ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

...Нельзя сдаваться, надо бежать! Стефани еле передвигает непослушные ноги. Преследователь уже совсем близко, но она не может разглядеть его лица, скрытого какой-то дымкой. Одно она знает твердо: это враг. Вязкая мгла обволакивает тело. Громко всхлипывая, Стефани пытается бежать, но почти не двигается с места. Человек без лица уже у нее за спиной. Рукой, похожей на когтистую лапу, он хватает ее за плечо...

– Нет! Нет! Не трогай меня!!

Стефани вырывалась из чьих-то сильных рук и отчаянно кричала. Постепенно кошмар рассеялся...

Она лежала на кровати в спальне. Кто-то крепко держал ее за плечи и шептал на ухо:

– Ш-ш-ш. Все хорошо, Стефани. Это просто сон. Все хорошо.

Стефани узнала Коула.

– За мной кто-то гнался. – Она дрожала как лист, и Коул сильнее прижал ее к себе. – У него не было лица. Я не знаю, кто это.

– Это просто страшный сон. Теперь все в порядке.

Стефани наконец заметила, что Коул держит ее в объятиях, и торопливо отстранилась. Комнату заливал мягкий лунный свет, и она ясно видела очертания мышц на его руках и обнаженной груди. Стефани сглотнула неизвестно откуда взявшийся ком в горле и, запинаясь, начала извиняться.

– Простите, я вас разбудила...

– А я еще не ложился, – улыбнулся Коул. – Только с конюшни пришел. Кобыла под вечер собралась жеребиться.

Стефани изумленно раскрыла глаза.

– Вы ходили без рубашки?

Его белые зубы блеснули в полумраке.

– Я уже разделся, когда вы позвали, – одеваться времени не было. – Он встал. – Если вам лучше, я, пожалуй, пойду, а то Джош после полуночи так расхрапится – не заснешь.

– Вы спите в одной комнате с сыном?

– Только пока прекрасная незнакомка спит в моей. Спокойной ночи. – И он вышел, тихо прикрыв за собой дверь.

Стефани лежала, глядя в потолок. Она еще чувствовала тепло его рук и прикосновение к щеке завитка черных волос. «Что я говорила! Теперь он, должно быть, считает меня дурой». Наконец отяжелевшие веки сомкнулись, и Стефани уснула.

3

– С добрым утром. – Кейт поставила на столик возле кровати поднос с едой и отодвинула занавески. В комнату ворвался солнечный свет. – Ну, как вы себя чувствуете?

– Гораздо лучше, спасибо. – Стефани невольно подумала, что Кейт сама – как солнечный луч. Эта располневшая, уже почти седая женщина, казалось, заражала все вокруг своей неукротимой энергией. Когда Кейт Кентрелл улыбалась, ее лицо становилось почти прекрасным, а карие глаза светились добродушием. Рядом с ней было невозможно грустить.

– Коул говорил, вам ночью снились кошмары, – продолжала она, повернувшись к Стефани. – Еще бы, после такого-то удара по голове! Док Эддли обещал заглянуть к нам сегодня с утра. А когда он уедет, я приготовлю вам ванну.

– Ну что вы! Я не хотела бы причинять лишних хлопот...

– Что за чепуха! От горячей воды вам станет гораздо легче! – Кейт поставила на пол корзинку с носками, которые предстояло штопать, и уселась возле кровати. – Я уже велела Коулу принести в дом сидячую ванну. – Она кивнула в сторону тарелки. – Кушайте лучше, а то остынет.

– Вы так добры ко мне, миссис Кентрелл, и я не знаю, чем вас отблагодарить.

– Называйте меня Кейт, это лучше всякой благодарности, – ответила Кейт, вставляя в рваный носок грибок для штопанья.

Стефани чувствовала себя какой-то самозванкой. Эти люди ухаживают за ней, словно она – почетный, а вовсе не непрошеный гость.

– Мистер Кентрелл сказал, что я могу остаться у вас, пока кто-нибудь не найдет меня или ко мне не вернется память. – Она нерешительно ковыряла еду вилкой. – Но мне ужасно неловко...

– А я Коула похвалила. По-моему, ничего лучше не придумать.

– Но вы ничего обо мне не знаете.

– Это дело десятое. По правде сказать, мне неважно, кто вы такая и откуда взялись. Просто Господь услышал мои молитвы.

– Как? – воскликнула пораженная Стефани.

– Видите ли, кто о чем, а я все о своем. Дело в Коуле. С вашим появлением он начал оттаивать.

– Не понимаю.

