ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Скотину? Катарина чуть не расхохоталась ему в лицо. Это корова-то и четыре несушки — скотина?! Какие радужные планы строили они с Брайаном перед дальней дорогой! Им виделась маленькая уютная ферма, где можно будет жить своей семьей… Но завести детишек они не успели, коровы, все, кроме Сузетты, околели в пути, а теперь вот не стало ни Брайана, ни всего, что они с ним нажили за совместную жизнь. «И что, вот это жалкое, Богом забытое местечко на краю света и есть тот самый „золотой горшок“, о котором говорил Брайан?» — беспомощно озираясь, подумала она.

Сэм вскоре вернулся вместе с кузнецом.

— Вот мистер Джоунз говорит, что за яйца и молоко согласен на время взять к себе вашу корову и кур.

— Спасибо, мистер Джоунз, — выдавила из себя улыбку Катарина.

— Рад помочь. Парень рассказал мне про вашего мужа. — Он покачал головой. — Надо же, сгореть этак в огне! А вам-то каково пришлось! — И, не дожидаясь ее ответа, предложил: — Ступайте-ка вы в лавку к миссис Клайн. Она, правда, не больно приветлива, но на несколько деньков приютит. Только парню лучше бы с вами не ходить.

Катарина, совершенно сбитая с толку словами мистера Джоунза, только собралась слезть с лошади, как Сэм легко приподнял ее за талию и поставил на землю, затем отвязал ее пожитки от седла.

— Я сказал, что ваш муж случайно опрокинул масляную лампу в повозке, — шепнул он. — А про холеру лучше молчать, все он нее шарахаются.

— Да, мистер Перкинс, это я успела заметить, — ответила она и, молча развернувшись, ушла прочь.

Сэм еще долго смотрел ей вслед, потом, покачав головой, вспрыгнул в седло и поскакал догонять обоз.

В лавке миссис Клайн царил строгий, почти армейский порядок. Мельком взглянув на единственную покупательницу, Катарина направилась к хозяйке, которая прямо и неподвижно стояла за прилавком.

— Вы миссис Клайн?

— Да, я.

— Мистер Джоунз сказал, что, может быть, вы позволите мне остановиться у вас на несколько дней.

— Да? Так он вам сказал? И кто же вы такая будете?

— Я… миссис Мерфи.

— Миссис? — Она оглядела узел в руках Катарины. — А где ваш муж?

— Был… пожар, — запинаясь, проговорила Катарина. — Он… мой муж погиб.

— Хм-м! Так я вам и поверила.

Удивленная неожиданной враждебностью, Катарина растерянно заморгала.

— Я… мне бы только дождаться дилижанса… И потом, у меня есть деньги, я заплачу.

— Есть вещи, которые не купишь ни за какие деньги! Порядочность, например. Таким, как вы, место в салуне! — Она скрестила руки на плоской груди. — Думаете, я не отличу порядочную женщину от какой-то швали, что таскается по всяким там танцулькам?

— Но я…

— Не тратьте попусту слов, миссис Мерфи. — Покупательница, высокая и рыжеволосая молодая женщина, небрежно бросила на прилавок пакетик с иглами. — Если уж в голову миссис Клайн что втемяшилось, ее ничем не прошибешь. — Она положила рядом с иглами несколько монеток и дружески улыбнулась Катарине. — Дилижансы, к сожалению, через Конский Ручей не проезжают. Но можете, если хотите, пожить немного у меня.

Миссис Клайн презрительно фыркнула и демонстративно отодвинула сдачу как можно дальше от себя, словно брезгуя коснуться рыжей покупательницы.

— Всегда приятно иметь с вами дело, миссис Клайн! — посмеиваясь, сказала та, спрятала деньги и вместе с Катариной неторопливо двинулась к выходу. — Самодовольная старая курица! — пробормотала рыжая, едва закрылась дверь. — Дураку видно, что ни по каким танцулькам вы сроду не таскались. — Она оглядела Катарину с явным сочувствием. — Да, кажется, вам пришлось несладко. Я слышала, вы ей говорили, что потеряли мужа? Сдается мне, это было не так давно.

Катарина кивнула, силясь справиться с подкатившими к горлу слезами.

— С-сегодня ночью, — с трудом выговорила она.

— Бедняжка, — вздохнула ее спутница и перешла на противоположную сторону улицы, где располагался салун. — Даже не знаю, хорошо ли я делаю, что веду вас к себе.

