ЛитМир - Электронная Библиотека

Дэнзил прильнул к окну, чтобы увидеть высокое готическое здание, шпили которого устремлялись в вечернее небо. Весь облик церкви и древние тисы, ее ровесники, росшие за кованой оградой, напоминали о мимолетности человеческой жизни.

— Почему вы не пойдете со всеми к ратуше послушать гимны? — спросила она.

Дэнзил нахмурился, по его лицу пробежала тень.

— Нет, спасибо.

— Вы боитесь?

Он сощурил глаза.

— Чего я должен бояться?

— Рождества, — мягко сказала она.

— Может быть. А чего боитесь вы?

У Клэр перехватило дыхание. Она не ожидала такого поворота.

— Я ничего не боюсь! — заявила она, чувствуя, как предательский румянец заливает щеки.

— Ничего? — насмешливо переспросил он. — Когда мы были в коттедже, мне показалось, что вы боитесь меня.

Клэр рассмеялась, но ее смех в наступившей тишине прозвучал слишком неестественно. Однако она не собиралась сдаваться.

— Вы ошибаетесь. Я не боюсь вас, но я всегда настороже, мистер Блэк. Я вижу, как вы влияете на женщин, и знаю, кто вы есть. Я не желаю стать одной из ваших жертв.

— Одной из моих жертв? — Лицо Дэнзила окаменело. — Что, черт возьми, вы имеете в виду? — гневно спросил он.

Они уже добрались до гостиницы. Клэр подогнала машину к главному входу и выключила зажигание.

— Мы приехали, мистер Блэк.

Но он не двинулся с места. Он сидел и смотрел на ее вырисовывавшийся в свете луны профиль. Не дождавшись ее ответа, он заговорил сам:

— Я не знаю, о чем вы говорите, но если вы думаете о Белле Деклан, то не я разрушил ее жизнь, это сделали наркотики. Я устроил Беллу в клинику, но она сбежала оттуда. Белла не готова бороться с недугом и, возможно, никогда с ним не справится. Она несчастная девочка. Прибегая к этой отраве, она хочет избавиться от воспоминаний, с которыми ей тяжело примириться. Вы не должны верить газетным сплетням, мисс Саммер. Газеты всегда все преувеличивают, а чаще просто лгут.

Стальные нотки в его голосе раздражали

Клэр, однако девушка молча выслушала Дэнзила до конца.

— Но она была влюблена в вас?

— Она могла так думать, — нетерпеливо принялся объяснять Дэнзил. — Наркоманы живут в нереальном мире. Не верьте тем, кто зарабатывает на сенсациях!

Клэр медленно повернулась к Дэнзилу, их взгляды встретились. Прочитав в ее глазах неприкрытое презрение, Дэнзил взорвался.

— Не смотрите на меня так! — Его лицо побагровело от ярости. — Вы не знаете обо мне ничего! Почему вы решили, что имеете право осуждать меня?

— Я не сказала ни слова. Вы выйдете, наконец, из машины? Я очень спешу.

Вместо того чтобы исполнить ее требование, Дэнзил откинулся на сиденье, полуобернувшись к Клэр и подперев подбородок рукой. Приступ злости внезапно прошел, и теперь Дэнзил полностью расслабился, в отличие от Клэр, чьи нервы были натянуты как струна. Взгляд Дэнзила ласкал девушку.

— Ваши волосы похожи на струящийся лунный свет, — хрипло прошептал он. — Знаете, как по-французски «лунный свет»? «Clayr — le une». Поэтому ваши родители дали вам это имя — Клэр? Когда вы родились, ваша головка светилась так же?

— Скорее всего, моей матери просто нравилось имя Клэр, — коротко ответила девушка, почувствовав, что дрожит. Глаза его были такие волнующие, бездонные. Взгляд Дэнзила обладал притягательной силой, завораживавшей ее. — Пожалуйста, выйдите из моей машины, мистер Блэк.

— В «Сизой чайке» остался мой багаж. — Голос Дэнзила был сухим и резким. — Утром я хочу привезти и распаковать его. Могу я получить ключи от коттеджа сейчас?

Поколебавшись, Клэр вытащила из кармана ключи и положила их в его раскрытую холодную ладонь. Она старалась не обнаружить перед ним, что дрожит.

— Благодарю. — В его холодных глазах была насмешка. — Я даже пожелаю вам счастливого Рождества. Надеюсь, этот день вам понравится так же, как и мне.

— Спасибо, — мрачно откликнулась она. —

Уверена, мне он понравится гораздо больше. А вы получите то, что заслужили.

— Вы думаете, я заслужил провести праздник в одиночестве, ведь так? — Он рассмеялся, и его глаза вновь холодно сверкнули. — Послушайте, мне кое за чем нужно отлучиться. Через минуту я вернусь. Подождите меня, ладно?