– Прошлой весной умерла Мегги, его жена, – и душа Коула как будто ушла вместе с ней. С тех пор он ходит мрачный, как туча, – не подступись.

– По-моему, в таком горе это естественно.

– Конечно, но нельзя же всю жизнь горевать! То же самое с ним было, когда пропал его брат.

– Пропал? – Перед мысленным взором Стефани встали воинственно раскрашенные индейцы и вооруженные до зубов бандиты, утащившие брата Коула неизвестно куда. – Как это случилось?

Кейт отложила заштопанный носок и взяла следующий.

– Четыре года назад Леви спутался с женщиной. Коул с самого начала говорил ему, что с нею связываться не стоит, только он и слушать не хотел. Кончилось тем, что она сбежала с другим, – а он и тут не мог поверить. Несколько месяцев спустя он получил от нее письмо, отправился за ней в Сан-Франциско – не вернулся.

– Боже мой!

– Коул, конечно, поехал его искать. Встретился с этой Синтией. Похоже, она просто водила Леви за нос и совсем не обрадовалась, когда он, вместо того чтобы прислать денег, заявился сам. Он ушел от нее в страшном гневе... и дальше все следы теряются. Мой муж нанял сыщиков, но им повезло не больше нашего. Леви словно сквозь землю провалился.

– Какой ужас!

– Коул ходил тогда как в воду опущенный, но Мегги быстро его утешила. Она-то это умела. А когда Мегги умерла, из него будто жизнь ушла. Я ничего не могла с ним сделать. – Кейт взглянула Стефани прямо в глаза. – В тот день, когда он принес вас сюда, я вдруг увидела прежнего Коула. Знаете, я вышла за их отца, когда Коул и Леви были еще мальчишками. Коул мне родной сын, и все тут. И если заботы о вас отвлекут его от горя, я готова привязать вас к кровати, чтобы вы остались! – Она хитро улыбнулась. – Да и мне хоть будет, с кем поболтать, а то кругом одни ковбои.

– Даже не знаю, что сказать.

– Скажите, что вы рады мне помочь, и хватит разговоров о неудобствах. И память к вам наверняка вернется, даже очень скоро. И вообще вы здесь никому не мешаете.

– Вы умеете уговаривать, – улыбнулась Стефани.

– Муж говорит, что я пру напролом, как бизон, – весело согласилась Кейт, собирая носки в корзину. – А сам он упрям, как осел, так что мы друг друга стоим.

– Я еще его не видела.

– А он сейчас в Англии.

– В Англии?

– Удивительно, правда? Мне самой не верится. Какой-то дядюшка – седьмая вода на киселе – оставил ему и его двоюродному братцу в наследство имение! – Она бросила взгляд на повязку Стефани, поднялась и взяла поднос. – Может, отдохнете, пока не подъехал док Эддли?

– Пожалуй.

Стефани заснула не сразу. Ей было страшно, и только сильная воля помогала держать страх в узде. Она как будто стояла перед наглухо запертой дверью. За дверью – ее прошлое. Все происшедшее с ней на ранчо Стефани прекрасно помнила, но что же было до этого?

Уже засыпая, она вспомнила историю Леви. Верно, и ее кто-то вот так же ищет. А она как сквозь землю провалилась.

Когда Стефани проснулась, над ней стоял седоволосый мужчина. Он улыбнулся.

– Здравствуйте. Я доктор Эддли. Разрешите-ка мне на вас взглянуть.

Он тщательно осмотрел ее голову, все царапины и синяки на теле и убедился, что раны быстро заживают.

– Голова у вас еще поболит, но повязку уже можно снять. – Он сел и скрестил руки. – Кейт говорит, что вы так ничего и не помните, что было до несчастного случая?

– Ничегошеньки. – Стефани с несчастным видом покачала головой. – Что со мной такое?

– Полагаю, у вас амнезия. Попросту говоря, потеря памяти. Вызывается высокой температурой, сильным потрясением или, как в вашем случае, ударом по голове. Встречается очень редко, и толком об этом расстройстве никто ничего не знает. Не беспокойтесь, с сумасшествием амнезия не имеет ничего общего.

– А это можно вылечить?

– Пока еще никому не удавалось. Просто рано или поздно все пациенты что-то вспоминают, и очень часто память восстанавливается полностью. А пока не пытайтесь напрягать мозг. Все придет со временем.

4
{"b":"18238","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Эхо
Приоритетное направление
Homo Deus. Краткая история будущего
Популярная риторика
Одиночество вдвоем, или 5 причин, по которым пары разводятся
Без надежды на искупление
Неоткрытые миры
Древний. Час воздаяния
Влюбленный граф