ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Па!.. Па!.. — Отчаянные крики сыновей вернули Джонатана к действительности.

— Что случилось?

— Нам надо сказать мистеру Филдингу, что Кнут Джонсон здесь.

— Миссис Мерфи поскакала на помощь к Луноцветке…

— Она говорит, что Кнут опасный человек!..

— Подождите! — оборвал их совершенно сбитый с толку Джонатан. — Что Джонсон сделал с миссис Мерфи?

— Ничего.

— Просто мы с ней разговаривали, и только она услышала, что у мистера Джонсона прозвище Кнут, как тут же вся побелела и схватилась за ружье.

— Мы ей оседлали Молнию! — кивнул Коул. — А нам она велела скорее разыскать мистера Филдинга.

— Па, она правда сильно перепугалась.

В голове у Джонатана все закружилось. Что, если Чарли был прав насчет Сэма Джонсона? Да этот великан может растерзать Кейт голыми руками!

Джонатан торопливо схватил ружье и спрыгнул с повозки.

— Давайте Грома мне, а сами живо в повозку и отправляйтесь домой. Я поеду к мистеру Лангтону. Если миссис Мерфи там нет — тогда к Чарли. Встретите Чарли раньше меня — скажите ему, что у нас беда, и объясните, где меня найти.

Не успели Коул и Леви скатиться на землю, как Джонатан вскочил в седло и погнал лошадь вскачь.

По дороге к ранчо Клея отдельные обрывки выстраивались в его мозгу в общую картину. Джонсон говорил, что после войны он долго преследовал бандитов и партизан, которые запугивали мирных жителей именем Конфедерации… Вот откуда, вероятно, Кейт известно его прозвище. Неудивительно, что Макнесби так заинтересовался Филдингом и его сестрой. Для него эти двое — заурядные военные преступники.

Нет, тут же поправился он, Кейт не преступница — на сей счет ее брат высказался совершенно определенно. Да, теперь все, что он говорил, встало на свои места. Филдинг — гнуснейший из злодеев, убийца невинных людей, посягнувший на все, что свято для Джонатана, — и как таковой заслуживает самой мучительной смерти!..

Доскакав наконец до усадьбы Лангтона, Джонатан убедился, что драма уже в полном разгаре. Клей, с закрытыми глазами и окровавленной грудью, лежал на земле, непонятно, живой или мертвый.

Зная, что в любом случае ничем ему сейчас не поможет, Джонатан лишь мельком взглянул на Клея и сосредоточил все свое внимание на смертельной схватке, которая, повидимому, происходила в этот момент между двумя заклятыми врагами. Стоя в нескольких шагах друг от друга, они медленно передвигались по кругу и даже не заметили его появления.

— Ну, что ж ты, Кнут? — подначивал Филдинг, стараясь держаться на безопасном расстоянии от смертоносного хлыста. — Видно, стареешь, раз уж даже твоя подлая плетка не может сбить меня с ног?

Впрочем, вид его мало вязался с такой бравадой. На груди, между лентами иссеченной плетью рубахи, вздулись кровоточащие рубцы, правая рука, по-видимому, сломанная, безвольно болталась.

— Что, Кнут, с мужчиной-то трудновато справиться? С женщинами да со стариками оно полегче будет, да?

На одной штанине у Кнута расплывалось большое кровавое пятно, однако он, не обращая внимания на рану, продолжал наступать. Если Филдинг ставил своей целью разъярить противника, то, кажется, ему это удалось. Лицо Кнута все больше свирепело, плетка взвивалась все чаще, и ее резкое, как выстрелы, щелканье разносилось далеко в весеннем воздухе.

Филдингу в основном удавалось уворачиваться от смертоносных ударов, когда же плетка доставала его, он словно и не замечал боли.

— Ты трус, Кнут! У вас это, видать, семейное! Братец твой, Фрэнк, тоже был трусом!..

Вконец обезумев, Кнут наклонил голову и с яростным воплем бросился на противника. Но Филдинг именно этого и ждал. Он нагнулся, выхватил из-за голенища нож и, зажав его в левой руке, замер.

В долю секунды Джонатан понял, что пора действовать, иначе сейчас на его глазах может пролиться кровь невинного человека. Моля Бога, чтобы сделанный им выбор оказался правильным, он поднял ружье.

38

Раздался оглушительный выстрел, и плечо Джонатана дернулось от мощной отдачи.

— Патрик!

