ЛитМир - Электронная Библиотека

— Если вас так заботит состояние моей нервной системы, то вам следовало бы для начала освободить меня, — заявила Энни.

Незнакомец молча отпустил ее.

Энни тут же отскочила на несколько шагов в сторону, оглянулась на небольшую затемненную залу, в которой начиналась лестница, ведущая на второй этаж.

— Это ваш дом?

Незнакомец не ответил, и Энни поняла, что он не был владельцем.

— Послушайте… э… мистер… Вы все еще не представились. Или скажите мне по крайней мере, как вас называть. Должна же я буду иногда к вам обращаться.

Незнакомец нахмурился, поколебался и кратко буркнул:

— Марк.

Было ли это его настоящее имя, Энни не стала уточнять

— Марк, — повторила девушка. — Вы ведь француз, не так ли?

— Как вы догадались? — Незнакомец явно подтрунивал над ней.

— Внезапное озарение, — торжественно произнесла Энни. Склонив голову набок, она прислушалась к окружающей их тишине. Снаружи не доносилось ни звука, помимо неумолчного шелеста крон деревьев в роще за домом. Вдруг этот лесной шепот показался ей знакомым. Целую минуту девушка пыталась припомнить, где она слышала этот звук. Потом поняла, что слышала его в том самом сне той ночью. Тогда ей показалось, что это гул океанского прибоя. Но этот звук оказался не гулом автострады, не шумом прибоя, а шелестом и шепотом сотен ветвей и листьев, качающихся, поскрипывающих, шуршащих на ветру.

Но как, черт возьми, ей удалось услышать этот звук во сне? Туг было что-то необъяснимое. Энни стало не по себе. Ведь она никогда прежде тут не была, почему же ей приснился этот звук? А может, он звонил ей отсюда? Тогда на кассете автоответчика вполне мог записаться этот шелест листвы.

— Вы звонили мне отсюда? — спросила девушка. Марк бросил в ее сторону быстрый взгляд, отрицательно покачав головой.

— Телефон в доме снят

Жалко. Но, возможно, тут замешана телепатия? Он мог думать об этом звуке во время разговора с ней по телефону, и она каким-то образом отреагировала на это. И ничего сверхъестественного тут нет. Энни пару раз приходили в голову идеи, которые созревали в умах Филиппа и Дианы, когда они тесно работали вместе над программой. Если удается поймать подходящую мысленную волну — тогда вообще все просто. Но ведь она-то вовсе не была настроена на его мысленную волну, спохватилась Энни. Да, тут должно быть что-то другое.

— А почему здесь снят телефон? — спросила Энни. Она уже заметила, что в доме царит странная атмосфера пустоты. Создавалось впечатление, что в нем никто не живет.

— А мне он не был нужен.

— Тогда откуда же вы мне звонили?

Он не ответил, только посмотрел на нее.

Несколько дверей из этой залы вели в комнаты, в которых царил полумрак из-за закрытых ставней на окнах. Энни лишь мельком осмотрела их убранство — глянец на мебели из темного дуба, кожаные кресла, обои с рисунком плюща и голубых цветов…

— А в доме кто-нибудь еще живет? — хрипло спросила девушка, вслушиваясь в тишину.

Марк слегка улыбнулся.

— Никого больше нет. Только мы вдвоем, Энни.

Она сжалась и прикусила губу, наблюдая за ним. Как ей хотелось знать, что у него на уме! А нужно ли это? Может, лучше ничего не знать…

— Ну, скажите же мне наконец, что все это значит? Почему вы меня сюда привезли? Вам нужны деньги? Вы будете требовать от фирмы грамзаписи большие деньги за мое освобождение? — Мозг Энни лихорадочно работал. А если Филипп и заплатит ему требуемый выкуп, то отпустит ли он ее? Живой?

Сейчас девушка ясно видела его лицо, он не пытался больше прятать его. Интересно, обычно похитители убивают своих жертв, чтобы те не могли потом опознать их? От страха у Энни свело желудок, и ей стало совсем худо.

— К деньгам это не имеет никакого отношения, — отрезал Марк, и Энни уставилась на него, боясь поверить в нежданную радость. Если дело было не в деньгах, то что ему надо от нее?

