ЛитМир - Электронная Библиотека

От его улыбки Бьянка теряла голову. У нее пересыхало во рту, а сердце начинало биться в два раза быстрее. И началось это с того самого мгновения, когда она впервые увидела Мэтта. Бьянку это ужасно злило. Всю свою жизнь она избегала мужчин, не подпускала их близко к себе, боялась привязаться к ним, стать зависимой.

Любая привязанность несет в себе риск потери. Уход отца испортил жизнь ее матери и отравил ее собственное детство. Бьянка обожала папу, а он бросил ее, не задумываясь, преподав тем самым незабываемый урок.

Глядя на Мэтта потемневшими глазами, Бьянка понимала, что не осмелится привязаться к нему слишком сильно. Если бы еще знать наверняка, что у него ничего не было с Сарой Хестон.

Может, Сара хотела, чтобы Дон ее приревновал? Так ей это удалось. Дона чуть удар не хватил от одного подозрения, что его жена любит другого мужчину.

Или Мэтт лжет? Может, он обещал жениться на Саре, если она разведется с Доном?

Мэтт тихо сказал:

— Мне не хочется говорить об этом, потому что ты потрясающе выглядишь, но в свете вон той лампы у тебя за спиной твоя ночнушка кажется совсем прозрачной.

Бьянка ахнула и помчалась в спальню за халатом. Но на полпути обернулась, услышав шаги, и увидела Мэтта, следующего за ней по пятам.

Покраснев от злости, она повернулась к нему:

— Уматывай отсюда!

Мэтт стоял совсем близко, и, к своему смущению, Бьянка обнаружила, что хочет к нему прикоснуться. Вопреки всему, что наговорил ей Дон, она не могла избавиться от жгучего, неодолимого влечения к Мэтту, но уступать не собиралась. Этого ей не позволяла гордость.

— Не подходи ко мне! — заорала она, и его глаза потемнели, сияя в полумраке, словно сапфиры.

— Я ничего не могу поделать, Бьянка. Поэтому я поехал следом за Хестоном и тобой в Лондон; я не мог свыкнуться с мыслью о том, что могло произойти между вами.

— Я устала повторять…

— Знаю, но все равно ревную тебя к нему. Ты ведь знаешь, что я ревную.

У нее перехватило дыхание.

— Я хочу тебя, Бьянка, — произнес Мэтт низким, хриплым голосом, протянув к ней руки, и она испугано взвизгнула.

— Нет. Не надо! — Но было поздно сопротивляться. Мэтт обнял ее за талию и привлек к себе. Склонив голову, он страстно поцеловал ее в губы.

Перед зажмуренными глазами Бьянки расплывались радужные пятна, голова кружилась от страсти и возбуждения. Мэтт прижался к ней всем телом; Бьянка ухватилась за его куртку и запрокинула голову, уступая напору его поцелуя. Она умирала от желания, тая в его объятиях.

Внезапно ее ноги уперлись в край кровати; Бьянка потеряла равновесие и упала, а Мэтт навалился на нее сверху прежде, чем она успела опомниться. Она застонала от удовольствия и выгнулась ему навстречу.

— Я хотел тебя с той самой минуты, как впервые увидел, — бормотал он, поглаживая одной рукой ее голое бедро, а второй задирая ночнушку и лаская ее груди.

Мэтт опустил голову и провел по ее коже теплым языком, даря ей медленное, мучительное наслаждение. Бьянка уткнулась лицом в его шею и начала покрывать ее лихорадочными поцелуями, чувствуя на губах соленый привкус.

Он начал торопливо раздеваться. Бьянка не открывала глаз, притворившись, будто ничего не замечает.

Она хотела его. Ее бросило в жар, когда Мэтт прикоснулся губами к ее затвердевшему соску.

Бьянка издала восторженный вопль. Она никогда не считала себя чувственной женщиной — на первом месте для нее всегда оставалась карьера, она боялась потерять контроль над собой, стать зависимой от мужчины.

Но сейчас ее чувства проснулись. Пламя страсти, охватившее их с Мэттом, разгоралось подобно лесному пожару. Бьянка никогда в своей жизни не испытывала ничего подобного. Ей стало страшно — это ощущение было слишком быстрым, слишком жгучим, слишком сильным.

Мэтт прошептал:

— С тех пор, как умерла Эйлин, я даже думать перестал о других женщинах. Ты — первая. После ее смерти я был уверен, что никогда больше не смогу полюбить. Я считал, что для меня все кончено. Когда я понял, что влюбляюсь в тебя, я чувствовал себя виноватым. Как будто я предал Эйлин, изменил ей. Но чем дальше, тем было хуже; я уже не мог бороться с собой. Боже, Бьянка, я чувствую себя мальчишкой, как будто это происходит со мной в первый раз. Я дрожу, как осиновый лист… ты заметила?

