ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Гамлет считал себя виноватым из-за тех чувств, которые на самом деле питал к отцу. Отсюда и кошмарные сны об отце. Я всегда так считала. Все эти духи возникали в его собственном воображении.

Элизабет, нахмурившись, слушала ее.

— Ужасно, что твой собственный разум может пойти против тебя, — вслух подумала она. — Когда кто-то посторонний тебя не любит, это понятно, но что делать, если ты сама с собой не в ладах?

Вики медленно помешивала соус, который источал от всех добавленных в него ингредиентов восхитительный аромат. Не поднимая глаз, она без всякого выражения, тихо, словно боясь спугнуть птицу, которую хотела поймать, спросила:

— Дэмиан все еще преследует тебя, Лиз? Элизабет неестественно рассмеялась.

— Так я права? Тебе не следует так изводить себя. Не твоя вина, что у него был очень трудный характер, а его ревность просто патологической. И ведь ты никогда не давала ему повода, да? — Она подняла глаза на бледное лицо сестры. — Так? — снова спросила она. В ее голосе появилось сомнение.

— Да, у меня никого, кроме него, не было. Враг Дэмиана сидел в нем самом, овладевая порой его разумом. Дэмиан был убежден, что каждый, кому я улыбалась, был моим любовником, и он ничего не хотел слушать, что бы я ему ни говорила. Его приступы ярости возникали беспричинно, дошло до того, что я стала бояться разговаривать с мужчинами. В конце концов я больше не смогла так жить, это было ужасно.

— Он применял силу?

— Физическую? Да нет, не в этом дело. Его глаза, голос… Он смотрел так, как будто ненавидел меня. От любви до ненависти один шаг, и я иногда чувствовала, что он делал его.

— Это ужасно! — прокомментировала Вики. — Ну, все готово, я крикну родителям. — Она пошла к двери, потом обернулась с улыбкой на устах:

— Знаешь, ты правильно сделала, что ушла от него. Не вини себя, это единственное, что ты могла сделать. Один Бог знает, чем бы все это кончилось, если бы ты не ушла. Отец сказал мне однажды, что он почувствовал облегчение, когда ты уехала в Штаты. Дэмиан пришел сюда как-то в страшном гневе и стал угрожать. Отец ужаснулся, когда понял, что тебе пришлось вынести.

— Он не говорил мне, что Дэмиан приходил сюда.

— Они решили не огорчать тебя. — Вики улыбнулась. — Они пытались защитить тебя. Мило, не правда ли? Мама кудахтала как наседка, она была уверена, что если Дэмиан найдет тебя, то непременно задушит. Поэтому не думай больше об этом, сестренка.

Вики вышла, оставив Элизабет одну. С мрачным видом она уставилась в пустоту. Так ли уж не в чем ей было винить себя, подумала она. Как бы ей хотелось быть в этом уверенной!

На следующее утро Вики послала телеграмму тетушке Флер, которая сразу же ответила: «Буду рада, приезжайте немедленно, люблю всех. Флер».

Вики закружилась, размахивая телеграммой.

— Ура, мы едем! Разве она не прелесть?

— А как вы собираетесь добираться туда? — спросил мистер Гардинер. — Самолетом?

— Сначала постараемся заказать билеты на паром через Ла-Манш. Но в это время года могут быть трудности с билетами, поэтому, возможно, придется лететь. Нам нужна будет машина, если мы собираемся поездить по окрестностям.

— Вы можете взять мой маленький автомобиль, — предложила миссис Гардинер. — Я редко им пользуюсь и вполне могу обойтись без него пару недель.

— Ты ангел! — воскликнула Вики, бросаясь к матери и обнимая ее, — Ну, если мы закажем билеты на паром, я поймаю тебя на слове. Спасибо! За это я вымою сегодня посуду.

Им удалось заказать билеты на паром на следующую среду. Когда ранним утром они ехали через Кент, лил проливной дождь. Черный асфальт под колесами был скользким, и Элизабет пришлось ехать очень осторожно. «Дворники» на лобовом стекле деловито сновали взад и вперед, а дождь, похоже, не собирался прекращаться.

— Малоприятное начало, — прокомментировала Вики.

— Хорошо бы во Франции погода была лучше.

