ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы, миссис Дейтон, наверное, сами хотите за всем проследить?

— Боже сохрани! — сказала Белл. — Я, конечно, обойду столы, когда они уже будут готовы, но я нисколько не сомневаюсь, что вы и без меня прекрасно справитесь. Если зачем-нибудь буду нужна — я на аукционе. За полчаса до окончания я пришлю сказать, чтобы начинали расставлять закуски.

Кухарка заверила ее, что все будет в полном порядке.

— Знаешь, от доброго слова люди совершенно меняются, — заметила Белл, когда они с Кейт вышли из кухни. — Как тебе удалось сбежать от детей?

— Они сами от меня сбежали. Последний раз я их видела, когда они сломя голову неслись через паддок выяснять, чья лошадь пришла первой.

— Ну и ладно. Если что, отцы за ними присмотрят. Ну что, пройдем вдоль столов — и на аукцион?

В огромной комнате, которая сейчас служила столовой, а к вечеру должна была превратиться в бальную залу, трудилась целая армия нанятой для этого случая прислуги. Пока Белл переходила от одного к другому, кого подправляя, кого похваливая, с лица ее не сходила улыбка. Многих, по-видимому, она прекрасно знала и то и дело останавливалась справиться о здоровье кого-нибудь из родни.

Убедившись, что все идет своим чередом, Белл через распахнутую французскую дверь вывела гостью из столовой.

— Жаль, что вы послезавтра уезжаете. С вами было так хорошо!

— Джонатан беспокоится, как бы зима нас не застала в пути.

— И почему этот Вайоминг так далеко? — вздохнула Белл. — Последний раз мы видели Джонатана с ребятами пять лет назад, когда они останавливались в Чикаго по пути на Запад. Кто знает, когда вы теперь к нам выберетесь?

— Джонатан переехал в Вайоминг пять лет назад? Я думала, он воевал.

— Верно, воевал — почти всю войну. Но после ранения в Геттисберге его демобилизовали, и почти за год до окончания войны он уже уехал на Запад. — Они вошли в толпу, заполнившую овальный паддок внутри скакового круга, и Кейт заметила, что по лицу ее спутницы пробежала тень. — Не знаю, что произошло в том сражении, но Джонатан с тех пор сильно изменился. Когда я спросила у него, что случилось, он ответил, что лучше мне этого не знать. — Она качнула головой. — Больше я не расспрашивала, но… он очень мучился. Как тогда, после…

— Миссис Мерфи! Тетя Белл! — Головы обеих женщин повернулись на крик Коула, бежавшего к ним со всех ног. — Папа купил нам лошадей!

— Ага, четвертушек! — подтвердил запыхавшийся Леви, который вместе с Касси тоже подбежал к ним. — Дядя Даниел говорит, что для выпаса скота они годятся даже больше чистокровок.

— Что это за четвертушки такие? — спросила Кейт.

— Ну, на четверть чистокровки. Они все равно как чистокровки, только пошире в кости, — пояснила Касси.

— Мою зовут Молния, а его — Гром! — объявил Леви. — Это будут самые лучшие лошади для работы на выпасе!

— Во всяком случае, так думает дядя Джонатан, — вставила Касси.

Коул метнул в ее сторону уничтожающий взгляд.

— Ты что же, думаешь, что мой папа ошибается?

— Нет, но… он же сам сказал, что это только пробный опыт?..

— Поживем — увидим, верно?

От этого низкого голоса сердце Кейт чуть не выпрыгнуло из груди. Хотя ясно было, что Джонатан должен находиться где-то здесь, все же она полагала, что он еще занят покупкой лошадей.

— Кстати, — обернулся он к детям, — почему бы вам не проследить за тем, чтобы ваших лошадей свели на конюшню и поставили куда надо? — Все трое обменялись взглядами и исчезли в толпе, после чего Джонатан целиком перенес свое внимание на дам. — Долго же вы сюда добирались! Я высматривал вас с того самого момента, когда эта ужасная троица выскочила после забега на паддок.

При взгляде на него у Кейт снова перехватило дыхание. Синие глаза, ямочки на щеках, загорелая грудь под распахнутым воротом рубахи — он все так же вызывающе красив, а она все так же не может к этому привыкнуть. Неужели он и правда ее высматривал? Под внимательным взглядом, вобравшим, кажется, всю ее, с головы до пят, она ощутила сладостную дрожь.

— Ты сегодня прелестно выглядишь, Кейт. Тебе идет этот голубой цвет.

