ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты опоздала.

Бьянка и бровью не повела, как будто упрек был адресован не ей.

— Прости, Дон. Я диктовала, когда ты позвонил.

— Хорошо подготовилась?

— Конечно.

Дон кивнул с довольным видом.

— Умница. — Он как бы случайно придвинулся поближе. — Знаешь, такой наряд должен отпугивать мужчин. Я не выношу, когда женщины одеваются по-мужски. Но ты умудряешься выглядеть в нем еще сексуальнее. Надеюсь, Харну понравится; хорошо, если бы он втюрился в тебя, как Мистелл-младший.

Бьянка закусила нижнюю губу. Ей не хотелось вспоминать Гарри.

Дон положил руку на спинку кресла. Бьянка замерла, почувствовав, как он погладил пальцами ее шею.

— Не надо, — прошептала она, не желая, чтобы услышал шофер, и наклонилась вперед, чтобы избежать ласки Дона. Он убрал руку, но их колени продолжали соприкасаться.

Дон с самого начала пытался увиваться за Бьянкой, но до сих пор ей удавалось не подпускать его к себе. Она знала о его связях с другими женщинами, работающими в компании, и не желала становиться частью донжуанского списка. Но он был из тех настырных, решительных мужчин, которые не отступают, не признают отказов и никогда не упустят свой шанс.

Это раздражало, но Бьянка не хотела отталкивать его окончательно. Она уважала Дона, он нравился ей, но был женат. Испытав на себе развод родителей, Бьянка и думать не могла о том, чтобы разрушить семью. Она редко видела его жену и почти ничего о ней не знала. Дон не был примерным семьянином. Он редко появлялся в своем загородном доме. Бьянка слишком хорошо помнила собственное детство, чтобы понимать, как сказываются на детях его долгие отлучки.

Бьянке нравилось возглавлять отдел, занимающийся поиском фирм, которые могли бы стать для ТТО выгодным приобретением. Ей приходилось быть в курсе рыночных цен, скрытых активов компаний и потенциальных возможностей, которые частенько прячут от алчных глаз.

Дон дал Бьянке полноту власти, о которой она даже не мечтала. Женщины редко достигают вершин в бизнесе. Это все еще мужской мир. Именно Дон позволил Бьянке развить ее деловые способности, и она чувствовала себя обязанной.

Естественно, он рассчитывал на ее благодарность, но и не слишком расстраивался, когда она отвергала его назойливые ухаживания.

— Вот уж ледышка, — сказал он с усмешкой, хотя на самом деле вовсе не считал ее холодной женщиной и не оставлял надежд добиться ее благосклонности.

Дон спокойно наблюдал за развитием ее отношений с Гарри, полагая, что это поможет Бьянке заключить сделку с лордом Мистеллом, обожающим своего единственного сына. Их роману пришел конец, когда до Гарри дошли слухи о ее связи с Доном. Бьянка пыталась оправдаться, но Гарри не стал ее слушать. Бледный и злой, он ушел из ее жизни в тот вечер, и больше они не встречались.

— Ты женат, Дон, а я не хочу разрушать твою семью.

— Я уже говорил, наш брак никого ни к чему не обязывает. Я живу, как хочу, и она живет, как хочет! Саре есть, чем заняться: у нее дети, дом, собаки, благотворительность… да мне бы места не нашлось, если бы я решил там поселиться.

Бьянка поморщилась, раздумывая над его словами, но ответила холодно:

— Твой брак — это твое дело, но лично я не собираюсь становиться любовницей женатого мужчины. Это безнравственно.

Дон хохотнул.

— Слишком громкие слова, чтобы быть правдой! Зато Мэтт Харн вдовец и свободен, аки птичка небесная.

— Это деловой обед! Ты же не хочешь, чтобы я соблазнила Мэтта Харна ради покупки его компании!

— Цель оправдывает средства, — неожиданно развеселившись, заявил Дон. — Сколько раз я говорил тебе, что в бизнесе нет места морали? Главное — это деньги. Все остальное не считается.

— Не будь циником!

— Это не цинизм, а здравый смысл. Заполучив технологию Харна, мы загребем кучу денег. Но и сам Харн нам тоже нужен. Он гений. Остальные его разработчики в подметки ему не годятся. Он нужен нам не меньше, чем его фирма.

— Так убеди его подписать контракт!

Дон неожиданно сменил тон.

