ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Внезапно луч яркого света ударил прямо в ее закрытые веки, и послышался оглушительный гудок. Чей-то автомобиль промчался, чуть не задев Зои и Коннела, пассажиры что-то крикнули им. К счастью, Зои не расслышала.

Коннел оторвался от ее губ и, шатаясь, как пьяный, направился к своей машине. Зои чувствовала, что он так же возбужден, как она.

Коннел посадил ее на переднее сиденье, потом обошел кругом и сел рядом.

— Пристегнись, — хрипло сказал он.

Она попыталась, но пальцы ее не слушались. Коннел наклонился, чтобы помочь ей, и, как всегда, когда он приближался к ней, ей стало трудно дышать. Коннел заглянул ей в глаза, но Зои смотрела только на его губы…

Коннел тяжело дышал. Ей показалось, что он хочет поцеловать ее снова, и она закрыла глаза, чуть приоткрыв губы, словно приглашая его…

Он застонал:

— Не сейчас. Не здесь. — Отодвинулся от нее, включил мотор.

Дрожь охватила ее. В панике Зои вскрикнула:

— Не так быстро!

— Не волнуйся, мы не разобьемся. Ты боишься еще одной аварии?

Она знала, что ее состояние не имеет ни малейшего отношения к аварии. Может, он тоже знал это? Знал, что происходит с ней, когда он рядом?

— Да, наверно.

— Постепенно это пройдет. Ты уже купила новую машину?

— Нет. Все было некогда. И я еще не решила, какую машину хочу.

— Не спортивный автомобиль? — улыбнулся Коннел.

— Нет. Мне нужна машина побольше, чтобы подвозить коллег или оборудование, которое требуется по работе.

— А как насчет возмещения убытков?

— Я пока не получала никаких известий. Я отправила им свой иск. Они прислали кучу документов для заполнения. С тех пор — тишина.

— Если понадобится свидетель, назови меня.

— Я это уже сделала.

Он взглянул на нее и улыбнулся.

— А ты быстрая!

Его губы медленно сложились в самую очаровательную, лукавую улыбку. Желание захлестнуло Зои.

Он как будто почувствовал ее состояние и затих, глядя прямо перед собой. Она тоже старалась смотреть вперед, лишь время от времени бросая украдкой взгляд на его четкий профиль, висок, глубоко посаженные глаза, прямой нос, резко очерченный рот… красивый, чувственный рот… «О боже, — подумала она, — я никогда еще так не хотела мужчину. Я отдала бы все что угодно, сделала бы все что угодно, лишь бы лечь с ним в постель хоть на час!»

Ее тело горело. Она с трудом подавила истерический смешок.

Во рту было сухо. Проведя кончиком языка по воспаленным губам, Зои вновь почувствовала вкус губ Коннела.

Если бы только можно было перестать думать о нем! Но воображение против воли рисовало ей самые эротические образы.

Она плохо понимала, где она и что с ней. Только когда машина резко остановилась, Зои очнулась и удивленно посмотрела на свой собственный дом.

— Мы уже… приехали?

— Да. — Голос у него был таким же хриплым, как и у нее. Выйдя из машины, он открыл перед Зои дверцу. — Ключ достала?

— Ага. — Она немного повозилась в сумочке. — Вот.

Коннел взял ключ и пошел отпирать, не дожидаясь, пока Зои выйдет из автомобиля.

«Только не впускай его в дом!» — предупреждал ее внутренний голос. Зои понимала, что неминуемо последует за этим, но сегодня вечером ее разум был не в состоянии справиться с телом.

Когда она подходила к двери, в коттедже зажегся свет. Коннел, не дожидаясь приглашения, вошел, оставив дверь открытой. Зои в нерешительности остановилась на пороге.

Она могла бы сказать ему, что очень устала. Но это было бы не правдой. Она была бодра, как никогда.

Могла бы сказать, что у нее болит голова. Но и это не было правдой. Могла бы, наконец, просто сослаться на то, что на следующий день ей надо очень рано вставать. Это-то, разумеется, вполне справедливо…

Но не поэтому она не хотела впускать его в дом.

— Входи же, — нетерпеливо позвал Коннел. Иди же ко мне в паутину, сказал паук мухе. Да, пожалуй, ни одна муха на свете еще не жаждала так отчаянно своей гибели! Все же Зои честно постаралась сладить с собой, не поддаться наплыву каких-то нелепых чувств.

