ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дневник «Эпик Фейл». Куда это годится?!
17 потерянных
Дети мои
Программа восстановления иммунной системы. Практический курс лечения аутоиммунных заболеваний в четыре этапа
Бессмертники
Бумажная принцесса
Струны волшебства. Книга первая. Страшные сказки закрытого королевства
#Имя для Лис
11 врагов руководителя: Модели поведения, способные разрушить карьеру и бизнес

Скоро книга выпала из ее рук, и усталая Пиппа заснула глубоким сном без сновидений.

Проснувшись как от толчка, она увидела, что Рэндал сидит рядом и нежно гладит ее по щеке.

– Привет, – сонно пробормотала она, отстраняя его руку. – Алекс объяснил, почему я ушла? Джонни приснился кошмар, но теперь он снова спокойно спит.

– Знаю. Я только что к нему заглядывал. Спит, как младенец. Спасибо, что позаботилась о нем.

– Не за что. – Под его проницательным взглядом Пиппа вдруг остро ощутила, что ноги у нее голые, рубашка полупрозрачная и шелк плотно облегает грудь. – Что ж, теперь, когда ты здесь, я могу идти спать.

Она хотела соскользнуть с кушетки, но Рэндал преградил ей путь.

– Не надо, Рэндал! – простонала Пиппа, когда он склонил голову.

Ее мольбы были тщетны: в следующий миг жадные губы Рэндала прильнули к ее губам. Пиппа не могла сопротивляться соблазну его поцелуя: словно завороженная, она прижалась к нему, позволяя его рукам скользить по своему полуобнаженному телу, нырять в вырез рубашки, прикасаться к груди, к бедрам, делать с ней... о, делать с ней все, что он захочет!

Слишком хорошо она знала, что случится, если его не остановить. Знала – и все же не могла шевельнуться, не могла издать ни звука. Все существо ее содрогалось от страстного желания принять его страсть, вновь ощутить его внутри себя, вновь позволить ему возвести ее на вершину наслаждения.

Спасла ее случайность: Джонни в соседней комнате заворочался и слабо застонал во сне. Рэндал мгновенно остановился, повернув голову в сторону спальни.

– Иди взгляни, все ли с ним в порядке, – прошептала Пиппа и, прежде чем Рэндал успел ее остановить, выскользнула из его объятий и бросилась к себе в спальню.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

На следующее утро, за завтраком, они снова увидели Ренату и Алекса – те зашли в ресторан, чтобы попрощаться. На Алексе были обычные джинсы и желтый свитер; Рената разоделась словно для торжественного банкета – в облегающее небесно-голубое платье с низким вырезом и очень открытой спиной. Посетители, оторвавшись от своих завтраков, недоуменными взглядами провожали это прелестное видение.

Джонни покраснел, и Пиппа догадалась, что ему неловко за мать. Несмотря на юный возраст, он чувствовал, что Рената ведет себя не так, как пристало зрелой женщине и матери.

Рэндал недоуменно поднял брови, однако разговаривал с бывшей женой отменно вежливо.

– Счастливого вам пути, а в следующий раз, когда захочешь навестить Джонни, пожалуйста, извести меня заранее. – Он протянул руку Алексу. – Рад был с вами познакомиться, Алекс. Непременно как-нибудь свожу Джонни на вашу игру.

– Буду ждать, – ответил Алекс, пожимая ему руку.

– Я тоже! – с энтузиазмом отозвался Джонни, и все невольно улыбнулись.

Алекс пожал руку и Пиппе: та, в отличие от Ренаты, была одета очень просто – в темно-зеленый свитер и коричневую юбку.

– Рад был познакомиться с вами, Пиппа. Надеюсь, мы еще увидимся.

– Мне тоже было очень приятно, Алекс, – улыбнулась она.

Рената недовольно покосилась на часы.

– Пойдем же, Алекс, мы опаздываем! – проговорила она, явно не желая утруждать себя вежливостью.

Алекс со вздохом повиновался. Люди в ресторане проводили пару любопытными взглядами; послышались шепотки – должно быть, многие узнали в Алексе знаменитого чемпиона.

Пиппу поразило, что Рената ни слова не сказала Джонни, не говоря уж о том, чтобы поцеловать его на прощание. Как можно не замечать собственного сына?! Она встретилась взглядом с Рэндалом, и тот молча покачал головой. Он тоже заметил, что Рената не попрощалась с Джонни.

Вздохнув, Рэндал вернулся к своим фруктам и круассанам. Джонни заказал себе полный английский завтрак – как в школе, сказал он. Пиппу подташнивало от одного вида еды, однако она заставила себя съесть несколько ломтиков поджаренного хлеба и йогурт.

– Сегодня с утра я предполагал прогуляться в окрестностях отеля, – заговорил Рэндал. – Но, возможно, ты, Пиппа, хочешь пройтись по магазинам? Недалеко отсюда сеть большой центр распродаж со скидками.

– Я лучше прогуляюсь с вами, – покачала головой Пиппа.

