ЛитМир - Электронная Библиотека

Бьянку знобило, почти лихорадило; мысли путались.

«Соберись! — приказала она себе, отставив пустую чашку и натянув одеяло до самого подбородка. — Ты оказалась здесь только потому, что Дон приказал тебе поужинать с Мэттом Харном. Это деловая, а не личная встреча». Сколько раз в прошлом ей приходилось вести переговоры с владельцами компаний? И ничего подобного никогда не случалось.

Почему на этот раз все по-другому?

Что ж, для начала жена Дона внизу… что делает? Изменяет Дону так или иначе — какое еще может быть объяснение?

Да, придется все рассказать Дону. Он будет в ярости, если узнает, что его жена тайно приезжала сюда, а Бьянка знала об этом и скрыла. Он будет считать это предательством с ее стороны.

Лежа в темноте, Бьянка не слышала ни малейшего звука. Может, Сара уехала?

Она бесшумно сползла с кровати, прокралась к окну и осторожно выглянула из-за занавески. Внизу стояла машина Мэтта. А рядом с ней — темный автомобиль, блестящий, длинный, дорогой. Значит, Сара еще здесь.

Что они делают? Ждут, пока она уснет? И что потом? Поднимутся на цыпочках в комнату Мэтта, чтобы улечься в его кровать? Или займутся любовью внизу?

Ее затошнило. На ковре, на диване… их обнаженные тела, сплетенные в порыве страсти… Бьянку бросило в дрожь от волнующих образов, созданных ее воображением.

Она не слышала ничего, кроме тиканья часов, но ее это не успокаивало. Только в начале третьего она провалилась в сон.

Утром ее разбудили голоса — детская болтовня и густой бас Мэтта, доносящиеся с лестницы.

Бьянка пулей слетела с кровати и бросилась к окну. Машина Сары Хестон исчезла. Бьянка взглянула на часы — еще не было восьми! Сколько же она проспала? Пять, шесть часов? Слишком мало. Она чувствовала себя разбитой, голова гудела, глаза слипались.

Обычно в выходные дни Бьянка отсыпалась за всю неделю, но теперь ей пришлось встать. Она торопливо умылась и оделась, собрала волосы и накрасилась, не переставая зевать. Все это время снизу доносилась Лизина болтовня.

— Не хочу хлопьев, папа, нет! Гелкулес… гелкулес, пожалуйста, папа.

Мэтт выглядел изнуренным, как будто не спал всю ночь… или это Сара Хестон так утомила его своей любовью? Так ему и надо. Пусть помучается.

— Я не умею его варить, малышка. Подожди, на коробке вроде написано.

Услышав шаги Бьянки, Мэтт оглянулся, держа в руках огромную коробку «Геркулеса». Он уже успел побриться и расчесать свои шелковистые медно-каштановые волосы и был одет в синюю рубашку и светло-голубые джинсы. При виде его у Бьянки замерло сердце.

Девочка уставилась на нее, разинув рот.

— Я тебя во сне видела. Ночью.

Бьянка нагнулась и чмокнула ее в макушку.

— Нет, это был не сон, Лиза. Я приходила к тебе прошлой ночью. Меня зовут Бьянка, помнишь?

— Би, — сказала Лиза и захихикала. — Би-би.

— Меня так называли одноклассники, — со смехом призналась Бьянка. — Можешь называть меня Би, если хочешь.

— Ты наезжаешь на людей? — поинтересовался Мэтт.

— Только если они мне досаждают.

— А я? — насмешливо спросил он.

— Би-би, — снова загудела Лиза. — Гелкулес, папа, сделай гелкулес.

Мэтт вздохнул.

— Ладно, попытаюсь.

— Я приготовлю кашу, — вызвалась Бьянка. — На твою долю тоже варить, или только мне и Лизе?

Он с облегчением вручил ей коробку.

— Спасибо. Да, я тоже буду. Я овсянку лет сто не ел. Честно говоря, я завтракаю очень редко. Ты будешь чай или кофе?

— Кофе, пожалуйста.

— А ты что хочешь, лапочка? Апельсиновый сок?

Лиза кивнула, глядя, как Бьянка достает из кухонного шкафа большую миску, насыпает в нее овсянку и наливает нужное количество воды.

— Бабушка делает гелкулес в кастрюле, — с неодобрением заметила Лиза.

Бьянка улыбнулась.

— В чем ни делай, получится одинаково.

Она поставила миску в микроволновку и пощелкала кнопками. Печь зажужжала, и девочка уставилась на нее, как завороженная.

— Крутится, крутится, крутится.

