ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стало быть, отвлечь внимание не удалось. Что ж, Макнесби всегда отличался настырностью.

— Послушай. Не знаю, зачем они тебе, но я не думаю, чтобы кто-то из них представлял серьезную опасность.

— Вот как? В письме ты высказывал иные соображения на этот счет.

— Думаю, виной всему мой прошлый шпионский опыт. Мне слишком долго пришлось служить под твоим началом, и теперь любые странности в поведении людей меня настораживают, а этот Филдинг вел себя куда как странно.

— Интересно, что заставило тебя изменить мнение о нем?

Джонатан устало провел рукой по лицу. Что заставило его изменить мнение? Ведь он въезжал во двор Клея Лангтона в полной уверенности, что Филдинг — гнуснейший из преступников. И однако же, когда Филдингу грозила опасность, он, не колеблясь, выстрелил в Кнута Джонсона.

— Трудно сказать, — пожав плечами, ответил он. — Возможно, то, что он не побоялся с одним ножом выйти против этого чудовища… Не знаю, в чем там замешан Филдинг, но его сестра к этому не имеет никакого отношения. Мне в жизни не приходилось встречать человека более честного и открытого, чем Кейт. — Он вызывающе взглянул на гостя. — С ее братом можешь делать что угодно, но она останется здесь.

Макнесби удивленно приподнял брови.

— Ты собираешься взять ее на поруки?

— Я собираюсь на ней жениться.

Тут Макнесби, к удивлению Джонатана, расхохотался.

— Нет, чтоб я провалился! Еще одного окрутила!

— Что значит — еще одного? — подозрительно спросил Джонатан.

— А то, что не ты первый из самых моих любимых подчиненных не смог перед ней устоять. — Джонатан шагнул уже к нему, но Макнесби примирительно поднял руку. — Ну-ну, не пойми меня превратно! Я не хочу опорочить Кейти в твоих глазах. Более того, я целиком разделяю твое мнение о ней.

— Значит, ты обещаешь не причинять ей вреда?

— Ни ей, ни ему. — Макнесби улыбнулся, как показалось Джонатану, чуть печально. — Может, они и не очень будут рады меня видеть, но вреда я им не причиню.

— Разве ты не собирался их арестовывать?

— Как я могу кого-то арестовывать, когда я давно в отставке?

Джонатан задумчиво потер усы.

— Не понимаю, зачем тогда было тащиться к черту на рога за двумя преступниками, которых ты даже не можешь арестовать?

Макнесби усмехнулся.

— Ну, это ты скоро поймешь… Да скажешь ты мне наконец, где они, или нет?

— А что мне еще остается?

— Ничего.

Устало вздохнув, Джонатан вывел своего бывшего начальника во двор, где тем временем начал накрапывать дождик. Не прошло и минуты, как они уже стояли перед дверью гостиной. Джонатан чувствовал себя Иудой. Наконец, секунду поколебавшись, он нажал ручку и шагнул в комнату. Кейт и Патрик одновременно подняли головы.

— Тут один человек хочет…

На лицах брата и сестры появилось одинаково изумленное выражение.

— Дядя Мэтью! — в один голос воскликнули они.

39

— Дядя?.. — Джонатан удивленно обернулся к Макнесби, но тот неотрывно смотрел на Патрика.

— Это ты!.. Я боялся даже надеяться… — Макнесби наконец перевел дыхание. — Восемь лет я искал тебя, чтобы попросить прощения, Патрик. В жизни ни о чем так не жалел, как о той нашей последней размолвке. Когда я узнал, что ты в Андерсонвилле…

— Ты знал, что он там был, и не сказал мне ни слова?! — ахнула Кейт.

— Я знал все или почти все места, в которых он успел побывать за последние пять лет, но вот перехватить его никак не получалось, — сказал он. — Так что тебе я ничего не говорил, чтобы не вселять напрасных надежд. — Он снова перевел взволнованный взгляд на Патрика. — А когда мне удалось заслать человека в Андерсон-вилл, чтобы вытащить тебя оттуда, ты, оказывается, уже бежал.

— Как то есть — заслать человека? — спросил Патрик.

— Ваш… Гм-м-м!.. Ваш дядя во время войны возглавлял шпионское управление, — пояснил Джонатан. — Он мог заслать кого угодно и куда угодно.

— Дядя Мэтью? — Кейт недоверчиво переглянулась с братом. — Но Джонатан, тебе-то это откуда известно, если даже его семья ничего не знала?