Да, Бьянка заметила это. Она и сама трепетала от страсти и желания.

Но упоминание о его покойной жене остудило ее чувства, подобно ведру ледяной воды.

Неужели в его мыслях, в его сердце — не та женщина, которую он держит в своих объятиях, а та, которую он потерял и которую оплакивает до сих пор?

Сара Хестон ей не соперница, с горечью поняла Бьянка. Теперь она ему верила.

Ее истинной соперницей была и остается Эйлин. Невозможно состязаться с покойницей. Ревность сводила Бьянку с ума. Ее сердце обливалось кровью. Мэтт не любит ее. Не любит ее так, как любил свою жену.

Он испытывает к ней только страсть, только чувственное влечение, не имеющее ничего общего с любовью. Бьянка уперлась ладонями в его голые плечи и решительно его оттолкнула.

— Нет! — Она сглотнула, перевела дыхание, и продолжила дрожащим голосом, — Я не могу лечь с тобой в постель, Мэтт. Я сейчас сама не разберусь в своих чувствах, но уверена, что это слишком рано. Мы всего несколько дней как знакомы. Ты торопишься и пугаешь меня.

Мгновение Мэтт оставался неподвижным, затем с глубоким вздохом скатился с нее и начал одеваться. Даже поглощенная собственной болью, Бьянка заметила, как дрожат у него руки.

Он хрипло сказал:

— Ладно, ты права. Мне не надо было торопиться. Я потерял голову. Я хотел тебя так сильно, что не мог ждать, и совершил ошибку. Прости.

Нежность в его голосе разрывала ей сердце. Бьянка не нуждалась в его нежности. Она хотела его любви, хотела больше жизни. Мысль о том, что Мэтт ее не любит, казалась невыносимой.

Она села, взяла халат, закуталась в него и опустила голову, пряча лицо.

— Забудь. — И, делая себе еще больнее, равнодушно добавила, — и я постараюсь забыть.

Молчание. Мэтт встал. Когда он заговорил снова, его голос звучал грубо.

— Нам нужно поговорить, Бьянка. Мы сможем увидеться завтра?

— Разве ты не поедешь к Саре?

Похоже, он разозлился.

— Не начинай все заново! Разве ты не слышала, что я тебе говорил? Я думал, ты мне поверила! Клянусь, мы с Сарой всего лишь друзья. Забудь все, что наплел тебе Дон Хестон. Я никогда не был ее любовником.

Теперь Бьянка верила ему. Но пользовалась Сарой, чтобы скрыть свою ревность к его покойной жене. Ревновать к Саре Хестон не стыдно.

Мэтт торопливо продолжил:

— Я знаю, она собралась разводиться, но поверь, это не из-за меня. Я убежден, она любит Дона несмотря на все зло, которое он ей причинил. Некоторым женщинам нравится, когда об них вытирают ноги. Сара взялась присматривать за моей дочкой только потому, что любит детей. Ты должна верить мне, Бьянка! Мне кажется, после общения с Доном Хестоном ты всех мужчин считаешь обманщиками.

— Тебя это удивляет? — слабым голосом спросила она.

— Нет, меня удивляет то, что ты терпела его так долго. Если у тебя осталась хоть капля здравого смысла, ты должна немедленно уволиться.

— Наверное, я уволюсь. Наверное, пора уходить. Как только все это закончится, я начну искать другую работу и напишу заявление.

— Я рад этому. — Мэтт внимательно взглянул на нее и нежно сказал, — Ты бледная, как полотно. Ложись спать, а завтра утром я приду. — Он чмокнул ее в макушку и вышел, закрыв за собой дверь.

Бьянка сползла на ковер и разрыдалась. Все эти годы она так старательно избегала мужчин, способных сделать ей больно.

Ну почему, почему она влюбилась в человека, чье сердце навсегда отдано другой женщине?

Девятая глава

На следующее утро Бьянка вскочила чуть свет, совершенно не выспавшись. Она была уверена, что Мэтт вернется, и хотела сбежать до его прихода.

22
{"b":"18231","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Метро 2033: Нас больше нет
Города под парусами. Рифы Времени
Пистолеты для двоих (сборник)
Квартирантка с двумя детьми (сборник)
Тихая сельская жизнь
Часы, идущие назад
Замуж назло любовнику
Своя на чужой территории
Материнская любовь