— Спасибо, — застенчиво улыбнулась она, изо всех сил стараясь не краснеть.

— Тебе тут нравится?

— Да, очень. Прежде мне не приходилось бывать на скачках.

— А, Джонатан, вот вы где! — Настойчивый женский голос острой льдинкой врезался в радостные предвкушения Кейт.

В синих глазах мелькнула тень досады, но Кейт этого не видела. Она видела лишь высокую стройную блондинку, которая вынырнула из толпы и повисла у Джонатана на руке. Рядом с ее изящной фигурой, выгодно подчеркнутой модным кроем, Кейт, в своем голубеньком платье, вдруг почувствовала себя неинтересной простушкой.

— Доброе утро, Элизабет. Вижу, вы с моим зятем уже познакомились, — сказала Белл.

— Да, Даниел нас представил, — сообщила Элизабет и придвинулась еще ближе к Джонатану. — Я была очень удивлена! Ты не говорила мне, что у вас гости.

— Как же, не далее как две недели назад я приглашала тебя на обед, но ты ответила, что не любишь семейных сборищ, — напомнила Белл.

— Верно, обычно я их терпеть не могу. — Элизабет улыбнулась Джонатану. — Но откуда мне было знать, что твой зять окажется таким… интересным?

Кейт вдруг ясно поняла, что Белл с самого начала намеревалась познакомить Джонатана с этой красавицей блондинкой, и от этого опять почувствовала себя лишней. Впрочем, Белл тут же представила ее блондинке как свою подругу, которая приехала с Запада вместе с Джонатаном. Кейт заставила себя улыбнуться и произнесла на диво спокойным голосом:

— Очень приятно.

— Рада с вами познакомиться, мисс Мерфи, — сказала Элизабет. — А когда Джонатан уедет, вы еще останетесь в Чикаго?

У Кейт вдруг все вскипело внутри.

— Во-первых, не мисс, а миссис. А во-вторых, я тоже послезавтра уезжаю. Мистер Кентрелл, знаете ли, платит мне, чтобы я смотрела за его сыновьями. А теперь, если позволите, я хотела бы побывать на аукционе. — И, круто развернувшись, она шагнула прямо в толпу. Может, и не стоило так выходить из себя, но, во всяком случае, она ясно дала им всем понять, что не имеет никаких притязаний на неотразимого мистера Кентрелла и не намерена мешать его любовным похождениям в эти последние два дня в Чикаго!

Кейт пробралась в самую середину паддока, где происходили собственно торги. Тут ноздри ей защекотал запах конского пота вперемешку с пряным запахом палой листвы, над приглушенным гулом толпы поплыл гонг аукциониста, и вскоре Кейт, неожиданно для себя, увлеклась происходящим. И когда последняя лошадь была куплена и зрители потянулись к дому, где их ждал «легкий завтрак» Белл, она ощутила самое искреннее разочарование.

Кейт уже совсем собиралась улизнуть в свою спальню, когда ее остановил оживленный голос хозяйки.

— Наконец-то! А я тебя везде ищу! Кейт, ты не поможешь мне с завтраком? Конечно, неловко тебя об этом просить, но я просто не знаю, за что хвататься. — Взяв Кейт под руку, она потащила ее в сторону дома, болтая по дороге о каких-то неувязках на кухне, из-за которых все пошло вкривь и вкось. Кейт не поддалась на ее уловку.

— Не нужно, Белл, — сказала она.

— Очень даже нужно, — возразила Белл. — Я же вижу, что ты собираешься спрятаться от нас на весь день!

— Ну и что в этом такого ужасного?

— Как что?! — изумилась Белл. — А кто будет смотреть за Леви с Коулом? Думаешь, мы вдвоем с Джонатаном углядим за твоими сорванцами? — Она увлекла Кейт через боковую дверь в буфетную при кухне. — Здесь все, что может понадобиться для стола. Если ты проследишь, чтобы слуги вовремя меняли пустые тарелки на полные, ты очень мне поможешь. Кстати, она совсем не в его вкусе.

— Что?.. Кто?

— Элизабет. Ну да, я действительно сначала собиралась их познакомить — ведь, кроме нее, у меня почти нет незамужних подруг. Но, право, это была глупейшая затея. В этом Джонатану никогда не требовалась помощь. — Белл равнодушно повела плечом. — А впрочем, она сама скоро надоест ему до смерти.

38
{"b":"18237","o":1}