ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я считаю, что этот особняк — стоящая покупка, учитывая размеры и огромные земельные угодья вокруг.

Он бесстрастно взглянул на нее.

— Что ж, вы должны были это сказать, не так ли? Но я надеялся, что Хелен даст мне объективную оценку недвижимости. Мы можем подняться наверх и осмотреть остальные комнаты?

Верхний этаж дома казался еще просторнее и пустыннее. Каждый их шаг отдавался эхом, а половицы под ногами жалобно стонали, будто недовольные тем, что дом потревожили. И здесь царил такой же леденящий холод.

Клэр охотно присоединилась бы к Хелен, однако, постоянно напоминая себе о процентах, которые фирма получит от продажи дома, она мужественно переходила с Дэнзилом из одной спальни в другую и бодро расхваливала интерьер.

Но в главной спальне, глядя на кровать с превратившимся от времени в лохмотья темнокрасным пологом, она подумала, что надо быть сумасшедшим, чтобы купить такой дом. Высокие окна в спальне были закрыты дубовыми ставнями. Комнату освещала лишь тусклая лампа на столике у кровати. Ее свет отражался в висевшем на противоположной стене узком, в готическом стиле зеркале, забранном в дубовую раму.

Зеркало, вероятно, хорошо пойдет на аукционе, сказала себе Клэр, задержавшись на нем взглядом. По размерам оно вполне годилось для современных домов и прекрасно соответствовало новому течению в оформлении интерьеров.

— Очень милое зеркало, — сказал Дэнзил, проследив за ее взглядом. — Я непременно оставлю его.

У него есть вкус, отметила Клэр. Заинтригованная, она спросила:

— Чем вы занимаетесь, мистер Блэк? Что у вас за работа?

— Сейчас у меня нет работы. — Дэнзил потряс портьеру, и в воздух поднялись клубы пыли. — Но не волнуйтесь, я заплачу за «Сизую чайку» наличными. С деньгами проблем не будет.

Задавая вопрос, она имела в виду совсем не это. Не удовлетворив свое любопытство, Клэр попытала счастья снова:

— А где вы сейчас живете? Конечно, я спрашиваю не о гостинице Джимми Сторра.

— В Лос-Анджелесе, — холодно ответил он.

От неожиданности глаза Клэр широко раскрылись.

— В самом деле? Но вы не американец, ведь так?

Он говорил с едва заметным акцентом, однако Клэр не приняла бы его акцент за американский.

— Нет. Я родился в Шотландии, хотя ничего не помню об этой стране. Мы переехали, когда мне было два года. До двадцати одного я жил в Манчестере, однако в юности я провел немало времени в Гриноу, и у меня остались добрые воспоминания о вашем городе.

— И поэтому вы вернулись сюда?

Казалось, его забавлял этот разговор.

— Так вы это хотели узнать — почему я намереваюсь переехать в Гриноу? Что ж, отвечу и на следующий вопрос, который непременно сорвется с вашего язычка. Я много лет прожил в Калифорнии, в основном в Лос-Анджелесе и Беверли-Хиллз.

— В Беверли-Хиллз? Так вы работаете в Голливуде?

К ее удивлению, он ответил утвердительно.

— О-о-о… — Клэр была ошеломлена. — А какого рода у вас работа? Вы ведь не актер? — Хотя с его внешностью и обаянием он мог им быть. Клэр представила, каким выразительным было бы его лицо на экране.

— Много лет назад я играл маленькие роли, но хотел оказаться по другую сторону камеры. Я сменил много профессий в киноиндустрии: был рекламным фотографом, оператором, декоратором. Но я мечтал о карьере режиссера и в конце концов стал им. А сейчас у меня нет работы. Я решил на время отойти от дел и поэтому вернулся в Англию.

— И выбрали Гриноу, потому что помните его лучше, чем Шотландию?

Дэнзил кивнул.

— Я с радостью вспоминаю об этом месте: о летнем пляже, о прогулках по холмам и вересковым пустошам. Агент в турбюро забронировал мне номер в гостинице Джимми Сторра, и вот я здесь. — Он, поморщившись, вытер руки о носовой платок. — Очень — уж грязно в доме. — Дэнзил прислонился к стене и твердо посмотрел на Клэр. — Давайте перейдем к делу, мисс Саммер. Цена дома непомерно высокая, учитывая его состояние, и я уверен, вы это понимаете. Мне придется потратить огромную сумму на ремонт. Я скажу вам, сколько готов заплатить, вы свяжетесь с владельцем и сообщите Хелен его решение. Я не совершаю сделку, а только вношу предложение. Если мои условия владельца не устроят, вопрос о покупке будет снят.

