ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы недооцениваете Чарли Хоббса. Он жил своим умом, когда вы еще в куклы играли… Пойду лучше доить корову. — С этими словами он ушел, хлопнув дверью.

Кейт с трудом сдерживала непрошеные слезы. И почему мнение Джонатана так много для нее значит? Говорят, беременные женщины вообще плаксивы. Наверное, поэтому у нее опять глаза на мокром месте.

Кейт сердито вытерла слезы и взялась за стряпню.

И хватит уже переживать из-за Джонатана Кентрелла, решила она, замешивая сдобное тесто в эмалированном тазике. Как будто у нее без него мало забот! На дворе зима, а ей, кроме тонкой шали, не в чем даже выйти во двор. Она еще задолго до снега собиралась сшить себе теплое пальто, но Абигейл Клайн, зная, что женщин в округе мало, почти не держала у себя тканей. Кейт очень не хотелось шить пальто из лежавших в лавке серых грубых одеял — и она медлила, надеясь, что к зиме, возможно, поступит новая партия товара. Но, как всегда, когда тянешь до последнего, рано или поздно приходится расплачиваться.

Теперь, оборачиваясь одеялом с собственной кровати, Кейт досадовала на себя: если все равно ходить в одеяле, то лучше уж было сшить из него пальто. Впрочем, Джонатан пошел доить Сузетту, мальчишки бегают неизвестно где, так что, пока она сходит за яйцами и обратно, ее скорее всего никто не увидит.

Выйдя за порог, Кейт зажмурилась от нестерпимо яркого света. Тут и там на девственном снежном покрове виднелись глубокие, по колено, следы Коула и Леви, но никакого подобия тропинки поблизости не было.

Подобрав юбки как можно выше, Кейт попыталась было пройти по следу Джонатана, но тот шагал слишком широко, и у нее никак не получалось попасть след в след. Через четыре шага она поняла, что это бесполезно и, презрев неудобства, пошла напрямик.

К тому времени, когда Кейт добралась до уборной, она промокла, продрогла и рассердилась вконец. От давешних угрызений совести по поводу змеиного рагу не осталось и следа. Теперь она уже жалела, что все отделались минутным приступом дурноты, а не получили вместо этого несварение желудка.

— Катарина! — прошипел мужской голос над самым ее ухом. — Тс-с-с!

Кейт вздрогнула, но при виде Патрика разом успокоилась и бросилась ему на шею.

— О Господи, как я волновалась! — В следующую секунду она уже озабоченно отстранилась от него. — Тебя нашел Кнут, да? Поэтому ты здесь?

— Ты все такая же! Тревожишься по пустякам и воображаешь Бог весть что.

— Хорошенькие пустяки! Он шесть лет уже за тобой охотится!

— Да, но я все-таки шесть лет от него ускользаю!

— Ну, знаешь! Из того, что ты работаешь на Клея Лангтона, не следует, что он тебя тут не найдет.

Патрик загадочно усмехнулся.

— Я как раз зашел тебе кое-что рассказать. Кнут был здесь, но уже убрался.

— Что?!

— Пару дней назад к нам завернул один бродяга. Он, оказывается, месяц слонялся вместе с Кнутом и его бандой и отстал от них, только когда они направились в Монтану. Кажется, они собирались там разыскивать какую-то женщину — я не понял. Во всяком случае, до весны Кнут уже вряд ли тут появится.

— А потом?

— Кто его знает. — Патрик равнодушно пожал плечами. — Мы с ним первый раз так разминулись. Может, он в конце концов потерял мой след?

Кейт недоверчиво покачала головой.

— А с чего вдруг этот бродяга стал тебе все выкладывать?

— Не мне. Он разговорился за покером в нашей пристройке. Кстати, все думали, что я уже уснул, так что ловушки тут быть не может.

— Не знаю, Патрик. Не верю я в такие совпадения.

— Ну вот, что я говорил! Ты всегда ждешь только несчастий. Но — поверь мне, я не дурак и не собираюсь терять бдительность.

— Не понимаю, почему бы тебе просто не обратиться к какому-нибудь представителю власти и не объяснить все от начала до конца?

Патрик посмотрел на нее долгим невеселым взглядом.

— Я не все тебе рассказал, Катарина. Когда я еще был с ними, одного из бандитов схватили и бросили в тюрьму. Чтобы избежать виселицы, он подробно описал всех членов банды, включая и меня. — Он помолчал. — Для властей я такой же бандит, как и остальные, и виновен в их самых страшных злодеяниях наравне со всеми. Если я приду с повинной, меня попросту повесят.

