ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Зарывшись лицом в ее волосы, он рассказывал ей то, чего не говорил прежде никогда и никому, и слезы бежали по его щекам и смешивались с ее слезами. Он рассказывал, как Бен умер, не приходя в сознание, у него на руках. Он силился объяснить свое упрямое многолетнее бегство от прошлого, желание вычеркнуть из своей жизни войну и все, что с ней было связано, — и его измученная душа ждала от нее понимания, как утопающий ждет спасительного каната.

— Бен, наверное, узнал меня и успел отклонить штык. Он спас меня, а я его убил. — Кейт помнила эту фразу: он произносил ее во время метели и, вероятно, повторял про себя тысячи и тысячи раз.

— Может, и не узнал, — сказала она, водя рукой по его спине. — Из твоего рассказа получается, что в тот момент он как раз переваливался через стену, так что вряд ли он мог тебя ясно видеть.

Джонатан удивленно приподнял голову.

— Я этого не учел. — Он вздохнул. — Но это не меняет дела. Все равно — я убил брата Мэри.

— Но ведь ты не хотел этого. Кроме того, — добавила она, гладя его щеку, — ты спас моего брата. Возможно, это как-то уравновесит чаши весов.

Джонатан посмотрел на нее долгим взглядом, потом крепче прижал к себе.

— Ты всегда так чертовски логична, Кейт. Может, за это я тебя и люблю.

Он любит ее? Эти слова показались ей восхитительной музыкой, и сразу же стало легче сказать ему о своем решении. Пора, лучшего момента не будет. Кейт глубоко вздохнула и закрыла глаза.

— Джонатан, я передумала. Я согласна быть твоей любовницей. Я понимаю, конечно, что мне еще многому надо научиться, но я постараюсь. Я согласна даже на все твои фантазии.

Молчание, которым он встретил ее заявление, пожалуй, слишком уж затянулось. Кейт наконец не выдержала и, приоткрыв глаза, столкнулась с весьма скептическим взглядом Джонатана.

— Не смотри на меня так, — сказала она. — Я уверена, что очень скоро научусь.

— Чему? Быть любовницей или устраивать оргии?

— А это не одно и то же?

— Как правило, нет.

— Мм-м. — Кейт, как ни странно, почувствовала некоторое разочарование. — Жалко. Я думала, когда я привыкну, оргии могли бы мне понравиться.

— Скажи, пожалуйста, что вообще ты подразумеваешь под оргиями? — спросил Джонатан, покусывая щеку, чтобы не расхохотаться.

— Разве оргии — это не то, что ты проделывал тогда с вином?

— Нет, наивная моя девочка, это решительно не то.

— Что же тогда?

Джонатан объяснил и, проследив за тем, как краска постепенно залила ее лицо, довольно улыбнулся.

— Все-таки у тебя это замечательно получается.

— Что замечательно получается? Выставлять себя круглой дурой?

— Нет, краснеть. Румянец начинается где-то на животе, а оттуда уже ползет к лицу, — сказал он, проводя снизу вверх рукой. — Интересно, как бы выглядела любовь в парильне? Может, попробуем?

— Я думаю… — Губы, скользящие вниз по ее шее, мешали Кейт говорить. — Я думаю, Луноцветка бы не одобрила… Она ведь тут общается со своим Богом.

— Тогда нужно скорее уходить, — пробормотал Джонатан. — Потому что еще пару минут — и кто-нибудь из нас соблазнит другого.

Кейт откинула голову, чтобы ему удобнее было ее целовать.

— Значит, ты берешь меня к себе в любовницы? — прошептала она.

Джонатан последний раз торопливо поцеловал ее и поднял со своих колен.

— Ни за что.

— То есть как — ни за что?

— Я тоже передумал. Я больше не хочу, чтобы ты была моей любовницей. — Пригнув плечи, он уже пробирался к выходу.

— Но почему? — в замешательстве воскликнула Кейт.

— Потому что хочу, чтобы ты была моей женой, — через плечо бросил Джонатан, и откидная кожа над входом опустилась за ним.

— Что? — Когда Кейт выбралась из парильни, Джонатан уже сидел в запруде. — Что ты хочешь этим сказать? — Сердито подбоченясь, она потребовала объяснений.

Джонатан с широкой улыбкой смотрел на нее из воды.

— Ты правда хочешь выслушивать мой ответ на таком расстоянии или, может, все-таки спустишься ко мне, чтобы я мог сделать тебе предложение по-человечески?

Не успела Кейт ответить, как сзади нее между деревьями послышался голос Чарли:

— Эй вы, двое, куда это вы направляетесь?

— Мы идем искать папу и миссис Мерфи, — озабоченно ответил Леви.

— Ага, — раздался голос Коула еще ближе. — Он пошел просить ее выйти за него замуж. Надо помочь ему ее уговорить.

Кейт чуть ли не нырнула в пруд.

— Не волнуйся, — рассмеялся Джонатан, притягивая ее к себе. — Чарли с Луноцветкой их не пропустят. Я попросил их покараулить перед твоей хижиной.

— По-моему, он обойдется без вашей помощи, — послышался невозмутимый голос Чарли.

— А если она скажет ему «нет»?

— Думаю, вряд ли. Разве что вспомнит, что, выходя замуж за отца, она получит в придачу двух таких сыночков.

Последовало недолгое молчание.

— Может, лучше тогда пусть сам…

— Да, пожалуй, так будет лучше.

— А, придумал! Пойдем-ка сготовим ужин. Знаешь, как ей это понравится?

— Ага! Печенье и рагу! — Голоса как будто начали удаляться.

— Но мы же не умеем печь печенье…

— Вот еще! Я столько раз видел, как миссис Мерфи все делает. Совсем не трудно!..

Дальнейшее обсуждение ужина постепенно стихло вдали.

— Не пущу, — сказал Джонатан, крепче прижимая к себе Кейт, чтобы не вырвалась. — Ты не ответила на мой вопрос.

— А ты его еще не задал.

— Верно. — Приподняв пальцем ее подбородок, он сначала ее поцеловал, а уж потом с улыбкой посмотрел ей в глаза. — Кейт, я прошу тебя оказать мне честь быть моей женой.

Обхватив руками его шею, Кейт теснее прижалась к нему в ледяной воде.

— Не знаю… Я уже как-то привыкла к мысли, что буду твоей любовницей.

— Ах, все-таки привыкла?

— Мм-м… И, честно говоря, в положении любовницы гораздо больше преимуществ.

— Ты уверена?

— Вполне. Жена ведь не может вспылить ни с того ни с сего или выкинуть какую-нибудь глупость.

— А любовница?

— Сколько угодно. — Она провела мокрым пальцем по его груди. — Конечно, если ты берешься меня убедить, что в случае замужества я ничего не потеряю…

На щеках Джонатана появились ямочки.

— Кажется, я знаю, что тебя убедит.

Еше долго после этого Кейт недосуг было думать о том, что творится у нее на кухне.

65
{"b":"18237","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мег. Первобытные воды
Путы материнской любви
Путин и Трамп. Как Путин заставил себя слушать
Волшебная сумка Гермионы
Неукротимый граф
След лисицы на камнях
Ветер Севера. Аларания
Динозавры. 150 000 000 лет господства на Земле
Вдали от дома