ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я заеду за тобой рано утром и заберу тебя, мы посмотрим несколько замков и пообедаем.

— Несколько? — удивленно воскликнула Элизабет. — Макс, они на огромном расстоянии друг от друга. Только езда от одного к другому займет несколько часов!

Макс был явно недоволен.

— Ну, там посмотрим, — сказал он упрямо. — Я хочу постараться осмотреть все, пока я здесь. Может быть, я уже больше никогда и не выберусь сюда.

Элизабет проснулась на следующее утро очень рано, но тетушка Флер уже была на кухне, расправляясь с посудой.

— Почему ты не подождала, пока мы с Вики займемся этим? — сказала Элизабет, но тетушка только улыбнулась, взглянув на нее через плечо.

— Это не заняло много времени. Я сварила кофе. А сейчас собираюсь в деревню — купить свежих булочек.

— Я съезжу за ними, — сказала Элизабет и вышла из кухни, не обращая внимания на протесты тетушки.

Стояло прекрасное утро, солнце слабо проглядывало сквозь деревья, подсвечивая их так, что кроны казались позолоченными.

Дорога, по которой ехала Элизабет, была абсолютно пуста. Купив хлеб и марципаны, она вернулась домой. Вики помогала тетушке Флер убирать посуду в старинный сервант.

За завтраком они обсуждали вечеринку. Вики посмотрела на часы:

— Половина девятого — Тедди сейчас уже на дороге в Кале. Он должен был тронуться на заре. — Она передернула плечами. — Нет, ехать в такую рань не по мне!

— Ему, кажется; понравилось у нас вчера, — заметила Элизабет, и Вики рассмеялась.

— Он уничтожил чуть ли не половину всех приготовленных закусок! И я не удивлюсь, если он всю ночь промучился несварением желудка. — Она допила горячий шоколад и вздохнула. — А что ты сегодня делаешь?

— Максу нужен гид по местным замкам, — сказала с улыбкой Элизабет. — Хочешь присоединиться?

Вики, потянувшись, закинула руки за голову.

— Нет уж, спасибочки, я насмотрелась замков и теперь собираюсь только загорать — свою культурную программу я уже выполнила.

Макс приехал спустя полчаса с огромным букетом цветов для тетушки Флер.

— Я испытал огромное удовольствие от вчерашнего вечера, мадам, — сказал он, широко улыбаясь. — Теперь я понимаю, почему так превозносят французскую кухню — стол был великолепен.

Тетушка Флер пришла в восторг от его галантности. Макс сразу заполнил собой маленький коттедж, но он чересчур быстро утомлял своей экспансивностью, и Элизабет заметила, как тетушка с облегчением вздохнула, когда они распрощались. Макс захватил с собой большой путеводитель с множеством цветных иллюстраций различных замков. Он вручил его Элизабет, заводя мотор взятого в аренду автомобиля.

— Я отметил те, которые хочу посмотреть, — сказал он, и она знала: раз уж он решил, его не переубедить.

Пока они ехали, он сообщал новости из жизни их общих знакомых по Нью-Йорку, превращая эти истории, перемешанные со сплетнями, в забавные анекдоты, заставляющие ее хохотать. Макс любил приукрасить рассказ, чтобы сделать его посмешнее, и не испытывал угрызений совести в умалении репутации людей, которые имели неосторожность задеть его чем-либо.

— Клянусь могилой моей матери, — заверял он, — это чистая правда.

— Макс, твоя мать не только не умерла, она самая живая из всех, кого я встречала, включая тебя!

Он расхохотался.

— Правда? Она, кстати, просила передать тебе привет, но выглядела при этом немного обеспокоенной. — Он бросил на нее искоса хитрый взгляд. — Когда я сообщил ей, что собираюсь посмотреть, как ты здесь, она сказала: почему ты бегаешь за ней, Макси? Ты ведь не такой дурак, чтобы снова жениться? Или тех алиментов, что ты уже платишь, тебе мало?

Элизабет улыбнулась.

— И что ты ей ответил?

— Я сказал, чтобы она не совала нос не в свое дело.

— Макс, но твои дела — это и ее дела, — возразила Элизабет. Она хорошо знала его мать и восхищалась ею, хотя иногда и забавлялась ее выходками, но всегда испытывала к ней самые добрые чувства. Миссис Адаме была маленькой, кругленькой, энергичной и очень властной женщиной.

