ЛитМир - Электронная Библиотека

Все, что ей нужно сейчас, – это поскорее добраться до отеля, попасть в свой номер, переодеться во что-нибудь сухое и улечься спать.

Но Надин понимала, что ей не удастся заснуть, если Шон останется на берегу и проведет там всю ночь.

– Послушай, я открою окно и выброшу тебе купальный халат, – быстро сказала она Шону, только чтобы не спорить.

– Твой купальный халат?! – Шону это не слишком понравилось.

– Все купальные халаты практически одинаковы. Они подходят как женщинам, так и мужчинам. Ты можешь сделать вид, будто купался, когда войдешь в отель. Скажешь портье, что потерял ключ, и попросишь дать тебе дубликат.

– Бог с тобой, Надин, что ты! Ведь я на полфута выше тебя! Что за вид у меня будет, если я надену что-нибудь из твоих вещей?

Надин понимала, что Шон в чем-то прав.

– Ну хорошо, тогда ты войдешь в отель не через главный вход, а воспользуешься моим балконом. Переполох поднимется только в том случае, если кто-нибудь из постояльцев засечет тебя и вызовет охрану. Тогда, конечно, мы окажемся в неловкой ситуации.

– Хуже той ситуации, в которой мы оказались сейчас, уже быть не может. Ты выбросишь мне халат из окна, я проникну в отель через твой балкон, а если охранники начнут задавать вопросы, мы скажем, что изображали из себя Ромео и Джульетту... – Он рассмеялся, но Надин было не до смеха.

– Могу представить себе их лица. – Это все, что она могла сказать.

– Какая разница, что они подумают? – пожал плечами Шон.

Надин старалась не смотреть на него. Она больше не позволит себе потерять голову. Но разве можно оставаться спокойной, когда он расхаживает перед ней в таком виде!

– Ты меня слушаешь? – нетерпеливо проговорил Шон. Надин кивнула. Шон с недоверием посмотрел на нее и продолжил: – Когда я окажусь в твоей комнате, я вызову дежурного и попрошу открыть дверь, соединяющую наши номера.

Надин, конечно, не хотела, чтобы та дверь вообще открывалась, но предпочла сейчас не спорить, решив вернуться к этому вопросу позже.

– Хорошо, – поспешно согласилась она и бросилась к отелю.

Без приключений не обошлось. Надин повстречала группу людей. Девушки начали хихикать, а мужчины отпускать шуточки.

– Вы промокли насквозь, – сказал один из них.

Надин весело отозвалась:

– Несчастный случай. Упала в бассейн. Увидимся позже! – и как ни в чем не бывало побежала дальше.

Сзади слышались смех и голоса, обсуждавшие ее. Она дала им повод для сплетен. На следующее утро она закажет завтрак в номер, чтобы не объяснять всем и каждому, что с ней случилось, и не сносить любопытные взгляды. Она пробежала через сад, прилегавший к отелю, не останавливаясь, чтобы ответить на вопросы встречных, сопровождаемая их удивленными взглядами, а когда она влетела в вестибюль отеля, то столкнулась с Люком и его женой, которые беседовали с портье. Разговор тут же оборвался, и они с удивлением уставились на нее, не веря своим глазам.

– Что с вами произошло? – спросил Люк, изумленно глядя на Надин, не в силах скрыть улыбку.

Что и говорить, вид у нее был престранный – мокрые, растрепанные волосы все в песке, бесформенное платье.

– С вами все в порядке, Надин? – с тревогой в голосе спросила Клара.

Надин вымученно улыбнулась.

– Я прогуливалась вдоль бассейна, у самого края, и случайно упала в воду.

Люк зашелся от хохота.

– Это постоянно со всеми происходит! – уверил он ее. – Вы похожи на русалку.

– Вот только во что превратилось ваше платье! Какая жалость, – посочувствовала Клара.

– Боюсь, оно окончательно испорчено, – вздохнула Надин.

– О нет, мы можем быстро привести его в порядок, – заверила Клара. – Оставьте его завтра утром, а к вечеру оно будет как новенькое.

– Большое спасибо, – сказала Надин, не зная, как объяснить ей, что платье еще и порвано на спине. Она не могла признаться, что это сделал Шон. При одной мысли об этом она покраснела и поспешила обратиться к портье за ключом.