— Кентрелл был одним из моих лучших агентов, — улыбнулся Макнесби.

У Кейт от удивления округлились глаза.

— Но как же, ведь в Геттисберге ты сражался вместе с солдатами! Разве шпионы сражаются на передовой?

— В тот момент я под видом солдата расследовал утечку сведений в Железной бригаде — так что пришлось отрабатывать собственную легенду. — Джонатан сверлил глазами бывшего начальника. — Ты что, не мог по-человечески передать с посыльным, что этот так называемый Филдинг твой племянник?

— Я не был уверен, что это он. Я уже говорил: Патрик все время хоть на шаг, да опережал меня. Он без конца менял имена, и к тому времени, как я успевал его обнаружить, уже срывался с места. Помню, прошлым летом мои люди искали его по всему Техасу, но он как сквозь землю провалился. — Макнесби машинально провел рукой по своим сединам. — А в Монтане даже Кнут завел нас в тупик.

— Кнут? — Патрик прищурился.

— Дело в том, что его выследить было гораздо легче. Когда мои люди тебя теряли, надо было только выяснить, где Кнут, — и мы снова выходили на тебя.

— Значит, этот негодяй и правда гонялся за тобой, — послышался голос Клея с кушетки. — Но почему?

— Патрик не захотел заодно с Кнутом убивать южан и сдал его властям, — сказала Кейт, заканчивая перевязку. — Кнут жаждал отомстить Патрику за смерть своих людей.

— Боже правый! — Клей посмотрел на Патрика так, словно видел ею впервые. — И ты один не побоялся пойти против целой банды?

— Зато после этого шесть лет пришлось провести в бегах, — горько усмехнулся Патрик. — А хуже всего то, что за мою голову, как за головы всех бандитов, тоже назначено вознаграждение.

— Было назначено. — Макнесби улыбнулся. — Но знаешь, какой указ чуть ли не первым делом подписал Грант после своего вступления в должность? Указ о твоем помиловании.

— Президент Грант?!

— Ай да Макнесби! — восхитился Джонатан. — Интересно, как тебе это удалось? Ты что, пригрозил рассказать всем, что его настоящее имя Хирам?

— Без этого обошлось. Ведь не было никаких доказательств, что Патрик входил в банду… Впрочем, Грант действительно мне кое-чем обязан.

— Одного не могу понять, — заметила Кейт, подсаживаясь к Луноцветке. — Как это ты смог выследить Кнута так быстро? Он же только вчера появился в наших краях.

— Я его не выслеживал, — возразил Макнесби. — Я понятия не имел, что Кнут здесь.

— Тогда как же ты меня нашел? — вмешался Патрик.

— В последнем письме Джонатан упоминал некоего Тома Филдинга и его сестру Кейт. Описание как будто совпадало, вот я и решил самолично проверить, не мои ли это племянники.

Кейт растерянно переводила взгляд с Джонатана на Макнесби.

— Он прислал тебе письмо?

Представив выражение Кейт, когда она поймет, что он ее предал, Джонатан почувствовал непреодолимое желание убежать куда подальше.

— Пойду принесу свежей воды для Луноцветки, — буркнул он и, прихватив тазик с водой, которой Кейт промывала рану Клея, вышел.

Макнесби с улыбкой проводил его глазами.

Кажется, его бывший подчиненный побаивался его племянницы.

— Мы с Джонатаном постоянно переписываемся. Еще во время войны я заметил у него несомненный талант ко всякого рода денежным спекуляциям. С тех пор мы провернули вместе с ним множество удачных дел.

— Значит, это и есть тот самый дядя, который готовил тебя в банкиры? — Клей смотрел на Патрика. — Я правильно понимаю, что скоро мне придется лишиться своего счетовода?

Взгляды дяди и племянника встретились, вопрос Клея повис в воздухе.

— Ради Бога, Патрик! — не выдержала Кейт. — Ты же сам полгода назад говорил, что собираешься вернуться к дяде Мэтью, когда все решится. Своим приездом он просто облегчил тебе задачу, а ты ведешь себя, как тупоголовый ирландец!

Патрик еще секунду поколебался.

— А, черт, — пробормотал он наконец и в несколько шагов оказался рядом с Макнесби. Прижав его к себе здоровой рукой, он широко улыбнулся. — Страшно рад тебя видеть, дядя Мэтью.

62
{"b":"18237","o":1}