— Понимаешь, этот человек одинок. С тех пор, как его жена умерла, у него никого не было. А значит, ему давно уже не хватает хорошего секса. Так что будь с ним поласковей, Бьянка. Если понимаешь, о чем я… ну конечно, ты понимаешь! — и он разразился хохотом.

Бьянка окинула его ледяным взглядом.

— Ничего смешного, Дон! Я не буду спать с ним ради этого контракта! Это ты можешь все решать через постель, но я так делать не собираюсь. Я слишком себя уважаю.

Они свернули к отелю «Савой», и лимузин остановился прямо напротив вращающихся дверей. Швейцар открыл дверцу автомобиля, и Бьянке пришлось усмирить свой гнев. Она не могла затеять ссору с начальником перед посторонними.

— Ты совсем не понимаешь юмора, — пробормотал Дон, когда они входили в здание. — Выше нос, милая! И улыбайся. Не забудь, что нам нужна подпись Харна на контракте!

Мэтт Харн и двое его сослуживцев уже приехали и, переговариваясь, дожидались в баре, сидя напротив знаменитых зеркал в стиле модерн.

— Это Харн, — сказал Дон, проходя мимо белого пианино, стоящего в центре длинной, просторной комнаты.

Бьянка шла рядом с ним, чувствуя на себе взгляды трех пар глаз. Ее отражение двигалось навстречу легкой, летящей походкой: гладкие светлые волосы, овальное лицо, расстегнутый пиджак, а под ним — жилет, подчеркивающий высокую грудь и тонкую талию.

Она казалась спокойнее, чем была на самом деле. Дон сильно разозлил ее. Ее дыхание ускорилось, щеки порозовели.

Трое мужчин встали в знак приветствия.

— Рад видеть тебя, Мэтт, — сказал Дон, пожимая руку одному из них.

— Привет, Дон, — с усмешкой протянул Мэтт Харн.

«Вряд ли он испытывает симпатию к Дону, — подумала Бьянка, — да и с чего бы? Мэтт Харн создал собственную компанию, а Дон пытается ее отнять. Дружбой тут и не пахнет».

Секундой позже Дон представил Бьянку. Мэтт протянул ей руку. Его ладонь была прохладной, пожатие — крепким, но быстрым.

Бьянка видела его на фотографиях, но не ожидала, что он произведет на нее такое сильное впечатление.

У него было… Бьянка задумалась, подыскивая верное слово, и выбрала обаяние. Да, именно так. Оно светилось в его ярких, голубых, насмешливых глазах. Этот человек умеет притягивать к себе людей и обладает отточенным, как бритва, умом.

Бьянка всегда остро чувствовала это мгновение — первую секунду поединка, первый взгляд на противника поверх обнаженных мечей.

Иногда сразу ясно, кто победит.

Но не с этим мужчиной. Он не станет играть в поддавки.

Мэтт представил своих коллег, и они обменялись с Бьянкой рукопожатиями.

Покончив с формальностями, все уселись, и к столику подошел официант.

— Что будешь пить, Бьянка? — вежливо поинтересовался Дон. Он чувствовал себя хозяином положения, потому что сам оплачивал этот обед. Дон не упускал ни малейшего преимущества при заключении сделок. Он был игроком, человеком с острым, быстрым, хватким умом и каменным сердцем.

Видя, что Бьянка колеблется, Дон предложил:

— Как насчет шампанского? Для всех, быть может? — Он кивнул официанту, и того как ветром сдуло.

— Как поживает твоя жена, Дон? Я виделся с ней пару лет назад на вечеринке, — мягким, протяжным голосом произнес Мэтт Харн.

— Правда? — равнодушно переспросил Дон. — А меня там не было?

— Нет, — ответил Мэтт, зачем-то взглянув на Бьянку. — Тебя не было. Наверное, был занят где-нибудь в другом месте?

Бьянка замерла. К чему этот многозначительный тон? На что он намекает?

— Это было благотворительное мероприятие, — пробормотал Мэтт. — Твоя жена занималась сбором денег для детей-сирот. Очень милая женщина с приятной улыбкой.

Да, Бьянка поняла, что он пытается уязвить Дона, и, судя по всему, ему это удается.

Но ведь между Мэттом Харном и женой Дона ничего нет?

Официант принес ведерко со льдом и две бутылки шампанского, одну из которых тут же откупорил, и разлил вино по бокалам.

— За наше взаимопонимание, — сказал Дон, подняв бокал. Его улыбка светилась теплом и радушием.

3
{"b":"18231","o":1}