ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Продавец кивнул.

– Ясно. Сейчас покажу образцы. – Владелец магазина взглянул на Коула поверх очков. – Что, молодая дама все еще у вас? – Коул кивнул, и Франк удивленно поднял брови. – А память к ней вернулась?

– Так, обрывками. Ты ничего не слышал?

– Нет. Я спрашивал всех, кто сюда заходил – никто ничего не знает. Правда, был тут какой-то тип, говорил, что ищет Элизабет Скотт, но он сказал, что она давно здесь живет, много лет.

– Ты уж, пожалуйста, не бросай расспросы. Может, еще что-нибудь выяснится.

– Буду только рад. – Франк выложил на прилавок несколько рулонов ткани.

Коул выбрал четыре, затем оглядел полки над прилавком.

– Отрежь каждой сколько нужно на платье и... еще ярдов десять вон того белого батиста.

Франк согласно кивнул и начал отмерять материал.

Звякнул колокольчик над дверью. В магазин вплыла Салли Лангтон.

– О, Коул, вот это сюрприз! Такая рань, а ты уже в поселке!

Коул выглянул за дверь, где стоял привязанный к стойке Сумрак. Хорош сюрприз! Его лошадь известна на всю округу. Салли могла и не заходить в магазин, чтобы понять, что Коул здесь.

– Доброе утро, Салли. Ты тоже сегодня встала с петухами.

– Мне надо кое-что купить. – Она бросила на него лукавый взгляд из-под длинных темных ресниц. – А ты выглядишь усталым. Перетрудился?

– Можно сказать и так. Вчера вечером у меня была долгая и трудная поездка, и я совершенно вымотался.

– А меня верховая езда всегда бодрит, – заметила Салли с усмешкой.

– Все верно, но лошадям иногда надо давать передышку. – Коула начали раздражать нескромные шуточки Салли. Он повернулся к продавцу. – Ты бы не мог упаковать как следует? Я без фургона.

Франк тихонько усмехался, перевязывая бечевкой увесистый сверток. Ни для кого не было секретом, что прелестная вдовушка положила глаз на Коула. В поселке даже заключались пари: добьется она своего или нет. И Франк отдал бы половину своего недельного дохода, чтобы узнать, почему слова Коула заставили Салли покраснеть. Она была явно смущена.

Кивнув на прощание Франку, Коул взял сверток, приподнял шляпу, прощаясь с Салли, и вышел.

– Разве миссис Кентрелл заболела? – спросила Салли.

Франк удивленно поднял брови.

– Насколько я знаю, нет. Почему вы так решили?

Салли небрежно указала на рулон коричневой шерстяной ткани.

– Просто странно: Коул специально едет в поселок, чтобы купить ей материала на платье.

Франк всегда недолюбливал Салли и был среди тех, кто надеялся, что Коул не попадет к ней в сети. И сейчас представился прекрасный случай ей досадить.

– Я думаю, это для молодой дамы.

Салли бросила на него быстрый взгляд.

– Какой молодой дамы?

– А вы не слышали? Это случилось пару недель назад. Лошадь Джоша чего-то испугалась, понесла и ударила женщину по голове копытом. Коул сумел ее выходить, но, когда она очнулась, оказалось, что она ничего не помнит. Не мог же он бросить ее на произвол судьбы – ну, и оставил на ранчо, пока не выяснится, кто она такая. Похоже, Кейт взяла ее под крылышко. Похоже, она всем очень полюбилась. Док Эддли говорит: она прехорошенькая.

– Как интересно, – протянула Салли, недобро прищурившись. – Надо будет заглянуть к ним. Мы ведь все-таки соседи.

Франк подавил смешок. Вот бы посмотреть, как Салли Лангтон борется за свои права.

Стефани чистила картошку на кухне, когда вошел Коул и небрежно бросил ей на колени тяжелый сверток.

– Вы, наверно, знаете, что с этим делают, – сказал он.

Стефани удивленно подняла глаза. Коул напоминал сейчас маленького мальчика, подготовившего взрослым сюрприз.

Развязав веревку, Стефани увидела белую бумажную ткань. Она перевела вопросительный взгляд на Коула.

– Я думаю, вы сможете сшить себе несколько ночных рубашек и... и все прочее. – Сквозь густой загар на его щеках проступила краска смущения.

Под тонким батистом оказался набивной ситец.

– А из этого можно сшить платье, – добавил Коул.

