ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джонатан проводил ее взглядом и, когда дверь за ней затворилась, тихонько выругал себя: разве так нужно было принять ее новость? Ребенок, Боже… Зажмурив глаза, он увидел перед собой свою жену. Мэри делилась с ним радостью: она снова беременна! Она была так счастлива… Несколько минут он стоял неподвижно, вглядываясь в прошлое.

Среди ночи Кейт неожиданно проснулась. В первую минуту она не могла понять, что ее разбудило, но вскоре послышался тот же звук. Это был слабый вскрик, почти стон. Наверное, захворал кто-то из ребят. Она проворно поднялась и на цыпочках подошла к двери.

Выглянув в кухню, она обомлела: за столом, уронив голову на руки, сидел Джонатан. Стон послышался снова, и Кейт в тревоге поспешила к столу.

— Джонатан, что случилось? — тронув его затылок, спросила она.

Джонатан поднял голову и уставился на нее мутным взглядом.

— Кейт?

Только сейчас она заметила на столе, рядом с открытой расходной книгой, пустую бутылку и уловила тяжелый сладковатый дух виски.

— Вы же пьяны!

— Эт точно. Видит Бог: я оч-чень старался. — Вздохнув, он отвалился на спинку стула. — Жалко, не помогло. Бутылка кончилась.

— Боже мой! Еще немного — и вы упились бы до беспамятства!..

— Я и хотел.

— Господи, да зачем?

Он попытался сосредоточить взгляд на Кейт, но непослушная голова все время клонилась набок.

— Как зачем? Чтобы забыть. Ты разве никогда не скучаешь по своему Брайану, так что сил нет терпеть?

— Да, но я не напиваюсь при этом. — Лицо ее смягчилось. — Вспомнили жену?

— Мэри, маленькая моя… — Джонатан закрыл глаза, лицо его болезненно дернулось. — Боже, как я тоскую по ней.

— Я знаю, Джонатан, — сказала Кейт. — Но виски тут не поможет. Идите-ка лучше спать.

— А что, уже поздно? — Его взгляд уперся в ее ночную рубаху.

— Очень поздно.

С тяжелым вздохом он поднялся со стула — и еле устоял на ногах.

— Ладно, — сказала Кейт. — Обопритесь на меня, я вас доведу.

Кейт крепко обхватила его, и он тут же повис всей своей тяжестью на ее руке, отчего она сама чуть не осела на пол. Вдвоем они кое-как поковыляли в его комнату.

— Ах, Кейт, ты такая нежная, восхитительная, — шептал он, тихонько лаская губами завитки ее волос. От его горячего дыхания внутри у него что-то перевернулось, но лесть не произвела на Кейт ни малейшего впечатления.

Пока Кейт, лавируя, пыталась провести его через узкую дверь, он налетел на косяк, и оба чуть не рухнули на пол.

— Да, сейчас я пьян. Но, когда я впервые тебя увидел, я был как стеклышко. В том твоем красном платье ты… Черт побери, если только женщина может быть создана для любви… — Он рухнул на кровать. — Счастливец был твой Брайан.

Эти слова обдали Кейт горячей волной наслаждения, которую, впрочем, пришлось тут же отклонить, потому что надо было сдергивать с Джонатана сапог. Глаза его уже закрылись, голова свесилась набок, из чего Кейт заключила, что он заснул. Она с улыбкой стащила второй сапог и укрыла Джонатана покрывалом. В неясном свете луны он был невообразимо красив, но его красота почему-то казалась очень уязвимой. Не удержавшись, Кейт нагнулась и отвела с его лба непослушную прядь.

— Прости меня, Мэри, — пробормотал он сквозь сон. — Прости.

Кейт вздрогнула. Какое-то время она молча смотрела на него, потом дотронулась рукой до его щеки.

— Мэри любила вас, Джонатан. Я уверена, что она вам все простила.

— Она не могла этого простить. Я убил ее.

13

Признание Джонатана не давало ей спать всю ночь. Так вот почему он прячет портрет Мэри в комоде и в порыве самобичевания напивается до бесчувствия, вот почему забрался вместе с сыновьями в такую глухомань. Но почему-то она никак не могла всему этому поверить.

Едва за окном забрезжило. Кейт со вздохом поднялась и ополоснула лицо холодной водой из умывальника. Заглянув в крошечное зеркальце, она нахмурилась: опять темные круги под глазами. Впрочем, через секунду она уже равнодушно отвернулась от своего отражения и начала одеваться. В конце концов, кто заметит?

