ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ничего, во всяком случае, запах конского пота там никому не помешает! — огрызнулась она. — А что касается вашего дома, то смерч и тот не перевернет его вверх дном. В жизни не видела такого свинарника! — Кейт была уже вне себя и, решительно уперев руки в боки, надвигалась на своего хозяина. — И вы еще смеете являться сюда и обзывать меня дурой! Может, уборная и не самое подходящее место для вашего седла, но уж никак не хуже кухни! Насколько я понимаю, вы скоро достроите сарай — вот и снесете в него тогда всю свою сбрую. А пока что с вашим драгоценным седлом и в сортире ничего не сделается!

С этими словами она развернулась и зашагала к двери отведенной ей спальни. Вид сидящих на полу Берни и Леви напомнил ей о начале сцены, к развязке которой подоспел Джонатан. Она еще раз обернулась.

— И вот еще что. Ваши сыновья не имеют к этой собачке никакого отношения. Это я оставила дверь открытой, а они просто пытались ее поймать. — И, на глазах у онемевших слушателей, она шагнула в комнату и захлопнула за собой дверь.

Рухнув на кровать, Кейт несколько секунд смотрела в окно, прежде чем поняла, что она натворила. В порыве необузданного гнева она отвергла единственную достойную работу, на которую могла надеяться. Сердце ее упало. Теперь уже выбора нет, придется возвращаться в «Золотую шпору». Да, Джонатан Кентрелл был прав… Она и есть самая последняя дура.

Кейт, все еще не шевелясь, сидела на кровати, когда в дверь постучали.

— Кто там? — спросила она, хотя и догадывалась, что это Джонатан Кентрелл, по-видимому, пришел сообщить ей, что она уволена. У нее перед глазами до сих пор стояло его потрясенное лицо в тот момент, когда она его отчитывала, — лицо человека, явно непривычного к тому, чтобы ему перечили.

— Это мы, Леви и Берни, — еле слышно донеслось из кухни.

Кейт удивленно подняла голову.

— Входите.

Дверь медленно отворилась. Братья стояли на пороге, смущенно переминаясь с ноги на ногу.

— Папа велел вам передать, что сбруя пусть пока остается в уборной, но в другой раз, если понадобится что-нибудь вынести из дома, спросите сначала у него.

— А больше он ничего не говорил? — Кейт не могла поверить, что после всего этого она еще не потеряла работу.

Последовало неловкое молчание.

— Говорил, — с несчастным видом признался Леви. — Он сказал, чтобы мы придумали, как повесить седло на стенку в уборной.

— И что если наши собачки опять набедокурят, то все равно придется от них избавиться, как он с самого начала и предупреждал.

— Почему вы все время говорите, что собачки ваши?

Братья переглянулись.

— Понимаете, когда мы только приехали, их тут было полным-полно, и папа велел нам ставить на них силки, — сказал Леви.

— Ведь их норки опасны для лошадей, — вставил Берни.

— Мы сразу же отловили десяток, — не обращая внимания на брата, продолжал Леви. — Потом мы решили посмотреть, кто больше поймает, только они все не помещались в клетку и приходилось их постепенно выпускать. Ну а после, когда нам попадались собачки, уже трудно было сказать, новые это или старые…

— И тогда мы начали их клеймить. Кейт вытаращила глаза.

— Клеймить? Луговых собачек?

— Ага, — сказал Леви. — Мы сделали два маленьких клейма из гвоздей. Чарли это одобрил. Он сказал, что у нас задатки настоящих ковбоев.

— Думаю, папе тоже понравилось, хоть он и бранился. Он разрешил нам оставить тех, которые уже были с клеймом. — Берни вздохнул. — А остальных почти всех Чарли переловил, так что теперь новые попадаются ужасно редко.

— Так вы что же, до сих пор их отлавливаете и клеймите? Впрочем, ладно, можете не говорить. — Она встала и отряхнула намокшие юбки. — Ступайте-ка лучше вешайте на место седло, а я закончу с кухней. — Глядя им вслед, она подумала, что, кажется, с этими сорванцами она хлебнет еще лиха.

Впрочем, и с их отцом, возможно, будет не легче. Он, может, с виду и похож на ангела, зато уж вспыльчив как черт. Любопытно, что его высокопарных речей мальчишки боятся пуще порки… И все-таки собачек он им позволил оставить.

Кейт переоделась в чистое платье и, застегиваясь, еще раз оглядела окно. Как бы то ни было, Джонатан Кентрелл человек особенный. Взять хотя бы его дом: огромные окна, просторный туалет — все это диковинки в здешней глуши.