– Можем поиграть в гольф! – с сияющей улыбкой обратился к ней Джонни. – Тут возле отеля классная площадка для гольфа!

– Почему бы и нет? Я, правда, никогда не играла, но не откажусь попробовать.

– Ты быстро научишься, – покровительственно заверил ее Джонни. – Я тебя научу. Алекс говорит, что я прекрасно играю – для своего возраста.

Погода стояла отличная – прохладная, но солнечная и ясная. После прогулки Рэндал, Пиппа и Джонни сыграли несколько партий в гольф: Джонни простодушно наслаждался игрой, Рэндал же был рассеян, словно думал о чем-то другом.

Джонни выиграл, и в качестве приза Пиппа купила ему мороженое. Ел он его уже в номере, перед телевизором, где шли его любимые мультики.

Пиппа и Рэндал остались в гостиной: она села в кресло, он присел рядом, на кушетку.

– Я поговорил со служащими на ипподроме, – начал Рэндал. – Они выдают шлемы и сапоги напрокат. Правда, брюк для верховой езды в прокате нет, но они сказали, что можно надеть и обычные джинсы. У тебя ведь есть с собой джинсы?

– Да, но, честно говоря, я предпочла бы остаться в номере. Во-первых, вам с Джонни нужно пообщаться наедине, а во-вторых, я не особенно люблю лошадей. Лучше отдохну, как следует: неделя у меня выдалась нелегкая.

Он задумчиво кивнул.

– В самом деле, тебе пришлось тяжело. Но теперь испытания позади, и ты можешь признаться самой себе, что все обернулось к лучшему. Тебе нельзя было выходить замуж за Тома: может быть, он и порядочный человек, но ужасно скучный, и к тому же ты его не любила.

– Хватит! – понизив голос, чтобы не услышал Джонни в соседней комнате, отрезала Пиппа. – Ты не знаешь, о чем говоришь!

– Я знаю, что любишь ты меня, – спокойно ответил он.

И у Пиппы перехватило дыхание. Она выпрямилась. Краска выступила у нее на щеках, но тут же сменилась смертельной бледностью.

– Ничего подобного ты не знаешь, – отчеканила она, – и знать не можешь! Меня поражает твоя самоуверенность! С чего ты взял, что я в тебя влюбилась? Знаешь ли, я еще не совсем потеряла рассудок!

Вместо ответа он сжал ее лицо в ладонях и впился в губы страстным поцелуем. Пиппа не могла ему сопротивляться, а мгновение спустя уже и не хотела: губы ее, дрогнув, приоткрылись навстречу его губам, руки обвили его шею.

– А теперь скажи правду, Пиппа, – прошептал он, не отрываясь от ее губ. – Скажи, что любишь меня. Брось, наконец, лгать мне и самой себе. Я люблю тебя – это ты знаешь. Вчера я узнал, что и ты меня любишь: ты никогда не отдалась бы мне, если б не любила. Так скажи правду! Мне нужно это услышать!

Одинокая слеза скатилась из-под ее прикрытых век. Пиппа уперлась Рэндалу в грудь, пытаясь оттолкнуть его от себя.

– Тебе нужно! Это все, о чем ты думаешь! А как насчет того, что нужно мне?

– Что же тебе нужно?

– Время, – простонала она. – Время, чтобы подумать и разобраться в себе. Я уже ничего не понимаю. Всего неделю назад я готовилась выйти замуж за Тома – а теперь я здесь, с тобой. Вся моя жизнь полетела вверх тормашками, я уже не понимаю, кто я и где я. А ты не оставляешь меня в покое, преследуешь, давишь, заставляешь делать то, что тебе нужно! Оставь меня в покое, Рэндал. Дай мне разобраться в себе, понять, что же я чувствую на самом деле!

Несколько секунд Рэндал молча вглядывался в ее лицо, затем легко поцеловал в нос и отпустил.

– Ладно, поговорим об этом позже. Но ведь Джонни тебе понравился, правда? Я видел вас вместе и заметил, что вы хорошо поладили. Помню, ты говорила, что хочешь быть для своего будущего мужа на первом месте, – но так ты говорила, когда еще не знала Джонни. А теперь, познакомившись с ним, ты думаешь так же?

Пиппа задумчиво закусила губу.

– Не знаю. Нет... думаю, теперь уже нет. Сегодня, когда я видела его с матерью, у меня сердце разрывалось от жалости. Бедный мальчик, думала я, бедный ребенок, лишенный материнской любви. Такой же несчастной была когда-то и я. Но ему еще хуже, ведь он знает свою мать, а она так равнодушна к нему. Я в детстве страдала от одиночества, но никто не отталкивал меня с таким пренебрежением, как Рената отталкивает Джонни!

28
{"b":"18225","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Темные воды
Побег без права пересдачи
Мир вашему дурдому!
Ложь
День, когда я начала жить
Синдром зверя
Что мешает нам жить до 100 лет? Беседы о долголетии
World Of Warcraft. Traveler: Путешественник
Энциклопедия пыток и казней