— Нет, я не могу, Коннел. Я не буду спать с тобой.

Казалось, он вовсе не удивился, но, не говоря ни слова, подхватил ее на руки, ногой захлопнул дверь и понес Зои наверх.

И это было единственное, чего она жаждала. Она умирала от желания лечь с ним в постель. Но это чистейшее безумие! Она должна остановить его. Как он посмел просто пропустить ее слова мимо ушей, словно она кукла, а не человек?

— Я буду сопротивляться!

— Я не стану заставлять тебя, Зои! — Его глубокий голос дрожал от напряжения.

И она дрожала тоже. — Ты не совратишь меня!

Они были уже в спальне, и Коннел наклонился над ней.

— Зои… Зои… я безумно хочу тебя.

— Ты меня не получишь! — Она наивно надеялась, что это прозвучит настойчиво и уверенно. Напрасно! Она чувствовала, что уступает ему. А новый поцелуй словно ударил ее электрическим током.

Его губы требовательно, медленно, мягко проникли за низкий вырез ее платья… опустились ниже… коснулись груди. Она почувствовала, как Коннел опускает ее на кровать, снимает с ее ног туфли. Потом, на миг отпустив ее, он сорвал свой элегантный жилет… и швырнул на пол.

Зои отчаянно попробовала сопротивляться снова и тут же встретила его губы. Требовательные, ласковые, успокаивающие, страстные… Они лишили ее способности соображать, заставили начисто забыть о сопротивлении.

Изогнувшись, она целовала его, судорожно расстегивая пуговицы на его рубашке, горя желанием коснуться его кожи, ощутить его прекрасное мужественное тело.

— Да… О!.. Да! — стонал Коннел, его руки гладили и ласкали ей бедра. Он выскользнул из рубашки… Минутой позже на пол полетело ее платье. — Я не мог отвести от тебя глаз весь вечер, — шептал Коннел, целуя ее груди, расстегивая лифчик… Опустившись чуточку ниже, он коснулся губами ее живота, снимая кружевные трусики.

Она потянула его за волосы.

— Не торопись! — Ее голос дрожал, в нем смешались желание, неуверенность, страх.

— Иначе я сойду с ума! — Коннел стянул с себя брюки и плавки. Теперь они оба были обнажены. Секунду или две они смотрели друг на друга. Зои видела его широкие плечи и грудь, тонкую талию, сильные бедра и то, что было между ними.

Она закрыла глаза и, сжигаемая желанием, упала на подушки.

Тяжело дыша, Коннел лег сверху, раздвинул ей ноги, а его руки, лаская, слегка приподняли ее, и они слились в единое целое.

Зои дрожала, словно девственница. В каком-то смысле Коннел и был ее первым. Первым, кого она полюбила, первым, кого она так страстно хотела. Внезапно она поняла, что секс не просто преходящее удовольствие, но глубокая потребность, удовлетворить которую может только он. И никто другой.

Зои приняла его в себя с долгим, протяжным стоном. Это было чудо! Они были просто созданы друг для друга. И вот, наконец, встретились.

Их тела страстно извивались, сплетаясь друг с другом. Она обнимала его руками и ногами, он с силой двигался внутри нее, проникая все глубже и глубже. Зои была не в силах сдержать крик возбуждения и восторга.

Наконец Коннел упал на нее, тяжело переводя дыхание.

В темной спальне только мерцающий луч лунного света скользил по ковру.

Ее кожа была влажной от пота, сердце громко стучало.

Коннел медленно поднялся, укрыл Зои пуховым одеялом и, слегка повернув ее так, чтобы она оказалась к нему спиной, улегся рядом и обнял ее. Его дыхание слегка шевелило ее рыжие волосы.

— Ты этого хотела? — прошептал он ей в затылок.

— Что? — сонно переспросила она, согревшись и разомлев в его объятиях.

— Неважно! Спи. И Зои заснула…

Глава 10

Проснувшись, Зои несколько удивилась. Будильник не звонил. В комнате темно. На часах — одиннадцать. Что ее разбудило?

Она собралась снова заснуть, как вдруг услышала шум отъезжавшей машины. Что бы это могло быть?

И тут она все вспомнила. Память метнулась назад, услужливо высвечивая одну картину за другой: она на приеме у Коннела — она в его машине — она с ним в постели.

25
{"b":"18227","o":1}