ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Соблазни меня нежно
Печальная история братьев Гроссбарт
Terra Incognita: Затонувший мир. Выжженный мир. Хрустальный мир (сборник)
Создавая бестселлер. Шаг за шагом к захватывающему сюжету, сильной сцене и цельной композиции
Острые предметы
Развивающие занятия «ленивой мамы»
Шпаргалка для некроманта
Позвоночник и долголетие: Научитесь жить без боли в спине
Блондинки тоже в тренде

– Не будь такой пессимисткой, – перебил ее Грег. – Должен заметить, что «Свиданию со смертью» обеспечен успех: сильный состав, захватывающий сюжет, хороший сценарий и замечательный режиссер. И если Шон неважно выглядел, то, скорее всего, из-за усталости после нескольких месяцев съемок. Он просто немного выдохся, но уже завтра придет в норму. – Грег бросил взгляд на часы и поцеловал на прощание Надин. – А теперь я должен бежать, обещаю вскоре связаться с вами.

Джуно Харпер проводила Грега долгим взглядом и задумчиво произнесла:

– Я что-то не то сказала насчет этого сериала? Ничего плохого я не имела в виду. Однако интуиция... Хотелось бы мне, чтобы я была не права. Но вы понимаете, Грег в этом фильме лично заинтересован. Не удивлюсь, если окажется, что он вложил деньги в сериал даже еще до того, как сценарий прошел редактуру. Вот почему он так раздраженно реагировал на мои вопросы. Впрочем, это скоро выяснится. Придется же ему покрутиться, когда будет держать ответ на правлении. – Она шаловливо улыбнулась. – На-дин, вы не находите, что жизнь временами становится весьма забавной? Мне пора. Могу вас подбросить, дорогая. Я на машине.

– О нет, спасибо, за мной должна прийти машина.

Джуно Харпер поплыла из здания телецентра, ее округлые формы, затянутые в строгий черный костюм, все еще продолжали приковывать взгляды мужчин, и ей это явно нравилось.

Как только Джуно Харпер скрылась из виду, Надин вышла, поймала такси и отправилась к себе в квартиру в Мэйфэйр. Она чувствовала себя такой незащищенной, пытаясь уяснить все то, что наговорила Джуно. Итак, Шон собирается жениться. Она знала, что когда-нибудь это произойдет, но все равно принять это известие ей было тяжело.

Он связался с американской актрисой Фенеллой Нэш, снимавшейся в его последних фильмах, едва расстался с Надин. Надин часто попадались сообщения об их предстоящей женитьбе, и она была уверена, что сразу после окончания бракоразводного процесса Шон женится вновь. Однако теперь, когда Шон стал свободен, ничего подобного не произошло. Надин решила, что Фенелла не хочет связывать себя. Как бы то ни было, а она одна из восходящих секс-символов в кинематографе – огненно-рыжая, глаза с поволокой и голос, напоминающий звук льющегося на кубики льда виски. Даже если она и влюбилась в Шона, карьера должна была быть на первом месте.

Надин больше не хотелось думать об этом. Вернувшись домой, она приняла душ и прилегла на постель, завернувшись в махровый халат. Каждый раз, когда выдавался денек как сегодня, она поступала таким образом, что позволяло ей расслабиться и душой и телом, снять напряжение и прийти в себя.

Сегодня, однако, на нее ничего не действовало. Мысли ее постоянно возвращались к утреннему разговору. Зазвонил телефон. Она вскочила, сбросив подушечки, которые предварительно положила на глаза, и сняла трубку.

– Алло, – сказала она малоприветливым голосом. Дело в том, что иногда раздавались нежелательные звонки, хотя она давно закрыла свой номер телефона и ее имя не значилось в справочнике.

– Дорогая, у тебя совсем унылый голос! – приветствовали ее по-французски, а затем тот же голос продолжил уже на английском, но с сильным акцентом: – Как дела? Что-то не клеится?

– Привет, Джеми! – сразу повеселев, прощебетала Надин. – Вовсе нет. Было совсем не сложно. Мне даже очень понравилось, правда после того, как перестала бояться. Грег заставил брать у него интервью перед телекамерой. Увлекательно. Он очень интересный человек.

– Потрясающе! – воскликнул Джеми. – Так, значит, все хорошо? Ты думаешь, что получишь работу? – Несмотря на годы, проведенные в Англии, Джеми Колберт говорил по-английски с сильным французским акцентом, хотя достаточно бегло.