Джонатан вскинул голову. Он только сейчас заметил Кейт, припавшую к земле за кучей сена у конюшни. Когда она, сорвавшись с места, помчалась через весь двор к своему брату, сердце Джонатана сжалось.

Платье у нее на плече было рассечено, и через прореху светился уродливый красный рубец, волосы растрепались, руки черные — казалось, ее волокли по грязи.

Послышался стон, и Джонатан снова обернулся к лежащим. Огромный Кнут навалился на Филдинга, и было не разобрать, кто из двоих стонет. В несколько прыжков Джонатан оказался рядом.

— Эй, ты в порядке?

— Буду в порядке, если кто-нибудь уберет с меня этого мерзавца! Он тяжелый, как буйвол.

Джонатан кое-как перекатил безвольное тело на землю. Теперь Кнут лежал на спине, и было видно, что грудь его прострелена навылет, а между ребрами, чуть левее пулевого отверстия, торчит рукоятка ножа. Незрячие глаза мертвеца глядели на низко бегущие серые облака.

— Ах, Патрик, ты ранен! — в отчаянии вскрикнула подбежавшая Кейт. Из глаз ее хлынули слезы. Опустившись на колени, она тронула пальцем кровь на его груди.

— Да нет, это не моя… — Он не успел договорить, потому что совсем рядом прогремел пистолетный выстрел.

Обернувшись, все трое увидели, что Клей привстал на одном локте, в руке его дымится пистолет, а сообщник Кнута стремглав бежит к лошади. Пуля, видимо, попала ему в плечо: он дернулся, но все же сумел вспрыгнуть в седло. Перезаряжать оружие было некогда, и ни Джонатан, ни Клей не в силах были его остановить.

— Проклятье, — процедил Клей, глядя вслед быстро удаляющемуся всаднику.

— Ты ранен? — спросил ею Джонатан.

— Навылет. Боль адская, но, кажется, внутри ничего не задето. — Он оглядел свою окровавленную рубаху. — Словом, ерунда, это только вид такой устрашающий… Филдинг, ты-то как?

— Рука, по-моему, сломана, но в остальном полный порядок. — Патрик, опираясь на Кейт, сел. — Спасибо, Кентрелл. Выстрел был что надо.

— Будь со мной пистолет, я выстрелил бы лучше, — вздохнул Джонатан, разглядывая тело убитого. — Я ведь метил в плечо, а не в грудь. Без очков приходится целиться черт знает сколько времени. — Он пожал плечами и встал. — Да и кто его знает, что его прикончило, моя пуля или твой нож.

Джонатан поднял глаза. Небо быстро темнело — судя по всему, надвигалась гроза.

— Кейт, помоги-ка своему брату дойти до дома, а я отведу Клея.

— А Луноцветка?

— Как, и Луноцветка здесь?

— Вон она, — Кейт указала на скрючившуюся на земле индеанку и еще раз с содроганием взглянула на труп Кнута. — Он чуть не засек ее насмерть. Оказывается, она была его женой, и он решил наказать ее за то, что она тогда от него сбежала. Господи, как он над ней измывался!.. — Кейт судорожно сглотнула и помотала головой. — Не знаю, кем он там был во время войны, но после… Он превратился в настоящее чудовище.

От одного взгляда на Луноцветку последние сомнения Джонатана улетучились: в чем бы ни состояли прошлые преступления Филдинга, он, Джонатан Кентрелл, выстрелил в того, в кого надо.

— Луноцветка, — тихо позвал он, садясь на корточки рядом с индеанкой. — Все кончилось. Все страшное позади.

— Он… мертвый? — Слетевшие с распухших губ слова были чуть слышны, но надежда в них казалась бездонной.

— Да.

Луноцветка закрыла глаза.

— Хорошо.

Джонатан сбросил с себя пальто и заботливо укрыл ее.

— Полежи пока здесь. Я скоро за тобой приду.

— Кто это такая? — спросил Клей, когда Джонатан вернулся к нему.

— Луноцветка? Это индеанка, она была его женой. — Он кивнул на мертвеца. — Прошлой осенью Чарли подобрал ее тут неподалеку примерно в таком же виде, как сейчас. Так она у него и осталась. Давай-ка посмотрим, что там у тебя.

Очень скоро Джонатан убедился, что Клей был совершенно прав: пуля прошла, ничего не задев. Однако он потерял много крови, и медлить было нельзя.

60
{"b":"18237","o":1}