— Правильно, она готовит, но ты не должна ее трогать, чтобы не обжечься. Хочешь фруктов, Лиза?

На кухонном столе стояла фарфоровая ваза с фруктами. Лиза, кивнув, повернулась к ней.

— Банан, пожалуйста.

Бьянка очистила банан, нарезала его мелкими ломтиками и положила на блюдце.

— Спасибо, — пробормотала Лиза, сунув в рот кусочек.

Девочка хорошо воспитана, но в ней есть какая-то чопорность, необычная для такого маленького ребенка — по-видимому, результат бабушкиного воспитания. Играет ли она когда-нибудь с другими детьми? Или проводит дни наедине с бабушкой?

Микроволнушка пискнула, но Бьянка решила подождать пару минут, пока каша остынет. Мэтт налил кофе и уселся за стол, жуя апельсин. Бьянка съела яблоко перед тем, как разложить кашу по тарелкам. В Лизину тарелку она долила молока и подсыпала сахара.

— Мишки, — сказала Лиза, неожиданно улыбнувшись.

Когда Бьянка расставляла на столе тарелки с кашей, до нее наконец дошло, что имела в виду девочка.

— Да, мишки любят кашу… знаешь сказку про трех медведей, Лиза?

Лиза кивнула:

— Расскажи еще раз.

Бьянка начала рассказывать знакомую с детства историю, а Лиза то и дело ей помогала.

— Папа-медведь спрашивает: «Кто сидел на моем стуле?»

Она взмахнула ложкой, и Мэтт пригнулся, когда брызги каши пролетели мимо его уха.

— Эй, осторожнее!

Зазвонил телефон. Мэтт сразу же выскочил из-за стола, как будто только того и ждал. Он не стал снимать трубку на кухне, а вышел в другую комнату.

Может, Сара позвонила? Чтобы избавиться от этих мыслей, Бьянка занялась мытьем посуды и уборкой, а затем умыла Лизу, перепачканную овсянкой.

— Хочу гулять, — заявила Лиза. — Хочу играть в саду.

Выглянув в окно и убедившись, что погода отличная, Бьянка надела на девочку зеленую курточку с капюшоном и желтые сапожки, обнаруженные в шкафу. В таком наряде Лиза стала похожей на эльфа.

Когда они спускались по лестнице, в прихожую вышел Мэтт.

— Прости, это был очень важный звонок. Теперь я должен перезвонить еще нескольким людям… ты не присмотришь за Лизой, пока я закончу? Я попытаюсь управиться побыстрее.

— Ладно. Я поведу ее на прогулку, если ты одолжишь мне какие-нибудь сапоги.

Он нахмурился.

— Сапоги? Не думаю…

— На веранде, — предложила Лиза, — в шкафу, зеленые.

Мэтт выглядел недовольным, но Лиза уже умчалась, и им не оставалось ничего другого, как последовать за ней. Они обнаружили ее на веранде, примыкающей к кухне.

Девочка с победоносным видом вытащила из шкафа темно-зеленые резиновые сапоги. Бьянка с сомнением посмотрела на Мэтта и увидела, что его лицо побелело.

Она поняла. Это сапоги его жены. Знает ли девочка, что они принадлежали ее умершей маме?

Лиза, сияя, протянула их Бьянке. Она гордилась собой и явно не подозревала об их происхождении.

Бьянка растерялась. Что ей делать? Она видела, что Мэтт расстроен. Похоже, ему совсем не хочется одалживать ей вещь, принадлежавшую его жене.

Но он взял себя в руки.

— Да, пожалуйста, бери, — вежливо сказал он. — Я и забыл о них. — Он снял с крючка штормовку. — И это тоже надень. Возле реки может быть ветрено.

Бьянка не смогла придумать подходящую причину для отказа. Она надела куртку, присела на скамеечку и осторожно сунула ноги в сапоги, надеясь, что они будут ей малы. Но они оказались в самый раз.

— Удобно? — спросил Мэтт, и она кивнула, не поднимая глаз.

— Да, спасибо. Идем, Лиза. — Взяв девочку за руку, Бьянка повела ее через весь дом к двери. — Где здесь лучше гулять? — спросила она у Мэтта.

— Иди направо до конца аллеи и через поле. Так вы выйдете к пойме. Там много птиц, но очень грязно.

Мэтт помахал им рукой с крыльца; ветер трепал его мягкие рыжеватые волосы, раздувал голубую рубашку. Бьянка и Лиза направились вниз по аллее, а когда обернулись еще раз, дверь уже была закрыта.

— Папа ушел, — с несчастным видом заметила Лиза.

12
{"b":"18231","o":1}