ЛитМир - Электронная Библиотека

Он распахнул дверцу лифта, и Сара оказалась в кабине. Дверца закрылась, лифт пошел вверх.

– Где мы? – переспросила она.

Родон, прислонившись к серой металлической стенке, смотрел на Сару с легкой улыбкой на губах.

– Почти у цели, – спокойно ответил он. Сара почувствовала лихорадочное кипение в крови. Она покраснела, глаза ярко вспыхнули.

– Я вам не доверяю! – услышала она свой голос.

Он медленно улыбнулся, изучающе склонив над Сарой темную голову.

– Нет?

Он провел ладонью по ее жаркой щеке, потом отвернулся, потому что лифт замедлил ход перед остановкой. Дверца распахнулась.

Коридор, в который шагнула Сара, был устлан толстым темно-синим ковром. Пульс отбивал барабанную дробь, Сара с ослиным упрямством стояла у лифта с высоко поднятой золотисто-рыжей головой.

– Весь этаж ваш, так ведь?

Он молча улыбнулся, глаза же его смеялись.

– Вы меня за идиотку держите? Я не пойду в вашу квартиру так поздно!

Родон коснулся маленькой кнопки в стене около двери. Глаза у него по-прежнему смеялись. Сара развернулась на каблуках обратно к лифту. Родон небрежно протянул руку и не пускал Сару, как она ни сопротивлялась.

Она все еще пыталась вырваться, когда дверь приоткрылась. Сара затихла, глядя на появившуюся на пороге невысокую седую женщину.

– О, добрый вечер, сэр! А я гадаю, кто же это в такой час, – сказала она, улыбаясь Нику.

Сара, вся красная, соображала, что ей делать: черт побери, не удирать же от Ника под изумленным взглядом этой почтенной женщины.

Ник, не мешкая, ввел Сару в продолговатый холл, снял с нее короткий меховой жакет.

– Мы будем ужинать, миссис Фёрф, – произнес он через плечо будничным тоном и бросил женщине Сарин жакет.

– Да, сэр! – не удивляясь, ответила та. Ник уже открывал перед Сарой дверь. Войдя в комнату, она остановилась и осмотрелась. Просторная комната завораживала взгляд. Интерьер был выдержан в приглушенных серо-синих тонах, создававших уютную, спокойную атмосферу. Мебель была ультрасовременная, в основном из кубов и блоков, но кресла – мягкие и удобные.

Сара уже поняла, что попала в апартаменты Родона в многоэтажном доме. В наружном длинном коридоре была всего одна дверь, поэтому Ник, скорее всего, занимал целый этаж. Размеры этой комнаты поражали, но она составляла от силы пятую часть площади, принадлежавшей Нику. В глубине квартиры наверняка располагались спальни.

– Выпьете? – спросил он, направляясь к встроенному в стену бару со стеклянной панелью, в дымчато-серой поверхности которой отражался рассеянный свет бледно-синей лампы, стоявшей сбоку. Сара с интересом наблюдала, как от прикосновения Ника панель бесшумно подалась назад и открылась батарея бутылок. Ник оглянулся на Сару, приподняв брови. – Что будете пить?

– Сухой мартини, – сказала Сара, разглядывая комнату. Задержавшись на широкой серой кушетке с синими бархатными подушками, глаза ее наполнились отчаянием.

Ник вложил ей в руку стакан.

– У вас проницательный ум, любовь моя! – сказал он с усмешкой.

Сара подняла на него глаза.

– У вас тоже, – бросила она.

– Значит, мы понимаем друг друга, – медленно произнес Ник, криво улыбаясь.

Сара оглянулась по сторонам.

– У вас всегда такое слабое освещение?

Глаза его блеснули.

– Всегда, когда я развлекаюсь.

– В этом, уверена, вы себе не отказываете, – сказала она, ощутив странный укол. Скольких женщин он приводил сюда? Каждую ночь новую? Или есть несколько постоянных?

Родон бесстрастно следил за ней, и Саре хотелось надеяться, что он не прочел ее мысли.

– Сколько еще комнат здесь? – спросила Сара, чтобы переменить тему.

– Семь, плюс комнаты прислуги, – пожал он плечами.

Родон подошел к двери в соседнюю комнату и распахнул ее.

– Столовая.

Сара выглянула из-за его спины – комната поменьше гостиной была нежного цвета, в неярких, абрикосово-янтарных тонах, создававших ощущение теплоты и покоя.