— Ах, Патрик! — Катарина вцепилась в отвороты его пальто. — Должен же быть какой-то выход! У Джонатана есть связи. Он мог бы…

— Мог бы что? С какой стати ему верить в мою невиновность? Он ведь даже не знает меня!

— Но я-то знаю! И постараюсь его убедить.

— Ах, Катарина, Катарина! — В голосе Патрика появились едва уловимые нотки превосходства. — Мы ведь с тобой не виделись уже почти семь лет, и первое, что твой Джонатан у тебя спросит, это откуда ты знаешь, что я делал и чего не делал.

— Когда вы познакомитесь, он сам увидит.

— Ты можешь доверить этому человеку мою жизнь?

Два дня назад Кейт, возможно, ответила бы «да», но с тех пор многое изменилось. Как можно ручаться за того, кто только что признался в убийстве собственной жены?

— Вот и я не могу, — сказал Патрик, принимая ее молчание за «нет».

— Ну, хорошо, а Клей Лангтон? Он подтвердит, что ты не преступник.

— Полковник? Откуда ему меня знать? Я для него наемный работник, и только. Он не слишком балует нас своим вниманием. А потом, ты забываешь, в чем меня обвиняют. Как, по-твоему, поведет себя полковник Лангтон, когда узнает, что меня разыскивают как убийцу невинных женщин и детей? Женщин и детей южан?

— Клей должен прислушаться к голосу рассудка! Я пойду с тобой…

— Ого, уже Клей? — Патрик улыбался ей с нескрываемым восхищением. — Чтоб мне провалиться! Значит, он все-таки за тобой приударил? Ребята поговаривали, но я все не верил — думал, ты крутишь с этим Кентреллом.

— Я ни с кем ничего не кручу, — вспыхнув, отрезала Кейт. — У мистера Кентрелла я работаю, а мистер Лангтон иногда любезно приглашает меня покататься. Вот и все!

— Ага, все!.. Эт-то кто мне тут голову дурит, ай? — Патрик опять легко перешел на ирландский акцент, — Часом, не та красна девица, что все вздыхала «ах, кто меня замуж возьмет»? А теперь, поди ж ты, за ней аж двое ухлестывают!

— Патрик, сейчас не время для твоих глупостей! — Кейт оглянулась на дверь сарая, откуда вот-вот мог появиться Джонатан или кто-то из ребят. — Но, если ты и дальше собираешься скрываться, нам придется искать другое место для встреч. Тебе опасно сюда приходить.

— У тебя есть что-нибудь на примете?

— Надо поговорить с Рози. Думаю, она может устроить нам комнату для свиданий в «Золотой шпоре», — задумчиво сказала Кейт.

— В салуне? — Патрик был явно шокирован предложением сестры. — Это для тебя неподходящее место.

— Ах, ради Бога, Патрик! Я работала там почти целый месяц! Или ты можешь предложить что-то другое?

— Нет, — поразмыслив, ответил он. — Пожалуй, не могу. А когда?

— Раз в месяц я езжу в поселок за покупками. Я могу делать это каждый раз в один и тот же день — например, по вторым числам, часа этак в два. Если я после лавки буду заглядывать к Рози с Франчиной, думаю, никто ничего не заподозрит.

— Им можно доверять?

— Я не собираюсь им говорить, что ты мой брат.

Патрик даже отшатнулся от удивления.

— Но ведь тогда они подумают…

— Ну и что? Насколько я знаю Рози с Франчиной, они будут только счастливы, что у меня появился мужчина.

— А вот и не попал! А вот и не попал! — завопил откуда-то из-за сарая Леви.

— Мне пора, — заторопился Патрик, целуя ее в щеку. — Полковник сказал, что помощники понадобятся ему на всю зиму, так что я, наверное, останусь пока здесь. Если до второго что изменится — дам тебе знать. — Он еще раз прижал ее к груди и исчез.

Вздохнув, Кейт повернулась и последовала дальше к крытому загончику, в котором они держали кур. Пробираясь по глубокому снегу, она и думать не думала, что из темноты сарая за ней внимательно следит пара синих глаз.

Джонатан уже закончил дойку и собирался вернуться в дом, но, заметив стоящую на пороге Кейт, решил немного подождать. Она нерешительно разглядывала ослепительно-белый глубокий снег под ногами. Джонатан поставил на пол дымящееся ведро парного молока, натянул перчатки и, прислонясь к перегородке, скрестил руки на груди.

25
{"b":"18237","o":1}