И хотя он, по всей видимости, простил выходку новой экономке, вряд ли она произвела на него благоприятное впечатление. В первый же день она предстала перед ним во всей красе, пройдясь по дому ураганом и обнаружив при этом характер мегеры.

5

— Ужин готов?

Катарина поставила на стол последнюю тарелку, подняла глаза и улыбнулась нетерпению Леви.

— Когда вы умоетесь, он уже будет на столе.

— Опять умываться, — вздохнул Берни.

— Пойдем скорее, Берни! — Леви уже выбежал на улицу. — Я голоден.

Похоже, за дверью между двумя братьями началась небольшая словесная перепалка, но Кейт не вслушивалась, пока к мальчикам не присоединились Чарли и Джонатан.

— Так-так, я вижу, мои сыновья уже разобрались, для чего существуют умывальники!

— Миссис Мерфи велела…

— Правильно велела. Да давайте-ка поживее. Мы с Чарли тоже хотим умыться.

Стараясь унять дрожь в руках, Кейт толстыми ломтями нарезала кукурузный хлеб. Джонатан еще вполне может отправить ее восвояси, особенно когда увидит, что она приготовила на ужин. Кроме остатков муки, в доме мало что удалось наскрести. Кастрюля бобов да кукурузный хлеб — вот и все, что она смогла состряпать из имеющихся продуктов.

— Па, ты помой лучше шею, — посоветовал Берни. — Иначе миссис Мерфи не пустит тебя за стол — так она сказала.

Плеск воды немедленно прекратился.

— Что? — В голосе Джонатана послышались угрожающие нотки. Он явно понял слова сына так, что речь шла о нем лично.

— Да нет, — вмешался Леви, — она сказала, что ни один мужчина не посмеет сесть за ее стол неумытый и с грязными руками, а про шеи она ничего не говорила.

— А-а. — Прошло еще несколько секунд, и плеск воды возобновился. — Да, пожалуй, лучше помою, а то, чего доброго, выгонят меня из-за стола.

Кейт больше всего на свете хотелось убежать и спрятаться в спальне, но она поставила на стол хлеб и начала накладывать бобы. К тому времени, как она закончила, мужчины уже гурьбой вошли в кухню и расселись по местам. Изо всех сил стараясь удержать улыбку на лице, Кейт водрузила миску с бобами посреди стола и села рядом с Берни.

— Добрый вечер, джентльмены, — сказала она.

Чарли и мальчики ответили на приветствие, однако Джонатан почему-то продолжал смотреть на нее молча.

Наконец он приподнял одну бровь и спросил:

— Ну, как?

— Что… как?

— Чисто? — Джонатан склонил голову, предъявляя вымытую шею.

Щеки Кейт вспыхнули, однако она вызывающе вскинула голову.

— На сегодня сойдет. Уверена, что в следующий раз у вас получится гораздо лучше.

К ее удивлению, Джонатан расхохотался.

— Туше, миссис Мерфи! Так говорят фехтовальщики, — пояснил он в ответ на ее недоуменный взгляд. — Это значит, что вы выиграли.

— Не знала, что у нас, оказывается, состязание. — С напускным безразличием она подняла тяжелый кувшин. — Вам молока или кофе?

Больше во время ужина никто не отвлекался. Точнее сказать, все были настолько заняты собственно ужином, что всякие волнения Кейт по поводу его непритязательности рассеялись как дым. Мужчины ели с таким аппетитом, будто им устроили королевское пиршество. Быстро прикончив бобы, они принялись за хлеб с патокой. Кейт с изумлением смотрела, как они расправляются с этим «десертом». Брайану тоже всегда нравилось, как она готовит, но не до такой же степени!

Наконец Чарли с удовлетворенным вздохом откинулся на стуле.

— Ну, спасибо, миссис Мерфи, ублажили! — Он похлопал себя по животу. — Джон! По-моему, она нам подойдет.

Отпив кофе, Джонатан задумчиво взглянул на Кейт.

— Если бы она еще научилась держать себя в руках и вовремя прикусывать язычок, цены бы ей не было. — Строгость слов не вязалась с веселым огоньком в его глазах. — Правда, не думаю, чтобы это произошло очень скоро, так что нам остается только довольствоваться ее стряпней.

8
{"b":"18237","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
#INSTADRUG
Telegram. Как запустить канал, привлечь подписчиков и заработать на контенте
Честная книга о том, как делать бизнес в России
Идеальная собака не выгуливает хозяина. Как воспитать собаку без вредных привычек
Очаг
На самом деле я умная, но живу как дура!
Венец многобрачия
Магический пофигизм. Как перестать париться обо всем на свете и стать счастливым прямо сейчас
Убийство в стиле «Хайли лайки»