Ошеломленная, Клэр проследила, как он выбежал из машины и скрылся за дверью старого паба поблизости. Что же это ему понадобилось? Клэр нетерпеливо взглянула на часы. В конце концов, ей уже давно пора быть дома. Но Дэнзил быстро вернулся. Снова оказавшись на переднем сиденье, Дэнзил что-то поднял у нее над головой. Клэр вскинула глаза и в свете уличного фонаря увидела упругий стебель, широкие зеленые листья, похожие на жемчужины ягоды.

— Венок из омелы?

— Да. Раз уж вы считаете меня отъявленным язычником, я рад соблюсти одну старую традицию.

Дэнзил склонился, легко коснулся губ Клэр и, не проронив ни слова, вышел из машины.

Несколько минут Клэр не могла прийти в себя от волнения, а когда решила тронуться с места, никак не могла попасть ключом в замок зажигания. Когда же машина наконец завелась и поехала, Клэр два раза свернула не в ту сторону и чуть не угодила в аварию на перекрестке. На ее счастье, водитель автобуса успел затормозить. Напуганная, она заставила себя собраться и доехала до дома без приключений.

Клэр была рада, что у нее так много дел, потому что, занимаясь ими, она отвлекалась от мыслей о Дэнзиле. Она не могла понять, что происходит и почему мимолетный, ничего не значащий поцелуй Дэнзила вызвал бурю чувств в ее душе.

— Не беспокойся, мы принесли обед из ресторанчика напротив, так что не голодны, — сказал ей отец, собираясь с остальными к ратуше. — Да, кстати, ты подыскала жилье мистеру Блэку?

Клэр укоризненно взглянула на Люси.

— Я думала, что ты ушла именно поэтому, — как ни в чем не бывало объяснила сестра. — Я знала, что ты не оставишь беднягу на улице в рождественскую ночь.

— Да, я нашла ему место, — небрежно ответила Клэр на вопрос отца, видя, что ей не выкрутиться.

— Где? — нетерпеливо поинтересовалась

Люси.

Клэр взглядом умерила ее пыл.

— Недалеко от «Сизой чайки». Этот дом недавно значится у нас в списках.

— Может, мы поможем ему устроиться? — с готовностью предложила свои услуги сестра. — Ведь ему не на кого рассчитывать.

— Нет, он прекрасно справится сам. Если у него возникнут проблемы, он наймет себе помощников, — отчеканила Клэр и взглянула на стенные часы. — Вы опаздываете.

— Верно. Идемте же! — заторопился Робин.

Они ушли, и все в доме стихло. Когда они вернутся, то приведут с собой остальных участников хора, чтобы поужинать перед тем, как снова уйти на праздничную мессу…

Клэр могла расслабиться и заняться готовкой, слушая музыку.

Наслаждаясь своим любимым фортепьянным концертом Моцарта — сочинение N 23, — она поставила в духовку баранину с овощами — на ужин. Пока тушилось мясо, Клэр лепила сладкие пирожки, которым, она знала, отдадут должное хористы.

Через два часа мраморные полки кладовой, в которой было прохладно летом и очень холодно зимой, заполнились результатами кулинарного мастерства Клэр: там встали в ряд нежные бисквиты, украшенные разноцветной сахарной глазурью, и, будто драгоценные камни, замерцало в хрустальных вазочках оранжевое, красное, зеленое желе.

Во всем доме царила рождественская атмосфера. Снаружи — резные перила лестницы при входе, окна — дом был украшен ветками остролиста, плюща и сосновыми шишками, источавшими терпкий аромат. В гирлянды из зелени мальчики вплели блестящую мишуру и ленты из золотой и красной фольги. Внутри дом наполняли экзотические запахи: финики и грецкие орехи, изюм, ананасы, бренди.

Каждый год к Рождеству Саммеры украшали комнаты гирляндами и веночками, развешивали под потолком колокольчики, мелодично звеневшие при раскачивании, а в гостиной у окна каждый год стояла пахнувшая зимним лесом и свежестью елка, тихо роняя на ковер острые душистые иголочки. Что ни утро Клэр приходилось чистить ковер пылесосом, но она не жаловалась, потому что елка представляла собой чудесное зрелище. Клэр любила смотреть на мерцавшие стеклянные шары, на игрушки — серебряного павлина с хвостом из голубых переливчатых перьев, крохотную малиновку, снеговиков, прятавшихся в пушистых ветвях, фею на самой верхушке, на шоколадных дедов-морозов и на множество волшебных фонариков, попеременно зажигавшихся в изумрудной хвое.

11
{"b":"18232","o":1}