Клэр спокойно глядела на него, пока он говорил, и кивала. Дэнзил назвал свою цену, которая была гораздо меньше, чем она ожидала. Глаза девушки сузились.

— Конечно, я передам моему клиенту ваше предложение, но сомневаюсь, что он пойдет на уступки.

— Как давно этот дом выставлен на продажу? Уже несколько лет, не правда ли? Пустые дома быстро разрушаются. Через два года здесь провалится крыша, дети выбьют стекла… сад окончательно зарастет — от поместья останутся руины.

Он был прав, но Клэр не сдавалась.

— Я сообщу моему клиенту.

Она повернулась и направилась к выходу. Дэнзил последовал за ней.

Снаружи разыгралась настоящая буря. Внезапно плотную пелену грозовых туч прорезал ослепительно белый зигзаг молнии и раздался гром. Люстры замерцали и погасли. Дом погрузился в полную темноту. Клэр испуганно остановилась на середине витой лестницы с резными перилами.

Дэнзил шел сзади. Он мягко положил ей руку на плечо, и от неожиданности Клэр отпрянула.

— У вас есть фонарик?

— Он в машине, — выдавила из себя Клэр.

Дэнзил вздохнул.

— Ничего страшного. Я вижу в темноте. Дайте мне руку.

Его пальцы плотным кольцом сомкнулись вокруг кисти Клэр. Лучше бы я убежала, с замиранием сердца подумала девушка. Но она не хотела оставаться одна в темноте, так что позволила Дэнзилу вывести ее.

От машины к ним заспешила Хелен, бледная, дрожащая, и бросилась в объятия Дэнзила. Она была близка к истерике.

— Я так боюсь грозы! Свет везде погас, молния чуть не ударила в машину. Я кричала и звала вас, разве ты не слышал?! Как ты мог оставить меня здесь одну, в темноте, ночью?

— Ну успокойся, все уже хорошо, — мягко сказал Дэнзил, проводя рукой по волосам Хелен. — Твое сердце бьется, как птичка в клетке.

Он склонился над Хелен и, Клэр показалось, поцеловал ее. Вспыхнув, Клэр поспешно отвернулась. Они не должны забывать, что она здесь!

Хелен глубоко вздохнула и обвила шею Дэнзила руками.

— Я так испугалась, — всхлипнула она.

— Теперь ты в безопасности. Мы отвезем мисс Саммер и поедем домой. Иди в машину. Ты почувствуешь себя лучше, когда согреешься.

Хелен без звука подчинилась. Когда страх прошел, она снова стала вялой и апатичной. Садясь в машину, Клэр заметила, что глаза у Хелен закрыты — та задремала.

— Где вы живете, мисс Саммер? — спросил Дэнзил по пути в город.

— Недалеко от офиса, на Йорк-сквер, возле городской ратуши. Возможно, вы знаете.

— Да, знаю. Там очень симпатичные старые дома… и хорошо сохранились. Вы давно там живете?

— Мой отец родился в том доме, я тоже прожила там всю жизнь. Мы очень любим наш семейный очаг.

— И однако хотите переехать, когда закончите ремонт коттеджа?

— Нас слишком много, — неохотно объяснила Клэр. Почему он задает столько вопросов? — Мне нужно больше личного пространства.

— У вас много братьев и сестер?

— Два брата и сестра. А в доме всего четыре спальни. Одну занимает отец, две — братья, потому что Робин студент и ему нужно спокойно заниматься, так что младшему, Джейми, досталась отдельная комнатка. Я делю спальню с сестрой.

— Сколько ей лет?

— Перестань сыпать вопросами, — раздраженно вставила Хелен. — Ты похож на телеведущего, интервьюирующего знаменитость.

Дэнзил засмеялся, но Клэр видела, что ему не понравился тон Хелен. Дэнзил крепче сжал руль, а костяшки пальцев побелели от напряжения.

Некоторое время они ехали молча. Уже в городе они начали кружить по улицам с односторонним движением, чтобы выбраться на Йорк-сквер. Это была очаровательная старинная площадь. Ее обрамляли домики начала XIX века, с ухоженными садиками за выкрашенными зеленой краской викторианскими оградами. Попадая на такую площадь, вы чувствуете себя будто в дачной местности, особенно летом, когда деревья и кусты покрыты пышной листвой, а в воздухе витает аромат цветов.

4
{"b":"18232","o":1}