ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Августовские танки
iPhuck 10
Путин и Трамп. Как Путин заставил себя слушать
Держите спину прямо. Как забота о позвоночнике может изменить вашу жизнь
Янтарный Дьявол
Странная привычка женщин – умирать
Единственный и неповторимый
Максимальный репост. Как соцсети заставляют нас верить фейковым новостям
Как есть руками, не нарушая приличий. Хорошие манеры за столом
A
A

Несколько секунд Коул свирепо смотрел на брата, затем повернулся на каблуках и вышел. Леви усмехнулся. Что бы Коул ни выдумывал, ясно одно: к Стефани он неравнодушен. Леви затушил сигарету и отправился есть медовое печенье.

Стефани в полном отчаянии лежала ничком на кровати. Она прекрасно понимала, что не вправе делать Коула соучастником своего преступления. Зачем она нашла эти проклятые деньги? Вбежав в спальню, Коул увидел, что ее плечи содрогаются от рыданий.

– Боже, Стеф! – воскликнул он и сжал ее в объятиях. – Я совсем, совсем не хотел тебя обидеть. Я просто обрадовался, что тебе не придется больше страдать из-за меня.

– Я не страдала, – глухо ответила она, уткнувшись лицом ему в грудь.

– Еще нет: но, может быть, настанет время, и ты возненавидишь меня за это. – Он крепче прижал ее к себе. – Мне следовало попросить прощения, но все не мог себя заставить.

Она вырвалась и сердито взглянула на него.

– Это была лучшая ночь в моей жизни. Если ты только попробуешь просить прощения – клянусь, я... Я вобью извинения тебе в глотку! – вспомнила она самую страшную угрозу Джоша.

– Я тоже не могу забыть эту ночь. – Коул улыбнулся и стер с ее щеки последнюю слезу. – Если не это, то что же тебя огорчает?

Секунду она молча смотрела на него, потом опустила глаза.

– Я хочу, чтобы мы по-прежнему были друзьями.

– Вот те на! – Коул был и вправду ошарашен. – А разве мы не друзья?

– Ты совсем со мной не разговариваешь. – Стефани упорно рассматривала пуговицу у него на рубашке. – Даже в шахматы не играешь.

Он поднял ее голову за подбородок.

– Стеф, как только я тебя вижу, мне страшно хочется тебя поцеловать. И не только поцеловать... А такие отношения продолжать нельзя.

– Я просто хочу, чтобы ты... чтобы ты ко мне хорошо относился.

– Об этом не беспокойся. – Он снова притянул ее к себе, под защиту сильных рук. – Я к тебе очень хорошо отношусь. Даже слишком.

В следующий четверг Кейт и Стефани поехали в поселок. Стефани первый раз попала в местный магазин и пришла в восторг. Здесь можно было купить все: от плуга до ленты в косу.

Бродя вдоль полок, Стефани увидела изящную керамическую чашку. Она сняла ее с полки и поставила на прилавок.

– Кейт, как ты думаешь, Коулу такая бы понравилась?

– Конечно, а что?

– Это прекрасный подарок на Рождество.

– Пожалуй, – согласилась Кейт.

Пока Кейт отбирала с продавцом нужные ей товары, взгляд Стефани упал на рулоны ткани, сложенные за прилавком. Ее внимание привлекла ткань чудесного сапфирового цвета – совсем как глаза Коула. К его черным волосам и темному загару очень пошла бы такая рубашка. Он был бы неотразим... Стефани тяжело вздохнула и отвернулась. Рубашка – слишком интимный подарок.

Позади нее отворилась дверь.

– Вот так встреча! – послышался медовый голосок. – Это же наша милая малышка Стефани!

– Доброе утро, Салли. – Стефани повернулась к ней и приветливо улыбнулась. – Рада снова вас видеть.

Салли недобро прищурилась.

– Раз вы еще здесь, очевидно, память к вам не вернулась. Очень удобно, не так ли?

– Не так уж удобно. Но все Кентреллы так добры ко мне. Я чувствую себя членом семьи. – Она нахмурилась, сочувственно рассматривая противницу. – Салли, вы не больны?

– Нет, с чего вы взяли?

– Вы как-то осунулись. А может, просто свет так падает.

Не найдясь с ответом, Салли сердито повернулась к пожилому продавцу.

– Скоро приедет Том с фургоном. Наш груз уже прибыл?

– Да, мэм. Все готово, миссис Лангтон.

– Смотрите мне! – прикрикнула на него Салли и повернулась к Стефани. – Честно говоря, я не ожидала, что вы еще здесь. Мне казалось, вы уехали.

– Да? А почему?

