ЛитМир - Электронная Библиотека

Он схватил ее за руку.

— По-твоему, это действительно поможет?

Бьянка кивнула.

— Если только Сара тебя любит, а я уверена в этом. Если она оставалась с тобой все эти годы, то наверняка что-то чувствует к тебе. Я бы на твоем месте сразу поехала к ней, прямо сейчас, не откладывая.

— А если с ней Харн? — буркнул Дон. — Я убью его.

— Не самая удачная мысль, — рассмеялась Бьянка. Она так сильно злилась на Мэтта, что готова была задушить его собственными руками. — Но по морде съездить не помешает. Думаю, твоей жене понравится такое зрелище.

Во взгляде Дона смешалось любопытство, юмор и даже некоторый испуг.

— Ох уж эти женщины! И этих кровожадных хищниц называют слабым полом!

— Некоторые женщины опаснее мужчин! — с улыбкой согласилась Бьянка. — Удачи, Дон. — Она вылезла из машины, а Дон остался, погруженный в раздумье.

Когда через несколько минут Бьянка выглянула из окна своей квартиры, он так и продолжал сидеть, словно пригвожденный к месту, но вскоре опомнился, завел двигатель и уехал.

Стоял тихий и безмятежный майский вечер. Широкая улица опустела, в окнах домов зажегся свет. Ветер с реки раскачивал ветки деревьев, теплый воздух наполнился ароматами ночных цветов. Из соседней квартиры доносился звук включенного телевизора — там смотрели комедию; где-то слушали итальянскую оперу: тенор страстно пел о своем разбитом сердце.

Бьянка решительно направилась в ванную, открыла краны, добавила розовой пены и погрузилась в теплую ароматную воду, запретив себе о чем-либо думать. Эти двадцать четыре часа были сплошным безумием.

Сутки назад она собиралась на деловой ужин с совершенно незнакомым человеком. Она настроилась провести скучный вечер, но была спокойной и собранной.

Затем в машине Мэтта Харна зазвонил телефон, и Бьянку закружил водоворот событий, перевернувший с ног на голову всю ее размеренную жизнь.

Она никогда уже не станет прежней.

Бьянка с неохотой вылезла из ванны и вытерлась, затем нанесла на кожу французский лосьон и надела короткую голубую ночнушку с кружевной отделкой.

Разогрев куриный суп и поджарив гренки, она уселась перед телевизором, бездумно просматривая программы новостей.

Бьянка собиралась уже лечь спать, когда в ее дверь постучали. Кто может прийти так поздно? Или снова студент с первого этажа? Его не так-то просто отвадить; наверное, опять решил ворваться в ее квартиру.

Она неохотно побрела к двери, накинула цепочку и выглянула наружу.

Это был не студент. Это был Мэтт Харн.

Восьмая глава

Бьянка вздрогнула.

— Как ты вошел в дом? Ты же не звонил по домофону.

— Я столкнулся внизу с тем парнишкой с первого этажа, поздоровался с ним, и он меня впустил.

— Я скажу ему, чтобы он никогда больше так не делал! А если бы ты был маньяком-убийцей?! Слушай, я не хочу сейчас разговаривать. Я устала. Уйди, пожалуйста, или я вызову полицию!

— Разве Дон Хестон у тебя? Я не заметил его машину, но может, он нарочно поставил ее где-нибудь за углом?

Бьянка почувствовала, что краснеет, и разозлилась еще сильнее.

— Нет, его здесь нет! Прошу тебя, уходи. Мне нечего тебе сказать.

Она дернула дверную ручку, но Мэтт навалился на дверь всем своим весом, не давая ей закрыться; цепочка натянулась до предела.

— Я могу кричать через дверь, если хочешь. Но тогда меня услышат все соседи.

Как он угадал ее слабое место? Больше всего на свете Бьянка боялась оказаться мишенью для сплетников.

Со злостью она выпалила:

— Не пытайся меня запугать! Не выйдет. Что тебе вообще здесь надо? Зачем ты пришел?

— Разве не ясно? Ты говорила, что Хестон всего лишь твой начальник, а потом уехала с ним. Что я должен был подумать?

— Думай, что хочешь. Меня это не волнует. — Она с силой толкнула дверь, но Мэтт успел просунуть в щель ногу.

— Ууууй! — заорал он. — Ты мне ступню раздавила!

Бьянка чувствовала, как обитатели соседних квартир замерли, навострив уши. Внезапно наступила тишина; смолк телевизор, прекратилось пение. В их собственном подъезде разыгрывался куда более интересный спектакль. Странно, что никто не додумался выйти и посмотреть.