— Хочу, чтобы ты правильно поняла меня, — предупредил Макс. — Я здесь исключительно по делу.

— Я знаю, — сказала Элизабет.

— Но мне любопытно, — признал Макс, обгоняя очередной медленно двигающийся автомобиль и получая в ответ возмущенный гудок француза, на который не обратил никакого внимания. — Почему ты здесь? Насколько серьезно было у тебя с Дэмианом?

— Достаточно серьезно, — ответила Элизабет.

— Что за парень он был? — спросил Макс. Он всегда любил добираться до самой сути поведения людей с упорством охотника в поисках дичи.

Элизабет вздохнула, проводя рукой по волосам. В ее глазах появилась усмешка.

— Я не знаю, откуда начать. Он был гениальным художником…

— Это я знаю, — нетерпеливо перебил ее Макс, — я прочитал о нем все, что мог, перед поездкой. Я хочу знать, что он представлял собой как человек, и забудь о живописи.

— Ты и я, вместе взятые, — сказала Элизабет, и Макс, резко повернув голову, удивленно взглянул на нее. Она печально улыбнулась. — В нем было столько всего намешано — уж простым его никак нельзя было назвать. Обворожительный, агрессивный, забавный, дикий — я могла бы продолжать бесконечно и все равно не смогла бы сказать тебе, какой он был.

— Все еще любишь его? — сказал Макс мягко, и она кивнула, глядя в окно на ровные ряды виноградников по обе стороны дороги.

Макс снял руку с руля и коснулся ее.

— Извини, Элизабет, я знаю, что это нелегко. Я мог бы выдать тебе весь набор традиционных фраз — что это скоро пройдет и тому подобное. Но словами не поможешь, стисни зубы и держись.

— Ты говоришь так, будто речь идет о боксе, — горько рассмеялась она.

— В жизни часто так и бывает. Моя бывшая уложила меня в нокаут — у меня до сих пор в ушах шумит.

— Макс, ты веришь в духов? — помолчав, спросила она.

Макс хмуро взглянул на нее.

— Духи? Ты шутишь! Она покачала головой.

— Нет, не верю, — ответил он. — Я верю в работу и хочу, чтобы ты вернулась в Штаты — причем как можно скорее.

Следующие два дня она ездила с ним от замка к замку, бродя по красиво обставленным залам, разглядывая картины и статуи, гуляя по великолепным регулярным паркам. Макс вычеркивал из своего списка замок за замком с детским удовлетворением школьника, постепенно справлявшегося со своим заданием. Он совершенно не знал устали и впитывал всю информацию, какую получал. У него была удивительная способность концентрироваться на всем, за что бы он ни брался. В этом был секрет его успеха в бизнесе.

Им сопутствовала прекрасная погода — яркое солнце и небольшой ветерок, помогающий переносить жару. Каждый день Вики загорала в саду. Она откровенно потешалась над тихой завистью Элизабет.

— Он твой друг… — усмехалась она, когда Элизабет жаловалась на навязчивую идею Макса осмотреть абсолютно все местные достопримечательности.

— Начальник, — подчеркнула Элизабет. — Если бы он был моим другом, я могла бы послать его подальше, но не будешь же спорить с боссом, если хочешь сохранить место!

— Я думаю, что он довольно милый, как большой плюшевый медведь.

— Милый? — воскликнула Элизабет. — Поверь мне, он скорее злобный гризли, чем плюшевый мишка! — Она чувствовала себя совершенно измотанной после двух дней катания с Максом по окрестностям Луары. — Слава Богу, что завтра он уезжает, — сказала она. — У меня как раз остается еще два дня, чтобы расслабиться перед обратной дорогой.

Макс был на кухне с тетушкой Флер, которая показывала ему, как правильно готовить французскую приправу для салата. До Элизабет доносился его низкий голос:

— Понял, а что потом?

Голос тетушки Флер звучал несколько озадаченно.

— Потом… потом можно заправлять салат, — проговорила она как-то виновато, будто чего-то недоговаривала.

— О, понимаю — небрежно бросил он. — Это довольно легко. — По его тону чувствовалось, что, поскольку французская приправа для салата слишком проста, она не заслуживает его внимания.

26
{"b":"18229","o":1}