ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Некоторое время Берни, сощурясь, смотрел вдаль и наконец кивнул.

— По-моему, тоже. Все! С этого момента меня зовут Коул Кентрелл.

Кейт улыбнулась, и до поселка они проехали в самом приятном расположении духа. Когда у входа в лавку лошади стали, Кейт спрыгнула на землю и обернулась.

— Берн… То есть Коул, ты разве со мной не зайдешь?

— Да нет, пожалуй. Эта старая карга меня не выносит.

— Ну ладно, подожди меня здесь. — Гадая, что такого этот постреленок мог натворить, Кейт вошла в лавку миссис Клайн.

— Доброе утро, — спокойно приветствовала она хозяйку с тайной надеждой, что та уже позабыла их первую и единственную встречу. — Вот список того, что мне нужно. — Она передала лавочнице бумажку и поискала глазами товары для шитья. — А я пока подберу еще кое-какие мелочи.

Миссис Клайн неодобрительно хмыкнула и отвернулась выполнять заказ. Минут пятнадцать Кейт изучала разложенную на прилавках галантерею. Конечно, эта затерянная посреди прерии захудалая лавочка не блистала богатством выбора, однако для Кейт и это было кое-что: она уже забыла, когда ей последний раз приходилось делать покупки.

— Еще будут заказы? — холодно осведомилась миссис Клайн.

Кейт, которая в этот момент любовалась изящным фарфором, отставила чашечку и подошла к лавочнице.

— Да, еще вот это. — Она выложила на прилавок нитки с пуговицами. — И, пожалуйста, пять ярдов вон того светло-желтого коленкора. — Она указала на рулоны ткани, прислоненные к дальней стене. — И еще отрез белого муслина.

— А на какие, позвольте спросить, шиши?

— Как вы сказали?

Скрестив руки, миссис Клайн насмешливо взирала на Кейт.

— Вы уже и так нахватали товару на десять с лишком долларов. Так вот, пока я не увижу ваших денежек, я вам ничего отрезать не собираюсь.

— Можете записать все на счет Джонатана Кентрелла, — Кейт с достоинством выпрямилась. — Кроме белого муслина — за него я уплачу сама.

— И не подумаю! Чего это ради мистер Кентрелл должен рассчитываться за какую-то салунную шлюху?

Кейт вспыхнула.

— Со вчерашнего дня я работаю у мистера Кентрелла экономкой.

— Да? Что-то мне мистер Кентрелл не говорил, чтобы он поручал кому-то делать за него покупки.

Кейт вдруг осознала, что она действительно ничем не может доказать свою правоту. Однако уйти просто так она не могла: ведь после ее вчерашних подвигов явись она теперь домой без покупок — Джонатан Кентрелл наверняка решит, что нанял жуткую неумеху.

— Ну что ж, — она достала свою единственную двадцатидолларовую монетку и решительно щелкнула ею о прилавок. — Вот деньги. А теперь будьте добры отрезать мне ткань.

Хотя Кейт и испытывала известное удовлетворение от того, что сумела поставить лавочницу на место, все же у нее тревожно засосало под ложечкой, когда ее заветная золотая монетка исчезла в кассе миссис Клайн: ведь брала-то она ее лишь для того, чтобы купить себе муслину на фартуки. Но должен же Джонатан вернуть ей деньги?.. Правда, неизвестно еще, что он скажет, когда увидит счет на тринадцать долларов.

Миссис Клайн на другом конце прилавка разворачивала тяжелые рулоны и отмеряла ткань, довольно громко приговаривая при этом: «Да ему такая экономка даром не нужна! Уж кто-кто, а Джонатан Кенгрелл ни за что не потерпит в своем доме этакую особу. Тьфу, смотреть не на что!..»

Кейт внутренне подобралась. Нет, все-таки эту старую курицу надо осадить! Должен же быть какой-то способ… Вдруг ее осенило.

— Простите, что прерываю вас, миссис Клайн, но вы не будете возражать, если Коул, мой возница, поможет мне погрузить покупки?

— Как вам угодно.

Кейт отворила дверь и громко, чтобы Абигейл Клайн слышала, позвала:

— Коул, помоги мне вынести покупки. Миссис Клайн не возражает.

— Точно? — недоверчиво переспросил Коул.

— Точно. Она сама сказала, что ты можешь зайти мне помочь.

