ЛитМир - Электронная Библиотека

Раздался щелчок; дальше шли другие сообщения, но Бьянка прокрутила послание Дона еще раз, чтобы ничего не упустить.

Да, Сара стояла рядом, когда он звонил. Дону удалось вернуть свою жену, и он был от этого на седьмом небе. Но что она ему сказала о своих отношениях с Мэттом?

Где правда? Лгал ли Мэтт… или лгала Сара, когда говорила, что хочет развода, чтобы выйти за него замуж? Но зачем ей это?

Хотелось бы, конечно, знать наверняка, что связывало Сару и Мэтта. Были ли они любовниками? Что ж, теперь Сара сделала свой выбор, и ее отношениям с Мэттом положен конец.

«Какой смысл ломать голову? Это вообще не мое дело», — мрачно размышляла Бьянка. Но… разве можно запретить себе думать?

И вдруг Бьянка замерла, услышав на пленке голос Мэтта. Как он умудряется говорить с такой нежностью, словно ласкает?

— Я только что навестил твое гнездышко и убедился, что птичка уже упорхнула. Господи, ну и рано же ты встаешь! Подозреваю, что ты на работе. Я пытался дозвониться до тебя, но твой телефон был отключен. Я заеду в семь вечера, ладно? Я заказал столик в одном очень интересном заведении. До встречи.

Бьянка сидела, уставившись в окно на голубей, важно расхаживающих по карнизу, серый цвет которого странным образом напоминал их сизую окраску. Но когда они взлетали, их крылья в лучах майского солнца переливались всеми цветами радуги: изумрудно-зеленым, серо-голубым и ярко-розовым.

Ее сердце пело от радости, но все же Бьянка боялась. Когда Мэтт обнял ее позавчера в ее спальне, она утратила контроль над собой в считанные секунды — совсем потеряла голову, сгорала от желания.

Она хотела его и сейчас, в холодном свете дня, в собственном кабинете, сидя за рабочим столом. Ей не нужен был лунный свет, музыка или шампанское… Ее желание было сильным, глубоким, постоянным.

У нее застучало в висках; или это начало мигрени? Бьянка сложила руки на столе и опустила голову, прижав ладони к глазам, отгородившись от яркого майского солнца, пытаясь отвлечься от мыслей.

Обычно понедельник был тихим, спокойным днем, но к счастью, сегодня у нее была куча дел, связанных с отменой захвата компании Харна. Нужно было подшить все документы, удалить ненужные файлы из компьютеров, раздать новые поручения сотрудникам, работавшим над проектом. Отвлекаться было некогда.

По пути домой она обнаружила в газете рекламу туристических поездок в Италию и впервые задумалась о том, что представляет собой вторая жена отца, и на кого из родителей похож ее единокровный брат Лоренцо.

Подумать только, где-то на белом свете живет ее брат, а она почти ничего о нем не знает.

Может, тетя Сюзанна права? Может, пора забыть прошлое, съездить на озеро Комо, познакомиться с Марией и ее сыном?

Будет ли это предательством по отношению к маме? После развода ее мать очень горевала. Она умерла, горюя; ее жизнь была сплошным несчастьем на протяжении долгих лет.

Войдя в квартиру, Бьянка поняла, что ненавидела своего отца вовсе не за ту обиду, которую он причинил ее матери, а за собственную боль, за детство, проведенное с озлобленной, несчастной женщиной. Уход отца наложил отпечаток на всю ее жизнь.

Из-за этого она не доверяла мужчинам. Она не способна была влюбиться даже в Гарри, хотя он очень ей нравился.

Но в последнюю неделю случилось нечто необычное. Она изменилась, хотя и не очень понимала, насколько. Но твердо знала, почему.

Вечер был очень теплым, и Бьянка вся взмокла. Она налила ледяной минералки из холодильника, одним махом осушила полстакана и направилась в душ.

Освежившись, она достала из шкафа белое льняное платье и оделась, все время поглядывая на часы. Мэтт обещал прийти в семь. К его появлению она хотела быть спокойной и непринужденной, а не метаться по квартире, опаздывая.

Когда до семи оставалось несколько минут, ее сердце забилось быстрее, во рту пересохло.

Бьянка допила оставшуюся воду, стоя у окна и высматривая внизу его машину, но к десяти минутам восьмого он так и не появился.