– О-о! – Стефани с восторгом перебирала ткани. В свертке было два отреза ситца, под ними коричневая шерстяная ткань, а на самом дне – отрез зеленой шерсти удивительно теплого мягкого оттенка.

– Какая красота! – воскликнула Стефани, поднося ее к лицу.

У Коула перехватило дыхание от восхищения. Стефани смотрела на него со счастливой улыбкой, щеки ее раскраснелись, а цвет ткани словно отражался в сияющих зеленых глазах. Она была чудо как хороша.

– Спасибо, Коул, это удивительно красиво. Скорей бы сшить из них платья! – Стефани собрала отрезы и побежала к дверям. – Пойду уберу, а то запачкаются.

Оставшись наедине с пасынком, Кейт хмуро бросила:

– Кажется, она тебя простила, хотя ты этого и не заслужил.

Коул усмехнулся и пошел к выходу.

– А ты не забыла и не простила, верно? – Он шумно вздохнул. – Зато Стефани, по-моему, рада. Что ж, придется довольствоваться этим.

Несколько минут Коул стоял в дверях. Когда он вновь заговорил, улыбка исчезла с его лица и в голосе слышалась глубокая печаль.

– Думаю, пора разобрать вещи Мегги. – Он осекся и побелевшими пальцами сжал поля шляпы. – Не знаю, смогу ли я это сделать.

– Сама займусь этим после обеда.

– Музыкальную шкатулку возьми себе. – Он снова вздохнул. – А щетка и гребень пригодятся Стефани.

На последнем слове его голос дрогнул. Он надвинул шляпу на лоб и, не оглядываясь, вышел.

После обеда Стефани помогала Кейт в этом печальном деле. Она перебирала вещи, когда-то бывшие частью жизни Мегги Кентрелл, и все сильнее ощущала странное родство с умершей. Особенно привлекла ее изящная музыкальная шкатулка. Стефани подняла крышку. Послышалась тихая незатейливая мелодия – словно колыбельная из далекого детства... Словно еле слышный шепот памяти...

– Мегги очень ее любила и все время слушала.

Стефани благоговейно погладила полированную крышку.

– Очень красиво.

– Чуть не забыла, – Кейт выдвинула ящик комода. – Коул велел отдать это тебе.

Стефани смотрела на серебряный гребень и щетку.

– Он велел? Почему?

– Ну, надо же тебе чем-то причесываться. Конечно, лучше будет, если ты не станешь делать это у него на глазах. Он любил смотреть, как Мегги расчесывает волосы.

Они укладывали платья Мегги в сундук, когда за окном послышался стук колес. Кейт наклонила голову, прислушалась.

– Должно быть, док Эддли. Впусти его, пожалуйста, а я закончу здесь.

Но за дверью оказался не доктор. Из дорогого экипажа выпорхнула миниатюрная женщина, одетая по последней моде. Платье изысканного покроя соблазнительно облегало ее пышные формы, белокурые волосы были уложены в изящную прическу. Блестящие карие глаза смотрели холодно и недоверчиво.

Незнакомка поднялась на крыльцо и снисходительно кивнула в знак приветствия.

– Здравствуйте. Я Салли Лангтон. А вы, наверно, та самая дама, которую спас Коул.

– Здравствуйте. – Стефани неуверенно улыбнулась в ответ на холодную улыбку гостьи. – Я Стефани.

Не дожидаясь приглашения, женщина обогнула Стефани и вошла на кухню. Стефани, растерявшись, запоздало спросила ей вслед:

– Не хотите ли зайти выпить чаю?

– Спасибо. – Гостья улыбнулась, но глаза ее оставались холодными.

Готовя чай, Стефани все время чувствовала на себе оценивающий взгляд Салли. Стефани недоумевала: эта женщина ведет себя так высокомерно и... недоброжелательно. Отчего? Они же никогда не видели друг друга!

Стефани разлила чай по чашкам и села. Салли любезно улыбнулась.

– Надеюсь, вы не в обиде на то, что я заехала без приглашения. Но мы с Коулом такие давние друзья... – Она многозначительно умолкла и принялась за чай.

Салли была чрезвычайно довольна. Стефани на поверку оказалась долговязой и неуклюжей простушкой. Ей, Салли, она и в подметки не годится.

– Коул уехал на пастбище. Мы не ждем его раньше ужина.

– Какая досада! Я-то надеялась его застать. – На самом деле Салли совершенно не стремилась встретиться с Коулом. Ему не понравится, что она сюда приехала.

11
{"b":"18238","o":1}