— Тогда зачем вы привезли меня сюда? — Энни вглядывалась в его лицо, надеясь получить ключ к разгадке тайны. Однако лицо его было совершенно невозмутимо, и ей не удалось избавиться от внутреннего напряжения. — Вы уверены в том, что именно я вам нужна? Может, вы меня спутали с кем-то? Вы постоянно спрашиваете меня, помню ли я вас. Но я не помню и абсолютно уверена, что раньше мы никогда не встречались. У меня очень хорошая зрительная память — я бы обязательно вас вспомнила, если бы знала прежде

Его темные глаза гипнотизировали девушку

— Ты все вспомнишь, Энни, — мягко сказал он, — я могу подождать. Я столько уже ждал, что могу подождать еще.

Энни вновь пробрала дрожь Если она не поостережется, то он вполне может сбить ее с толку. Хотя он и не похож на сумасшедшего, но кто знает?

— Энни, прекрати пререкаться, — сказал он. — Давай поднимемся наверх, и я покажу тебе твою комнату.

Девушка уперлась ногами, противясь руке, которая тащила ее за локоть к лестнице.

— Вы не можете держать меня здесь против моей воли. Отстаньте от меня! Я не знаю, какое наказание существует во Франции за похищение людей, но вы же не хотите попасть в тюрьму на долгие годы, так ведь? Послушайте, если вы просто хотите узнать меня получше, то мы сейчас пообедаем с вами вдвоем. Потом вы отвезете меня в Париж, а потом мы снова встретимся. Я вам дам билет на мой концерт и…

Он отрывисто рассмеялся.

— Ты прекрасно знаешь, что все будет не так. Если ты назначишь мне свидание, то это, как я представляю себе, будет встреча не с тобой, а с полицией. Но я не дурак, Энни. Сейчас ты готова предложить мне луну с небес. Ты что, не понимаешь, что я вижу тебя насквозь?

— Что вы хотите со мной сделать?

Энни изо всех сил старалась спрятать свой страх, однако Марк должен был быть полным слепцом, чтобы не прочитать в ее глазах подлинные чувства.

— Энни, я не хочу тебя обидеть, не смотри так испуганно!

Его голос звучал убедительно… Энни позволила себе перевести дух и протянула ему свою ладонь.

— Марк, отпустите меня, я вас прошу, ну пожалуйста…

Он взял ее руку, бегло глянул на бескровные бледные пальчики и медленно сжал их своими загорелыми пальцами. У Энни екнуло сердце от предчувствия…

— Нет, не сейчас, — сказал он. — В данный момент ты моя гостья. У тебя будет теплый и уютный кров, здесь царит покой и вообще жизнь гораздо приятнее, чем в Париже. Тут нет назойливых репортеров, жаждущих заполучить интервью, нет телефона, нет безумных фанов, поджидающих у входа. Почему бы тебе не перестать нервничать и получить удовольствие от этого отдыха?

Энни постаралась трезво оценить положение. Если она не станет проявлять свой норов и не будет откровенно недружелюбна к этому человеку, то ей, возможно, удастся его разговорить, может, даже она сумеет его переубедить и уговорит отвезти обратно в Париж.

Энни высвободила свою ладонь. Марк без возражений позволил ей это сделать. Девушка стала подниматься наверх, чувствуя, что Марк идет следом за ней.

— Прошу сюда, — пригласил он, распахивая дверь. Энни замерла на пороге, наблюдая, как он прошел сквозь затемненную комнату к окнам. Как открыл оконные шпингалеты, отворил ставни и как в комнату хлынул яркий свет. Он ослепил девушку, озадаченно смотревшую на Марка.

Она испытала что-то странное, словно вспыхнула искорка узнавания, будто что-то шевельнулось в ее памяти… Но это мимолетное ощущение ушло, и она осталась стоять, глядя на Марка широко открытыми зелеными глазами, полуослепшими от яркого света…

Марк также смотрел на нее с напряженным вниманием, будто зная, что с ней сейчас что-то происходит, как если бы мог читать ее мысли, ее чувства. Все это крайне встревожило девушку. Это было очень опасно. Отныне она должна научиться скрывать свои мысли и чувства, иначе она будет совсем беззащитна перед ним.

— Энни? — шепнул он.

— А где тут ванная комната? — поспешно прервала его девушка, тщетно стараясь говорить бесстрастно. Ей показалось, что она расслышала вздох разочарования. Затем он сделал жест рукой.

— За этой дверью. Я спущусь вниз и займусь обедом, но это будет недолго. Твои чемоданы я перенесу из машины в дом, и ты после их распакуешь.

8
{"b":"18233","o":1}