ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он выпрямился и повернулся к ней, держа в руках пару темных носков. Эти носки Зои надевала зимой или осенью, когда приходилось ездить на работу в холодную сырую погоду.

— Какого они размера? Впрочем, неважно, они эластичные, так что налезут на мою ногу.

Он уселся на кровать и, закинув ногу на ногу, принялся натягивать носки. Зои поспешно отвернулась. Через минуту Хиллиер встал со словами:

— Вот так-то лучше, а то у меня совершенно замерзли ноги. Надеюсь, у вас в доме найдется какая-нибудь еда. Я умираю с голоду. Пойдемте вниз.

От подобной бесцеремонности Зои лишилась дара речи, а это случалось с ней крайне редко. Она была готова возненавидеть нахала.

— Слушайте, оставьте меня в покое! — наконец выпалила Зои.

Не обращая внимания на ее возмущение, он прошел в ванную и вынес оттуда свою мокрую одежду, сложенную аккуратной стопочкой. Потом извлек ключ из кармана брюк и отпер дверь спальни.

Не глядя, идет ли она за ним, он двинулся вниз по лестнице. Обнаружив, что Хиллиер оставил ключ в замке, Зои захлопнула дверь, готовая запереться в спальне, пока этот тип не уберется из ее дома. Но не оставлять же незнакомца хозяйничать в кухне без присмотра. Еще, чего доброго, стащит что-нибудь.

Кипя от возмущения, она спустилась вниз, ломая голову, как ей избавиться от этого типа. Если бы только ее мобильник был заряжен!

Возможно, пока он ест, она сможет добраться до телефона, включить его в розетку и позвонить в полицию? Если только он не догадается об этом и не прикончит ее прежде, чем прибудет полиция.

«О, будет тебе придумывать, — тут же сказала она себе, — он не похож на убийцу. Если бы пришлось подбирать актера на эту роль, я бы никогда не взяла его. Головорез? Гангстер? Возможно!» Он был из тех, кого следовало остерегаться. Зои почувствовала это в ту самую минуту, когда на дороге под проливным дождем он заглянул в ее машину. Было что-то опасное в его глазах, какая-то удивительно мощная внутренняя сила.

Когда хозяйка вошла в кухню, гость уже загрузил свою одежду в стиральную машину. Взглянув через плечо на Зои, он небрежно спросил:

— Где у вас стиральный порошок?

«Я сама», — чуть было не сказала Зои, но вовремя спохватилась. Ох уж эта вечная женская готовность помочь, сделать все самой! Она разозлилась на себя. Какого черта она будет что-то для него делать? Пусть сам стирает!

— В шкафу рядом с машиной, — холодно сказала она. Хиллиер ответил не менее холодным взглядом. Не было никакого сомнения: он не ждал, что она предложит постирать ему одежду. А ведь мужчины всегда ждут этого от женщин. Если у нее когда-нибудь будет сын, она постарается приучить его к самостоятельности.

Хиллиер нагнулся, чтобы открыть шкаф, а Зои поспешно осмотрела кухню в поисках оружия. На стене висела запаянная стеклянная трубка с высушенными цветами. Но это был сувенир из Греции, где она провела один из лучших своих отпусков. Жалко будет разбить его. Одна из кастрюль? Нет, все они недостаточно тяжелые. Разве что та медная посудина. Зои пристально глядела на массивное блюдо, висевшее над духовкой.

Заработала стиральная машина, и, настороженно взглянув на своего ночного гостя, Зои убедилась, что теперь он занялся холодильником. Вытаскивал оттуда продукты и читал надписи на упаковках.

— Есть много всяких супов, — проговорила Зои. Хиллиер только пожал плечами, рассматривая цыпленка под соусом.

— Я слишком голоден для супа, а вот это выглядит неплохо. Я вижу, у вас есть микроволновка, так что цыпленок не заставит себя долго ждать. А вы что-нибудь будете?

— Нет, спасибо. Я предпочитаю не есть по ночам, особенно жирную пищу. К тому же я поужинала. Послушайте, давайте я вызову вам такси прямо сейчас? Успеете вы съесть своего цыпленка, пока оно приедет.

Незнакомец сунул цыпленка в микроволновку.

— Мне потребуется моя одежда, чтобы уехать отсюда. У вас, кажется, есть сушилка для белья. Вот и отлично! Когда мои вещи выстираются, я положу их прямо в сушилку.

Стараясь не выдать своего волнения, Зои небрежно заметила:

— Но это займет несколько часов. Не собираетесь же вы оставаться здесь на всю ночь. Я вызову вам такси.