– Как знать! Грег держит козыри при себе, не говорит ни да, ни нет. А мне предписано ждать его решения.

– Уверен, что тебя возьмут, – сказал Джеми твердым голосом. – Был уверен уже тогда, когда они только связались с твоим агентом. Припомни, что было сказано! Грег Эрролл видел несколько твоих телевизионных интервью и уверен, что из тебя получится замечательная ведущая. Раз уж они попросили тебя к ним явиться, детка, значит, они тобой всерьез заинтересовались.

– Твоими бы устами да мед пить!

– А я никогда не ошибаюсь, – ответил он со своей всегдашней самоуверенностью. Человек не слишком большого роста, он вел себя так, будто был выше всех, да к тому же и умнее всех, всегда настаивал на своей правоте. Нередко был жестким и агрессивным с мужчинами, но всегда обворожительным с женщинами. Этакий живчик, немногим более тридцати, с черными глазами, густой шевелюрой, оливкового цвета кожей, нервным подвижным лицом. Типичный француз. Смеясь, Надин так и сказала ему:

– Джеми, ты стопроцентный француз!

Он принял ее слова как комплимент, а затем поинтересовался, не забыла ли она об ужине с французским послом, который был назначен на этот вечер.

– Конечно же, нет, не только не забыла, но и очень хочу на него попасть. – Он пригласил ее пойти туда вместе с ним. Джеми Колберт, знаменитый французский фотограф, был почетным гостем посла в тот вечер. Ему только что была присуждена премия за последний альбом фотографий, презентация которого должна была состояться на ужине во французском посольстве.

– Думал, что после сегодняшней пробы ты забыла обо всем на свете, – сказал он, повеселев. – Так я заеду за тобой в семь. Мы должны прибыть в половине восьмого, когда будут подавать аперитивы, а сам ужин начнется в восемь пятнадцать. Очень прошу, Надин, не заставляй себя ждать. Мы ни в коем случае не должны опоздать.

Они не опоздали. Даже приехали немного раньше. Припарковав машину, они подошли к магазину напротив посольства, чтобы скоротать время. Витрины магазина были сплошь уставлены работающими телевизорами. На экране одного из них сияло лучезарной улыбкой лицо Шона. Его глаза были печальны, а улыбка, в общем-то, была какая-то деланная.

– Что это за программа? – поинтересовался Джеми.

Камера отъехала, и на экране появилась Джуно Харпер.

– Должно быть, повторяют ее утреннюю программу. Я столкнулась с Шоном сегодня в телецентре, – сказала Надин.

Джеми внимательно посмотрел на нее.

– Что-то ты мне кажешься немного взбудораженной сегодня. Что случилось?

– Да ровным счетом ничего. Очень вежливо поговорили. – Взглянув на часы, она добавила: – А нам не пора? Хотели ведь не опаздывать.

Они отправились в посольство, и Джеми не проронил больше ни слова.

Посол уже был знаком с Джеми и тепло приветствовал его. Когда же его представили Надин, он посмотрел на нее так, как только французы умеют смотреть на женщин.

На ней было черное шелковое платье с кружевами. Лиф плотно облегал грудь, не скрывая ее соблазнительности и оставляя плечи открытыми. Расширяющаяся книзу юбка из плотного шелка шуршала при каждом ее движении.

– От Сен-Лорана! – отметила супруга посла. – Очень шикарное!

В тот вечер Джеми был в центре внимания. Каждому хотелось побеседовать с ним, пожать ему руку, поздравить его, и Надин с удовольствием уступила ему пальму первенства, испытывая облегчение оттого, что ей не приходится много говорить. Она наслаждалась изысканной обстановкой. Зал, где проходил прием, был залит мягким светом канделябров. Когда ее представляли, она мило улыбалась, светски отвечала, если кто-либо обращался к ней, но предпочитала оставаться в тени Джеми Колберта. Ей сложно было уследить за нитью беседы, потому что все говорили по-французски, причем очень быстро. Голоса гостей звучали для нее как пулеметная очередь. Надин в основном молчала, а мысли ее витали далеко.

Она думала о Шоне, припоминая глубокие складки, залегшие вокруг его рта и под глазами, из головы не выходили слова Джуно Харпер. Неужели и вправду его сериал постигнет неудача? Но вокруг новых начинаний всегда ходят разные слухи, и Надин прекрасно знала, что существует много завистников, желающих провала талантливым людям. А Шон был несомненно талантлив.

3
{"b":"18230","o":1}