— Если у вас негде…

— Господь с вами, милочка! Не в том дело. — Сморщив носик, она поглядела на салун. — Просто многие скажут, что вам и заговаривать бы со мной не следовало, не то что у меня останавливаться.

— Отчего же?

— Главным образом оттого, где я работаю.

— Но я не…

Тут Катарина в смущении замолчала, и рыжая изучающе смотрела на нее, словно чего-то от нее ждала. Внезапно Катарина осознала, что они стоят перед входом в салун, а ее новая подруга внимательно следит за ней. Догадка, вероятно, отразилась на ее лице, потому что взгляд спутницы сразу стал отстраненно-холодным.

— Что ж, — сказала Катарина. — От меня не убудет, если я проведу несколько дней в салуне. И какая мне разница, кто и что обо мне подумает. Знали бы вы, сколько глупцов смотрели на меня свысока только из-за того, что мой муж был ирландский католик.

— Ну, это не совсем одно и то же, — заметила рыжая и радостно улыбнулась. — Зови меня Рози. Добро пожаловать в «Золотую шпору»!

Катарина улыбнулась в ответ и вслед за ней вошла через двустворчатую дверь, всем сердцем надеясь, что не совершает ошибки.

2

— Днем Рыжий обычно сидит у себя в конторе, — бросила Розина. — Придется сначала переговорить с ним, а то как бы он не испортил нам всю обедню.

Проходя по салуну, Катарина с любопытством озиралась: прежде она никогда не бывала в подобных заведениях. Внутри, впрочем, не оказалось ничего интересного — с десяток обычных столиков да длинная стойка. Даже батарея расставленных за стойкой бутылок выглядела вполне буднично. Рози вышла через заднюю дверь. Взор Катарины приковала картина, висевшая на стене у двери. Прелестная темноволосая женщина изящно полулежала в бледно-голубом шезлонге, и столь же очаровательная блондинка сидела на стуле радом с ней и играла на мандолине. Картина могла бы показаться вполне заурядной, но только обе женщины были почему-то изображены совершенно голыми. Катарину вернул к действительности скрипучий мужской голос, раздавшийся за дверью.

— У меня тут не приют для бездомных!

— С каких это пор ты стал таким мерзким скупердяем, что не можешь помочь попавшей в беду женщине? — послышался гневный голос Розины. — Где твое хваленое ирландское гостеприимство, о котором ты столько кричал? Или это все брехня, байки для клиентов с толстыми кошельками?

— Убирайся к черту, Рози! По-твоему, у меня нет других забот? Ты мне подыщи кого-нибудь вместо Мег, тогда, может, и поговорим по-человечески. Какая неблагодарность! — пробормотал мужчина. — До сих пор не могу поверить, что она взяла и так просто от меня сбежала. Чертова девка! Может, эта твоя новая знакомая могла бы…

— Нет! — отрезала Розина. — Даже не надейся. Она не такая.

— Какая ей разница? Ну, разнесет она ковбоям напитки, потанцует с ними разик-другой…

Катарина мигом перебрала в уме свои скудные средства. Даже если удастся продать «скотину», то вместе с двадцатидолларовой монеткой едва-едва наберется на то, чтобы добраться до Денвера. Она решительно толкнула дверь и вошла в комнату.

— Если мне предлагают работу, я бы хотела сначала выслушать условия, а потом уже решить, отказываться или нет.

— Эта работа не для таких, как ты, — сказала Рози.

— Но мне нужна работа, а насколько я понимаю, у вас тут, в Конском Ручье, устроиться больше негде. Во всяком случае, миссис Клайн меня явно нанимать не собирается. — Тучный и удивительно рыжий, в полном соответствии со своим прозвищем, ирландец приподнял кустистые брови, разглядывая измученную с дороги гостью. Он вытащил сигару изо рта и покатал ее между пальцами.

— Комната, стол и пятьдесят процентов от приработка. — Катарина озадаченно смотрела на него.

— От приработка? Вы имеете в виду чаевые?

— Чаевые! — фыркнул Рыжий. — Рози, где ты ее такую откопала? Она что, пряталась до сих пор в капусте?

Розина окинула его презрительным взглядом.

— Нигде она не пряталась! Ты, видно, ослеп, раз не видишь, что перед тобой порядочная женщина.

2
{"b":"18237","o":1}