— Будем надеяться, иначе весь отпуск пойдет насмарку. Осматривать достопримечательности под дождем — удовольствие ниже среднего. — Вики улыбнулась. — Держу пари, что ты хотела бы сейчас оказаться в Штатах и отправиться загорать во Флориду.

— Нет, я страшно скучала по дому. Это замечательно — снова повидать всех. Мне так вас не хватало.

Минула целая вечность, пока подошла их очередь на паром, и они наконец смогли расслабиться и сесть позавтракать. Элизабет так устала, что совсем не хотела есть. Однако, перекусив немного, почувствовала себя лучше и вышла на палубу. Она стояла, всматриваясь в только что показавшуюся вдали в тумане береговую линию Франции. Море сильно штормило, судно бросало из стороны в сторону, и палуба уходила из-под ног. Волны с шумом накатывались на судно и разбивались о борта, ветер выл, как злой дух, предвещающий чью-то смерть. Большинство пассажиров пребывали внизу, в каютах, и лишь немногие из них испытывали желание утолить голод.

Они выехали из Кале уже после обеда. Элизабет нужно было время, чтобы привыкнуть к езде по другой стороне дороги, поэтому поначалу они тащились крайне медленно.

— Остановимся пообедать или поедем дальше? — спросила она Вики, которая сидела закрыв глаза.

Вики помотала головой.

— Я не голодна, думаю, мой желудок все еще продолжает качаться на том судне.

— Жуткая качка была, да?

— Да уж! — Лицо Вики все еще сохраняло слегка зеленоватый оттенок, ее светлые волосы, хотя она тщательно расчесала их, висели слипшимися прядями, просолившись на морском ветру. Они были светлее, чем у Элизабет, и теплого золотистого оттенка, а волосы ее сестры были с серебристым отливом.

При первом взгляде на сестер можно было отметить некоторое их сходство, но при более близком знакомстве становилось ясно, насколько они не похожи, ни внешностью, ни характером: живая, подвижная Вики и задумчивая, спокойная Элизабет. Но за холодноватой внешностью Элизабет скрывалась глубоко эмоциональная натура. Наблюдая сейчас за сестрой краешком глаза, она вздохнула. Вики молодец. Она принимает жизнь легко, не давая вовлечь себя в ситуации, где кто-то мог бы закричать на нее или огрызнуться, и она бы уж наверняка не оказалась запутанной в сетях людских взаимоотношений. Вики открыто и прямо говорила, что думала, и всегда была откровенна с теми, с кем общалась. Если она не могла ничего изменить в сложившихся обстоятельствах, она просто старалась забыть о них. Элизабет хотела бы поступать так же, но, увы, у нее это не получалось; она впивалась в проблему как пиявка и не могла отвлечься от нее, как ни старалась. Если бы у нее хватило ума, она давно бы забыла Дэмиана. Нельзя сказать, что она не пыталась этого сделать. Она не виделась с ним целых два года. Но ей не удалось убежать от него, иначе бы ей не мерещилось всюду его лицо, не слышался его голос, не оживало бы в снах то время, когда они были вместе. Может, она была слишком шокирована известием о его смерти, а может, его картина, неожиданно увиденная ею в квартире Макса, так повлияла на нее. Кто знает, что именно дало толчок? Но, что бы ни послужило причиной, мысли о Дэмиане оттеснили все остальное на задний план, и она не могла заставить себя не думать о нем.

Остаток дня они ехали по Нормандии. Плохая погода осталась позади, ветер стих, дождь прекратился, небо расчистилось от тяжелых туч и стало какого-то вылинявшего бледно-голубого цвета. Выглянувшее солнышко скоро снова спряталось, одарив их совсем ненадолго теплыми лучиками. Они довольно быстро добрались от Кале до Парижа и еще быстрее до Тура, после чего въехали в густо покрытую лесом долину Луары. По обе стороны узкой дороги росли пирамидальные тополя. Солнце пробивалось сквозь их широкие листья, разрисовывая дорогу причудливыми узорами. Элизабет надела затемненные очки, голова начала болеть от долгой езды.

— Где мы? Сколько нам еще ехать? — устало проговорила Вики.

— Думаю, еще полчаса. Проголодалась?

— Зверски! Похоже, мой желудок решил присоединиться ко мне пару миль назад. Почему бы нам не выпить где-нибудь чашечку кофе с сандвичами?

7
{"b":"18229","o":1}