– Коул недавно заезжал ко мне и не сказал о вас ни слова. Я, конечно, не спрашивала.

– Боже мой, еще бы! Это же страшно скучно – обсуждать людей за глаза. Надеюсь, Коул не докучает вам такими глупостями.

– У нас с Коулом и без вас есть о чем поговорить, – огрызнулась Салли.

Коул действительно неделю назад заезжал к ней, но Салли до сих пор не могла вспомнить этого визита без жгучей обиды. Приехал он словно по обязанности и, еще не войдя, думал, как бы поскорее смыться, – это у него было прямо на лице написано. Чего только не перепробовала Салли, чтобы затащить его в постель, – все было безуспешно. Наконец она применила свой коронный поцелуй, глубокий и страстный. И вот, когда она думала, что Коул у нее в руках, он вдруг оттолкнул ее и умчался в ночь.

– Ну как, вы продали ему корову?

– Корову? Какую корову?

– Ой, не знаю, – ответила Стефани, притворяясь смущенной. – Я слышала разговор Чарли и Леви. Чарли говорил, что Коулу нет смысла покупать корову, так как молоко достается ему даром. Я решила... Но они, наверно, говорили о ком-то другом, – закончила она уже совсем виновато.

Салли задохнулась от ярости, на щеках у нее выступили красные пятна. Она молча бросилась вон из магазина.

Во время перепалки Стефани казалась совершенно спокойной, но, когда она повернулась к продавцу, в глазах у нее горел гневный огонь.

– Мистер Коллинз, я передумала. Дайте мне, пожалуйста, вон той голубой материи – столько, чтобы хватило на рубашку рослому мужчине. – Она взглянула на Кейт. – Как ты думаешь, с твоей помощью я смогу сшить что-нибудь приличное?

– Да ты у меня за неделю начнешь шить как портниха!

Франк отмеривал материю и тихо хихикал.

– Давненько я не видывал такого представления! Спасибо, порадовали старика. Очень уж приятно смотреть, как вдову Лангтон ставят на место.

Стефани покраснела.

– Я не могла сдержаться. Эта женщина будит во мне худшие инстинкты.

– Да не стыдитесь вы! Она ведь, как всегда, начала первая – и получила по заслугам.

23

Приближалось Рождество. Все были чем-то озабочены, все бегали по дому с хлопотливым и таинственным видом. Стефани волновалась, пожалуй, не меньше Джоша. Даже шитье не охлаждало ее энтузиазма.

На рассвете долгожданного дня Джош прокрался в домик.

– Стефани, ты не спишь? – спросил он громким шепотом.

– Конечно, нет, – послышался с кровати голос Кейт. – Какой уж тут сон, когда ты топочешь, словно стадо бизонов?

Вскоре вся семья собралась за праздничным столом.

– Дядя Леви, а как празднуют Рождество в Китае? – спросил Джош.

– Честно говоря... – начал Леви, но тут отворилась дверь, и слова замерли у него на языке.

– С Рождеством!

Все повернулись к двери. Секунду царило изумленное молчание, затем все повскакали с мест. Кейт бросилась в объятия пришельца.

– Джонатан!

Все радостно окружили Джонатана и забросали вопросами. Рассматривая его, Стефани поняла, что узнала бы этого человека где угодно. Сыновья очень походили на отца: только он был пониже ростом и с более тонкими чертами лица. Несмотря на следы нелегкой жизни – серебряную седину и морщины, – он был еще очень красив.

– А вы, должно быть, Стефани, – повернулся он к ней. – Как я счастлив наконец познакомиться с легендой.

Стефани смущенно покраснела.

– Да, да. Мне в каждом письме только и писали, что о вас. – Он улыбнулся, и на щеках у него вдруг появились ямочки. Неудивительно, что Салли гонялась за Джонатаном. Должно быть, в юности этот человек разбил немало сердец!

– Дедушка, дедушка, ты мне что-нибудь привез? – Джош пустился в пляс вокруг Джонатана.

– Не знаю, внучек, не знаю. Ты хорошо себя вел, пока меня не было?

– Отлично! – ответил Джош и покосился на Кейт. – Ну, почти.

– У меня целый фургон посылок от тети Беллы, – рассмеялся Джонатан. – Наверно, она и тебе что-нибудь прислала.

– А можно мне его разгрузить?

– После завтрака. Возьми с собой папу и дядю, пусть они тебе помогут.

Кейт снова обняла Джонатана.

– Как ты доехал?

– Отлично. Мы с Даниелом прибыли в Чикаго в конце прошлой недели. – Он поцеловал ее в лоб. – Я хотел поспеть к Рождеству, чтобы устроить вам сюрприз.

34
{"b":"18238","o":1}