При виде «возницы» лавочницу чуть удар не хватил — она даже побагровела. Поскольку не было сказано ни слова, Кейт так и не узнала, что именно доконало Абигейл Клайн: Коул Кентрелл, посмевший переступить порог ее лавки, или же очевидность того, что она, Кейт, все-таки работает у Кентреллов.

Закончив с погрузкой, Коул все же предпочел остаться снаружи, подальше от свирепых взглядов миссис Клайн. Кейт с улыбкой собрала оставшиеся покупки.

— В следующий раз, когда Джонатан поедет в поселок, я попрошу его завернуть по пути к вам. Надеюсь, он отнесется ко всей этой истории как к забавному недоразумению. — Однако, несмотря на улыбку, тон ее не предвещал ничего хорошего.

На сей раз, по-видимому, Абигейл Клайн нечего было ответить.

6

— Купаться?!

— А для чего же, по-твоему, придуманы ванны? — отвечала Кейт, не обращая внимания на возмущенный тон Леви. — Думаю, сразу после ужина и начнем. Хочешь первым?

Леви отчаянно замотал головой.

— Сегодня не моя очередь, а Берни…

— Здесь нет никакого Берни, — перебил его брат. — А если бы был, он бы все равно тебе свою очередь уступил.

— Думаешь, раз имя поменял, так теперь…

— О чем спор? — В дом посмеиваясь вошел Джонатан, и его вид, как обычно, поверг Кейт в трепет.

Мало того, что к его красивой внешности невозможно привыкнуть, он еще имеет отвратительную манеру появляться в самый неподходящий момент.

— Вот решаем, кому первому мыться. Пожалуй, придется тянуть жребий.

— Леви старше.

— А очередь все равно Берни!

— Я уже говорил: здесь нет никакого Берни! Джонатан предостерегающе поднял руку.

— Думаю, миссис Мерфи права. Возьмем две соломинки…

— Лучше три, — заметила Кейт, доставая из печи хлеб. — За те две недели, что я у вас живу, вы ведь тоже ни разу не купались.

В кухне повисла тишина, которую в конце концов нарушил смех Чарли.

— Как она тебя, а, Джон?

— Может, и вам стоит принять ванну, мистер Хоббс? — Кейт с любезной улыбкой обернулась к Чарли.

Тот невольно попятился, его веселость как рукой сняло.

— Нет-нет, спасибо.

— А вообще-то вы моетесь?

— Вообще-то да, но… — Вертя в руках шляпу, Чарли покосился на занавеску, которой Кейт выгородила на кухне один угол. — Видите ли, неловко как-то раздеваться при даме.

Джонатан расхохотался.

— Да, это со всеми бывает!

Взгляды Чарли и Кейт встретились. Оба были одинаково смущены недвусмысленным намеком Джонатана.

— О Господи! — желая поскорее сменить тему, Кейт отвернулась к плите. — Чуть не забыла про рагу.

Хотя бесовские огоньки все еще плясали на дне сапфировых глаз, Джонатан сдерживался, пока дело не дошло до вытягивания жребия. Тут он торжественно встал, выдернул из веника две соломинки и демонстративно разломил каждую на две неравные части.

— Кто вытянет самую короткую — идет первым, кто длинную — последним.

Коул с любопытством смотрел на отца.

— Па, а четвертая для кого?

На щеках Джонатана появились предательские ямочки.

— Ну как же, а миссис Мерфи? — Он зажал все четыре соломинки в кулаке, выставив концы вперед. — Нехорошо ведь о ней забывать. — Он поймал ее взгляд и широко улыбнулся. — Прошу вас! Дамы тянут жребий первыми!

Итак, она попалась в свою же собственную хитроумную ловушку. Выбора не было. Чувствуя на себе испытующие взгляды обоих братьев и стараясь не обращать внимания на Джонатана, который, как видно, имел скверную привычку всякий раз сводить счеты, Кейт шагнула вперед и вытянула соломинку. Вслед за ней это проделали все остальные.

— Ну, кому сегодня больше всех повезло?

— Конечно, когда не надо, мне всегда везет, — проворчал Леви.

— Ну, пора начинать, — заторопилась Кейт и одно за другим вылила в ванну три ведра воды. В глубине души она испытывала облегчение оттого, что ей выпало мыться последней. Теперь-то она вполне понимала Чарли. В самом деле, каково ей будет раздеваться, когда здесь же, за тоненькой занавесочкой, сидит Джонатан Кентрелл? Отослав Коула за водой для следующей ванны, она вручила Леви кусочек мыла.

10
{"b":"18237","o":1}