ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я понимаю, что Марк имеет в виду, — сказала Санча, идя следом за Зои. — Я бы тоже не хотела, чтобы другие женщины смотрели на него.

— Ревность — это ребячество, — ответила Зои, садясь в автомобиль.

— О, конечно, ты бы не стала ревновать, если бы увидела своего парня с кем-нибудь еще!

— Нет, я бы просто бросила его, и все.

— Ты всегда так делаешь!

— Если вы сейчас же не прекратите препираться, вы испортите себе праздник, — садясь за руль, заметил Марк.

Через некоторое время они въехали в ворота, за которыми виднелись очертания громадного здания с множеством светящихся окон.

— Это его дом? — Санча задохнулась от удивления. — Такой огромный.

— Ну, не такой уж он и большой, — улыбнулся Марк. — Всего шесть спален. Санча завистливо вздохнула:

— Хотела бы я жить в таком доме!

— И я тоже, — сухо отозвался Марк. — Но, боюсь, для этого тебе придется развестись со мной и выйти замуж за Коннела.

— Я подумаю насчет этого, — хихикнула Санча. — Чтобы содержать такой дом, нужно быть очень богатым.

— Очень, — отозвался Марк. — А ты что молчишь, Зои? Не ожидала увидеть такое?

— Я думаю, сколько хлопот с таким домом, — холодно отозвалась Зои. — Чтобы поддерживать в нем порядок, нужна уйма времени!

— У Коннела есть экономка, несколько горничных и садовник. Сад очень красивый, я не говорил тебе?

Дом был действительно великолепен: изящный, с красной черепичной крышей и колоннадой при входе.

Но Зои презрительно сказала:

— Его жене придется тратить кучу времени на то, чтобы управляться с прислугой! Марк иронически поднял брови:

— Стараешься скрыть восторг, а, Зои? Ответить она не успела, потому что в эту самую минуту Марк остановился возле дюжины других автомобилей.

Судя по количеству машин на стоянке, это был очень большой прием.

— Волнуешься? — спросила Санча, когда они подходили к дому.

— В смысле?

— Ну, по поводу того, что снова увидишь Коннела?

— Конечно, нет! — Зои раздраженно фыркнула, но в глубине души она знала, что ее сестра близка к истине.

Марк догнал их уже в белокаменном портике у входной двери. Вечер выдался теплый, но все же Зои дрожала в своем бархатном плаще. Один взгляд на это архитектурное чудо сильно изменил ее отношение к Коннелу.

Она думала о нем, как о тех людях, с которыми работала, людях, с которыми можно поговорить, которым можно довериться.

Он готовил ей еду, убирал кухню, стирал одежду, заботился о ней, а у него, оказывается, громадный дом и целый штат прислуги! У самого Коннела не было никакой необходимости готовить себе и убираться. Он живет в совершенно другом мире. У них нет ничего общего, мрачно размышляла Зои.

Седая, средних лет женщина в опрятном черном платье открыла им дверь и, улыбаясь, пригласила в холл, отделанный мореным дубом, взяла у них верхнюю одежду и проводила в красиво обставленную комнату, заполненную людьми. Зои никого из них не знала.

Девушка, тоже в черном, подошла к ним с подносом и предложила разнообразные напитки. Зои взяла коктейль, Санча последовала ее примеру. Они стояли рядом, оглядываясь вокруг.

Комната была оформлена в классическом стиле.

Бледно-голубые стены, на расписном потолке среди цветов резвятся херувимы. С потолка спускалась громадная люстра венецианского стекла. Вдоль стен располагались диваны, обитые темно-синим бархатом, и стулья. Сквозь громадные, от пола до потолка, окна с прозрачными белыми шторами виднелся прекрасно ухоженный сад.

— Как тебе обстановка? — шепотом спросила Санча.

Зои только пожала плечами.

— Вполне традиционно. Я ожидала чего-то подобного.

— Но здесь все так красиво! — Санча задумалась. — Марк говорил, что Коннел сам подбирал все детали интерьера, когда дом ремонтировали.

— А теперь представь здесь Флору, — поддразнила ее Зои, — со всеми ее игрушками и размазанным по комнате завтраком.

Санча рассмеялась было, потягивая коктейль, но тут же закашлялась. Зои похлопала ее по спине и собралась что-то сказать, но запнулась: по комнате шел Коннел.