– А где Шон? – задавал некстати вопрос за вопросом Люк, пока портье искал ключ. – Надеюсь, это не он столкнул вас в бассейн?

Надин рассмеялась.

– Нет, не он. Но Шон все равно виноват.

– И почему у женщин всегда виноваты мужчины! – печально воскликнул Люк.

– Потому что именно мужчины обычно во всем и бывают виноваты, – поспешила отвлечь его жена. – Не задерживай больше бедную девочку. Ей надо скорее попасть в номер и переодеться!

Надин с благодарностью улыбнулась ей:

– Спокойной ночи. Увидимся завтра.

Через минуту она уже была в номере. Надежно заперев дверь своей комнаты, она сбросила с себя мокрое платье и натянула теплый белый свитер и джинсы. Надин направилась в ванную комнату за купальным халатом и, к своей радости, обнаружила на вешалке не один, а два халата – один побольше, другой поменьше. Отель заботился о своих постояльцах. Тот, что побольше, несомненно, предназначался для гостей мужского пола, догадалась Надин.

Взяв халат, Надин вышла на балкон, постояла немного, вглядываясь в освещенный лунным светом сад, и через минуту увидела за пальмовыми стволами фигуру Шона. Он поднял руку, подавая ей знак. И Надин, размахнувшись, бросила изо всех сил халат в его сторону.

Шон рванулся вперед по залитой серебряным светом тропинке. Едва он вышел из тени деревьев, послышались голоса и шаги – Надин услышала их очень отчетливо. Несколько человек выходили из сада, направляясь в сторону отеля.

Шон тоже слышал их. Надин видела, как он метнулся к лежавшему на земле халату и схватил его еще до того, как его заметили. Через секунду разговор прекратился и шаги смолкли. Люди стояли, широко раскрыв глаза и рты от изумления.

Шон накинул халат, делая вид, что никого не замечает.

Надин была не в силах сдерживать смех. Шон с невозмутимым видом прошествовал к ее балкону, театрально опустился на одно колено и начал громко декламировать из «Ромео и Джульетты»:

...Что за свет блеснул в окне?

О, там восток!

Джульетта – это солнце.

Встань, солнце ясное, убей луну...

Раздался взрыв хохота и аплодисменты. Шон поднялся с колена и поклонился публике.

– Спасибо, друзья.

С Надин было достаточно, она вернулась в комнату, и через минуту к ней присоединился Шон.

– Я полагаю, что теперь ты доволен, – набросилась она на него. – Сделал из меня s посмешище.

– А им представление понравилось, – как ни в чем не бывало ответил Шон. – Подумай только, – продолжал он, – что они смогут рассказать, вернувшись домой, своим знакомым: они присутствовали при уникальном представлении одной из лучших пьес великого Шекспира в исполнении одного из известнейших артистов нашего времени!

– Что-то ты скромничаешь, – холодно проговорила Надин. – Скажи уж лучше – в исполнении величайшего актера всех времен!

– Возможно, и так, – согласился с ней Шон, готовый вот-вот рассмеяться.

– Не понимаю, почему ты променял сцену на кинематограф и стал продюсером, а не актером? – продолжала язвить Надин.

– Ну что же, должен признать, что из меня не вышел блестящий актер, – со вздохом проговорил Шон. – Вот я и стал продюсером. А может быть, пришло время мне заняться театром? Я мог бы ставить пьесы. Я довольно известен как продюсер, так что мое имя привлекало бы людей. К тому же постановка пьес обходится гораздо дешевле, чем фильмов.

– Но ведь ты не хочешь уходить в театр! – Надин всерьез забеспокоилась. Это было так не похоже на Шона. Он всегда был таким сильным и уверенным в себе человеком. Ей не нравилось то, как он настроен сейчас. – Ведь ты так любишь снимать фильмы!

– Все уже в прошлом, дорогая, – устало проговорил Шон. – Любил снимать. А теперь мне это не по карману.

– Ты сможешь продолжить свое дело, получив назад миллион.

– Я не возьму его.

– Когда ты только начинал, ты позволил мне помочь тебе и взял взаймы деньги. Почему бы не поступить так и сейчас?

– Тогда ты была моей женой.

23
{"b":"18230","o":1}