Не отвечая, он продолжал рыться в кухонных шкафчиках, доставая из них то одно, то другое. Взглянув на пачку кофе, он слегка поморщился:

— Не совсем то, что нужно, но ничего, сойдет. На щеках у Зои вспыхнули ярко-красные пятна.

— Очень жаль, что мой кофе вам не по вкусу. На случай, если ваша машина опять сломается возле моего дома, я непременно запасу что-нибудь получше.

Впрочем, ее сарказм не достиг цели: Хиллиер и бровью не повел. Засыпая зерна в электрическую кофемолку, он с готовностью откликнулся:

— Будьте так любезны. А еще я люблю старые французские кофемолки, знаете, такие деревянные? По крайней мере чувствуешь, что действительно готовишь кофе. Главное — не быстрота, а вот этот неповторимый запах.

— А для меня главное — быстрота. Я деловая женщина, а не домохозяйка. К тому же с электрической кофемолкой гораздо меньше возни, — обиженно отозвалась Зои. — Так же, как со стиральной машиной и сушилкой для белья.

Он сардонически улыбнулся, наливая воду в кофеварку.

— Не вижу в вашем холодильнике сливок! Должно быть, вы на диете?

Его холодный, оценивающий взгляд бросил ее в дрожь.

— Я, конечно, могу обойтись черным кофе, — продолжил Хиллиер, — но, надеюсь, у вас есть хотя бы сахар?

— Мистер Хиллиер, я не приглашала вас в этот дом, вы сами вторглись сюда. Так какого черта вы критикуете мой образ жизни!

Теперь Зои была действительно в ярости. Кто он такой? Кем он себя вообразил?

— Сахар в дальнем шкафу справа. — Она посмотрела на часы. — Послушайте, я устала. У меня был тяжелый день, и я очень хочу хотя бы немного поспать. Завтра мне опять рано вставать. Пожалуйста, ешьте побыстрее и уходите, хорошо? Я уверена, таксисту все равно, что на вас надето.

Внезапно ее осенило. Она поспешно вышла в холл и вернулась вскоре с длинным коричневым плащом, который купила в Австралии года два тому назад.

— Вы могли бы надеть это! Никто не заметит, что на вас под ним ничего нет.

Внимательно оглядев плащ, Хиллиер кивнул:

— Потрясающе, спасибо. Что касается одежды, у вас неплохой вкус. Я позаимствую это, но все-таки я бы хотел получить мои собственные вещи.

— Я пришлю их вам завтра.

Покачав головой, он направился к микроволновке.

— Нет, я лучше подожду.

Зои отчаянно хотелось от него избавиться. Она невольно повысила голос:

— Это — мой дом, и я хочу, чтобы вы ушли! Хиллиер между тем достал цыпленка из микроволновки.

— Пахнет великолепно! — Он принялся за еду. — Вы не могли бы налить мне кофе?

В ответ Зои не преминула ядовито поинтересоваться:

— И от чего же умерла ваша последняя служанка?

— От восхищения. — Он метнул озорной взгляд в сторону Зои из-под необычайно длинных черных ресниц.

Ярость молодой женщины оказалась не так сильна, как ее чувство юмора. Она не выдержала и рассмеялась.

Хиллиер удивленно вскинул брови:

— Так вы человек?

— Человек, и притом ужасно усталый, — улыбнулась Зои, разливая по чашкам кофе. Раз уж она не может лечь спать — ведь не оставлять же незнакомца без присмотра! — так хотя бы попьет кофе.

— Сколько часов вы работали сегодня?

— С шести. — Она села за стол напротив него. Он несколько минут смотрел на нее, потом сказал:

— У вас глаза красные, почти такие же, как волосы.

Вспыхнув, Зои раздраженно огрызнулась:

— Благодарю. Это заставляет меня чувствовать себя по-настоящему красивой.

Он продолжал разглядывать ее из-под полуопущенных ресниц:

— Джинсы, должно быть, еще со времен потопа сохранились, а? Но вы даже в них ухитряетесь выглядеть шикарно. Не имею ни малейшего представления, как это вам удается. Полагаю, вы неотразимы в любой одежде, и даже с красными глазами! Наверняка до меня не один десяток мужчин говорили вам это. — Внезапно, прежде чем она успела шевельнуться, он наклонился и быстро поцеловал ее в губы, а затем преспокойно снова принялся за цыпленка.

5
{"b":"18227","o":1}