И только тогда она заметила мигающую лампочку автоответчика.

Она бросилась к аппарату, чтобы прокрутить поступившее сообщение, и услышала на пленке резкий и холодный с оттенком нервозности голос Мэтта.

— Прости, Бьянка, сегодня я не могу. Я позвоню тебе, как только освобожусь. Пока.

И все. Его голос оборвался так же неожиданно. Аппарат отключился. Бьянка стояла, белея на глазах, ее сердце сжималось от боли и потрясения.

Он даже не потрудился найти хоть какое-то оправдание, а извинился так грубо и бесцеремонно.

Бьянка застонала. Боже, какой она была дурой! Он пользовался ею. Она была для него всего лишь оружием в его борьбе против ТТО. Мэтт пустил в ход свое недюжинное обаяние, а она проглотила наживку, не заметив крючка.

Где были ее глаза?

Она считала себя хладнокровной и рассудительной, способной раскусить любого мужчину. Но Мэтт без труда обвел ее вокруг пальца. За каких-то два дня он совершенно заморочил ей голову и заставил влюбиться, действительно заставил влюбиться.

Но теперь Дон отказался от захвата его компании, и Мэтт понял, что ему больше незачем притворяться.

Поэтому он ее бросил.

Десятая глава

Вечером Бьянка позвонила отцу и потрясла его до глубины души. Этого и следовало ожидать, поскольку на своей памяти она не звонила ему ни разу.

— Что-то случилось, Бьянка?

— Нет, нет, — робко возразила она. — Просто я… собралась съездить на север Италии и… подумала… ну, что я могла бы заглянуть к вам по пути. Я, естественно, буду жить в гостинице, но жаль упустить такую возможность и не встретиться.

Люк Милн удивленно воскликнул:

— Ты приезжаешь? — Он помолчал, переваривая эту новость, а затем завалил Бьянку вопросами. — Почему ты не сказала раньше? Ты едешь одна или с туристической группой? Это экскурсия по озерам, или ты собираешься посетить только озеро Комо? На сколько дней ты приедешь?

Какая-то женщина возбужденно затараторила на темпераментном, мелодичном итальянском языке. Мария? Бьянка жалела, что не разбирает слов: возможно, Марию привело в ужас грядущее появление на ее пороге незнакомой падчерицы?

— Si, si, — отозвался отец, — Certo. — А затем добавил по-английски, — Мария просит передать, что она очень рада. Она говорит, что ты должна остановиться у нас. Мы приготовим для тебя отличную комнату с видом на озеро и горы; у нас тебе будет намного удобнее, чем в гостинице. И Лоренцо будет счастлив познакомиться со старшей сестрой.

Его слова произвели на Бьянку странное впечатление: до этого момента она и не задумывалась о существовании единокровного брата. Естественно, она знала о нем, но не чувствовала себя старшей сестрой. Обида на отца мешала ей взглянуть на ситуацию глазами Лоренцо. Наверняка, он умирает от любопытства. Любому ребенку было бы интересно узнать о том, что где-то у него есть сестра.

Не хотелось бы разочаровывать мальчика. Внезапно в Бьянке тоже пробудилось любопытство. А вдруг он пошел в отца? Странно подумать, ведь он может быть похож и на нее. Наследственность — великая вещь.

Неожиданно она сказала:

— Я тоже мечтаю с ним познакомиться, — и это была чистая правда. Ее отношение совершенно переменилось: теперь Бьянка стремилась встретиться с братом, хотя в предыдущие восемь лет ей не было до него никакого дела. — И я очень благодарна Марии за ее предложение, но, честно говоря, предпочла бы поселиться в гостинице.

— Нет, нет, остановись у нас, чтобы Мария могла лучше тебя узнать.

— Ну, если ты уверен…

— Мария хочет познакомить тебя со своими родителями; они не поймут, если ты остановишься в гостинице. Итальянцы очень дорожат семейными узами.

— У нее много родственников? — Бьянка вовсе не жаждала встречи с целой толпой итальянцев, которые могут еще и осудить ее за то, что она так долго избегала собственного отца и знать не хотела его жену.

— Да, у нее большая семья.

— Ну… спасибо, но мне не хотелось бы создавать неудобства. — Она все еще сомневалась. Что, если Мария настроена к ней враждебно, но скрывает это от мужа?

26
{"b":"18231","o":1}