Она растапливала плиту, когда мальчики, уже одетые, вышли из спальни, шепотом переговариваясь между собой. При виде Кейт оба застыли на месте.

— Миссис Мерфи! Вы уже встали?

— Мне не спалось. И далеко это вы в такую рань?

— Мы… собрались немного поохотиться, — ответил Леви, бочком подвигаясь к двери.

— Без ружья?

Мальчики переглянулись, после чего Коул с заискивающей улыбкой сказал:

— Мы оставили его вчера в сарае.

— Что это вы задумали? — прищурилась Кейт.

— Мы? Задумали? — удивленно заморгали две пары невинных глаз. — Ничего. Просто идем поохотиться. Да мы к завтраку вернемся!

— Ладно, но если опять начнутся какие-нибудь проделки…

— Не волнуйтесь, миссис Мерфи, — бросил Леви через плечо. — Пока!

— Не волнуйтесь, — проворчала Кейт, отворачиваясь к плите. Наверное, решили подстрелить какую-нибудь гадость, вонючку или дикобраза. С того дня, как она пообещала им готовить все, что они принесут, это превратилось для них в своего рода непрекращающуюся игру. Рассматривая все более диковинные трофеи, появляющиеся у нее на кухне, Кейт начала подозревать, что мальчики просто испытывают ее.

Кейт уже подоила Сузетту и возвращалась на кухню, когда на полпути к дому столкнулась с Леви и Коулом.

— Доить ходили? — с преувеличенной приветливостью осведомился Коул.

— А откуда у меня, по-твоему, ведро молока? — насмешливо ответила Кейт. — Мне показалось, вы шли охотиться?

— Мы передумали, — пожал плечами Леви.

— Вот и славно. Тогда, может быть, соберете яйца к завтраку?

— Ой, миссис Мерфи… — начал Коул.

— С удовольствием, миссис Мерфи, — перебил Леви и предостерегающе ущипнул брата за локоть. — Может, еще что нужно?

— Нет. — Кейт окинула их внимательным взглядом. — Пока ничего. Принесете яйца — и можете приниматься за свою обычную работу.

— Мы мигом!

Кейт покачала головой и пошла дальше Что бы там ни было, скоро все выяснится.

С этими сорванцами все равно ничего не поделаешь, лучше уж подумать о том, что ей сегодня предстоит. Сначала завтрак, потом поставить тесто на хлеб, потом собрать на огороде остатки урожая…

Хорошо еще, морозы в этом году задерживаются. Но уже скоро совсем пожелтеют листья на деревьях, гуси потянутся на юг и задуют холодные осенние ветры.

В топке уже весело потрескивал огонь. Кейт наклонилась, чтобы подбросить еще полено, но тут же пальцы ее разжались, и в горле застыл леденящий крик: из дровяного ящика на нее смотрела готовая к прыжку гигантская гремучая змея.

«Бежать!» — застучало в мозгу, но страх сковал все тело, лишь неровное дыхание со свистом вырывалось из ее груди.

Однако и в минуту смертельного испуга в ней все же оставалась капля здравого смысла, и этой капли хватило на то, чтобы заметить, что голова торчит отдельно от уложенного кольцами тела. Так она не живая! Кейт, пошатываясь, подошла к стулу, села и закрыла лицо руками. Ей было дурно.

Нет, на сей раз эти бесенята зашли слишком далеко! Их просто необходимо проучить. Она прекрасно понимала, что о подобных пакостях порядочной женщине и помыслить-то стыдно. Но лицо ее уже расплылось в неудержимой улыбке. Ее план был идеален!

Правда, совесть подсказывала Кейт, что и Чарли с Джонатаном станут невольными жертвами ее мести, но, напомнила она себе, они тоже заслужили свое: в конце концов, чьи истории подсказали мальчишкам эту дурацкую выходку?

Когда Коул и Леви вернулись с яйцами, Кейт преспокойно замешивала тесто.

— Спасибо, — улыбнулась она и, решительно не замечая возбужденных взглядов, кидаемых в сторону дровяного ящика, опять занялась тестом.

— Леви, тебя не затруднит принести ведро воды?

— Сейчас, миссис Мерфи.

— А ты, Коул, подбрось, пожалуйста, охапку дров, если ты не занят.

— Дров? В дровяной ящик?

23
{"b":"18237","o":1}