Проследив за взглядом сестры, Санча тихонько спросила:

— Ну, разве он не великолепен?

Зои не ответила, но в душе согласилась с сестрой. Элегантный темный шерстяной костюм подчеркивал его спортивную фигуру, свежая белая рубашка казалась ослепительной, темно-красный шелковый галстук очень подходил к костюму. Да. Он выглядел великолепно.

Зои вспомнила его зловещий, потрепанный вид в ночь их первой встречи и невольно улыбнулась.

Теперь трудно представить, что это один и тот же человек.

Потом она перевела взгляд на женщину рядом с ним. На ее лице, обращенном к Коннелу, жила улыбка, которая предназначалась только ему.

— Кто это? — спросила Зои сестру.

— Не имею ни малейшего понятия. А она довольно симпатичная.

Симпатичная? Не то слово. Настоящая красавица, на которой останавливались восхищенные взгляды мужчин. Стройная, с гладкой, чистой кожей, покрытой золотистым загаром, одетая в белый греческий хитон, складками спадавший к се ногам. Ее светлые волосы были туго стянуты на затылке и локонами спускались на открытую шею и грудь.

— Интересно, кто она? — подумала Санча вслух.

— Возможно, работает с ним? — Зои показалось, что эта женщина и Коннел хорошо знают друг друга. Возможно, они любовники. Или были ими.

Было что-то интимное в том, как она смотрела на Коннела. Вряд ли они просто знакомые.

Коннел никогда не говорил о своих связях с женщинами. Может быть, поэтому, а может быть, потому, что он уезжал на целый год в горы, она решила, что у него никого нет. А может быть, потому, что ей очень хотелось, чтобы не было?

— Это Бьянка Грин, — сказал Марк, присоединяясь к ним. Похоже, он подслушал их разговор. — Она дизайнер. Этот дом тоже отделывала она. У тебя появилась соперница, Зои.

Она презрительно откликнулась:

— Я никогда не соперничаю ни с кем из-за мужчин! К тому же, меня не интересует Коннел Хиллиер.

— Да? А мне показалось, ты ревнуешь…

— Ни капельки.

— Уверена?

— Абсолютно!

— Это хорошо, потому что Бьянка положила глаз на Коннела. Она умна и честолюбива, но в ее бизнесе нелегко делать деньги. Ей нужен спонсор. К тому же, Коннел нравится ей, это видно.

Да, Зои это тоже было видно. Она сразу возненавидела эту блондинку с красивыми резкими чертами лица. Но она не хотела дать повода Марку и дальше дразнить ее, поэтому отвернулась и сразу приметила Хэла Таксфорда. На нем был ярко-красный бархатный жилет, накрахмаленная рубашка и черные атласные брюки. Почему-то это выглядело ужасно старомодно.

Он болтал с совсем молоденькой девушкой лет девятнадцати, одной из его поклонниц. Зои передернуло.

— Извините меня, я пойду к Хэлу. Надо поговорить о работе.

Она с облегчением повернулась спиной к Коннелу, флиртующему с белокурой гарпией.

Увидев Зои, Хэл попытался сделать вид, что не замечает ее. Он не ждал от нее ничего, кроме неприятностей. Но когда она подошла так близко, что сомнений в ее намерениях уже не оставалось, он с видимым усилием повернулся к ней и сказал:

— О, привет, Зои!

Она ослепительно улыбнулась, и Хэл вздрогнул.

Он не привык к таким улыбкам и приготовился к худшему.

— Жаль, что прерываю вас, Хэл, но нам надо поговорить о работе. — Она так же ослепительно улыбнулась девушке, которая явно ненавидела ее в этот момент. — Вы не возражаете, если мы отойдем на пару минут?

— Это Зои. Она режиссер моего следующего фильма, — сказал Хэл небрежным тоном, будто был звездой первой величины. — Зои, это Черри Льюин, будущая актриса.

— О, будущая актриса? И где же вы учитесь? Девушка сказала.

— Замечательно. Обязательно предложу вам пробы, когда вы окончите ваше училище. Люблю находить молодые таланты. — Зои пыталась быть любезной, хотя отлично понимала, что из Черри никогда не получится хорошей актрисы. Слишком она вялая, Взяв Хэла под руку, Зои предложила:

22
{"b":"18227","o":1}