец двое пожали друг другу руки – типичный жест английских джентльменов, пришедших к согласию.

– Доброй ночи, мистер Хардинг. Если возникнут какие-то проблемы, звоните.

Тот что-то пробормотал в ответ и бросил взгляд в сторону машины Тома. Пиппа застыла в ужасе, но в следующий миг водитель зашагал прочь, и Пиппа с облегчением перевела дух.

Том со вздохом уселся за руль.

– Не повезло. Я сам виноват – в самом деле, слишком быстро ехал. – Он завел мотор, настороженно прислушался к его звуку. – Будем надеяться, что его автомобиль не очень пострадал.

– Ты что-нибудь разглядел?

– Одно крыло у него помято, но это легко починить. У меня пострадала передняя дверь. Что ж, могло быть и хуже.

– Мы могли погибнуть, – проговорила Пиппа, не сводя глаз с удаляющегося мужчины, чьи густые темные волосы ерошил ветер.

Да, им повезло. Все могло бы обернуться гораздо страшнее. Волнение сменилось опустошенностью; Пиппу охватили слабость и головокружение. Больше всего ей хотелось сейчас остаться одной дома, подумать о случившемся, осознать, какой опасности она чудом избежала.

Несколько минут спустя Том припарковался у коттеджа и поцеловал ее.

– Доброй ночи, милая. Забудь об этом неприятном инциденте и отдыхай спокойно. – Нахмурившись, он вгляделся ей в лицо. – Что-то ты притихла. Ты на меня не сердишься?

– Что ты, конечно, нет. Просто очень устала.

– Да еще и переволновалась, – добавил он. – Спокойной ночи, милая. До понедельника.

Пиппа вышла из машины, помахала Тому рукой и вошла в дом. Едва она включила свет, как пушистый меховой клубок пронесся мимо нее на кухню.

– Ах ты обжора! – проворчала Пиппа, идя за котом. – Я, между прочим, с ног валюсь. Думаешь, мне сейчас хочется возиться с твоим ужином?

2
{"b":"18225","o":1}