— Ты сделала меня калекой на всю жизнь! — надрывался Мэтт.

— Вот и прекрасно! — огрызнулась Бьянка, растеряв остатки терпения.

Он укоризненно посмотрел на нее.

— Как ты можешь быть такой бессердечной? Я так долго ехал к тебе, Бьянка. Ты должна хотя бы впустить меня и напоить кофе.

— Вот и оставался бы с Сарой Хестон. Она бы тебя и напоила, и накормила. — Бьянка умолкла, а затем ехидно добавила, — Еще и спать бы уложила рядом с собой.

Она тут же пожалела о своих словах. Мэтт сразу поймет, что она ревнует, а ей вовсе не хотелось раскрывать перед ним свои чувства.

Мэтт, прищурившись, смотрел на нее. Интересно, что у него на уме?

— Это он тебе сказал? Что у меня с Сарой роман? Это неправда!

Она горько рассмеялась.

— Чего еще от тебя ждать? Ты сражаешься за свою фирму, готов воспользоваться любым оружием, а Сара давно уже зуб точит на Дона. У вас с ней много общего. Один и тот же враг.

Мэтт покачал головой.

— Сара прекрасная женщина. Поверь, она никогда не станет пользоваться мною… или кем угодно… чтобы причинить боль своему мужу!

Бьянка пристально глядела на Мэтта, жалея, что не может ему доверять. Он казался искренним, но внешность часто бывает обманчива.

— Почему я должна верить тебе? Почему Дон считает, что она собралась разводиться, чтобы выйти за тебя?

— За меня? — удивился Мэтт. — Чушь какая-то. Мы всего лишь друзья. Я вижусь с ней очень редко, и при встречах она больше интересуется Лизой, чем мной. По-моему, в ней больше материнских инстинктов, чем сексуальных. Но брак для нее очень важен… она живет ради дома, детей, семьи. Дон Хестон причинил ей много боли за все эти годы. Наверное, ее чаша терпения переполнилась. Если она хочет развода, я тут совершенно не при чем.

— Дон уверен, что она влюблена в тебя. Она сама ему призналась.

Его лицо окаменело.

— Это ложь. Зачем ей было говорить такое?

— Дон был слишком разозлен, чтобы лгать!

— Это безумие. Слушай, мы не можем больше разговаривать через дверь. Впусти меня, Бьянка. — Он повысил голос. — Ты ведь не боялась меня вчера, когда согласилась остаться на ночь. Я не изменился. Со мной тебе ничто не угрожает.

В доме стояла мертвая тишина. Соседи затаили дыхание, чтобы не пропустить ни единого слова. Завтра они будут шушукаться у нее за спиной. Волей-неволей Бьянка вынуждена была его впустить.

Она с мрачным видом отстегнула цепочку, распахнула дверь, и Мэтт невозмутимо проследовал в квартиру.

Бьянка окинула его ледяным взглядом.

— Не думай, что ты победил! Я впустила тебя только потому, чтобы ты не позорил меня перед соседями!

С гордым и довольным видом он протянул:

— Да, я заметил, как они притихли. Хочешь знать, о чем они сейчас думают?

Он плавно опустился на софу, пригладил свои мягкие медно-каштановые волосы и осмотрел поднос с остатками ужина.

— Чем это пахнет таким вкусным? Суп? Куриный супчик? Отлично. Я умираю с голоду.

— Тогда убирайся искать еду где-нибудь в другом месте! — Бьянка нарочно не стала садиться, давая понять, что их разговор не будет долгим. — Мне вообще не надо было ехать к Саре, потому что там был Дон. Он не отпустит ее без борьбы!

— Рад это слышать. Но чтобы заслужить прощение, ему придется покончить со своими загулами.

— Тебя это не касается!

— Мне нравится Сара. Я хочу, чтобы она была счастлива, хотя ума не приложу, на кой черт ей сдался этот Хестон. Но тебе ведь он тоже нравится? Иначе ты не поехала бы сегодня с ним. И что только женщины в нем находят?

— Я устала повторять, между мной и Доном ничего нет. Он мой начальник, и все. Когда ты наконец поверишь в это и прекратишь язвить?

— А когда ты поверишь, что мы с Сарой не любовники? — Мэтт улыбнулся, его глаза потеплели. — Поверь мне, и я тебе поверю.

21
{"b":"18231","o":1}