– А там – кабинет. Далее четыре спальни. – Черные ресницы коснулись щек, когда Ник криво усмехнулся. – Хотите сейчас осмотреть их?

Она стремительно отошла от двери, ведущей в столовую.

– Нет, спасибо!

Что он подразумевал под словом «сейчас»? Только одно на уме. Слава Богу, слуги тут живут. Эта мысль успокаивала Сару.

Ее взгляд привлекли фотографии в серебряных рамках, и она задержалась у них.

– Моя семья, – произнес Ник, встав рядом. Сара с любопытством вглядывалась в лица.

– Расскажите о них! – попросила она.

– Сестра Джудит, – указал он.

Сара рассматривала лицо с очаровательной, но деланной улыбкой, обрамленное локонами мягких темных волос. В глазах чувствовалась напористость Ника, линия рта – твердая и прямая.

– Она моложе?

– На два года.

– Замужем?

Мужчины на фотографии не было, но вид у Джудит был по-семейному умиротворенный, словно жизнь была ей в радость.

– Безвозвратно! – сухо отозвался Ник.

– В каком смысле?

– В случае Джудит – четверо детей и в данный момент озабоченность проблемами воспитания.

– Вы заботливый дядюшка?

Сара поверить в такое не могла и вопрос задала, чтобы поддеть Ника. Он это понял и с упреком посмотрел на нее.

– Приходится им быть, – признался он. – Трое старших – мальчики, от которых, по мнению Джудит, я должен быть в восторге. На самом деле они раздражают меня до слез. Самая младшая – девочка, которую они по глупости назвали Николь. У нее явное косоглазие, ни одного зуба и редкий пушок на голове. Джудит полагает, что льстит мне, твердя, что ребенок – вылитый я.

Сара рассмеялась.

– Судя по вашему тону, Николь действительно пошла в дядюшку!

Синие глаза улыбнулись.

– Я это вам припомню!

Сара чуть подалась назад, улыбаясь.

– Сколько лет девочке?

– Шесть недель, – коротко бросил Ник. – Джудит уверяет, что дочь ее станет красавицей.

– Верно, поэтому она и не похожа на вас, – тихо сказала Сара, усмехаясь.

Он сделал шаг к ней, она отступила, чувствуя, как у нее перехватило дыхание.

– Чем все-таки занимается банкир? – спросила Сара, пересекая комнату.

Ник схватил ее, когда она приблизилась к кушетке, и ловко опрокинул на мягкую поверхность.

– Я уже сыт по горло светскими разговорами, – произнес он, склоняясь над Сарой.

Сердце ее колотилось так часто, что она подумала: а вдруг Ник его услышит? Рот Ника надвигался на нее с голодной алчностью, и Сара перестала понимать происходящее. Плотный теплый мрак, поглотивший ее, был вне времени и пространства. Когда Ник, наконец, отпрянул от нее, Сара увидела, что обвивает руками его шею, и поняла, что абсолютно утратила присущую ей сдержанность.

Синие глаза мерцали совсем рядом.

– Да, – прошептал он, словно она о чем-то его спрашивала.

Сара высвободилась из его объятий, и он позволил ей отойти в сторону, но наблюдал за нею с улыбкой, от которой мороз бежал по коже. К ее изумлению, Ник вдруг начал рассказывать о работе. Он говорил о банке так, что Сара с интересом слушала о международных инвестициях, именных ссудах, повседневном движении денег.

– Мне сказали, у вас очень красивое здание, – заметила она.

– Да, впечатляющее, – подтвердил Ник. – Вы должны прийти посмотреть.

– Хотелось бы, – отозвалась Сара.

– Когда? – спросил он, и Сара удивленно посмотрела на Ника: он всерьез хотел условиться о дне и часе. Заметила она и беспокойство в глазах. – Так когда вы придете? – переспросил он, не дождавшись ответа. – В понедельник? Я сам проведу вас по всему зданию.

У Сары запершило в горле – она поняла, что он вынуждает ее пообещать еще одну встречу. Ник сознательно завязывает с ней отношения. Этот вечер – только начало.

– В понедельник? – настаивал он. – Мне было бы удобнее во второй половине дня. Каждый понедельник с утра я провожу рабочее совещание.

– Боюсь, я занята в это время, – солгала Сара.

Глаза его сузились.

– Тогда во вторник.

12
{"b":"18228","o":1}