ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ясно, что это ты недостаточно любишь меня, чтобы уехать со мной!

Они стояли на расстоянии нескольких футов друг от друга.

Она была упряма, чтобы уступить хоть дюйм, и он знал это.

Он был слишком аккуратен и дисциплинирован, чтобы изменить свое решение, и она знала это.

– Мне не следовало приезжать сюда из Гадсдена, – проворчала она себе под нос. Ничего уже не изменить: что случилось, то случилось. По пролитому молоку не плачут. Любой дурак это знает.

– Ненни Джеймс говорила, что если ты разбил яйцо, надо подмести пол и выбросить скорлупки.

Сказав это, она подобрала юбку и направилась назад к дому по хлопковому полю.

Дейк засунул руки в карманы и смотрел, как она уходит. Ее светлые волосы развевались па ветру.

– Что, черт возьми, это означает? – закричал он.

Всегда смотри себе под ноги, а не то можешь наступить во что-нибудь, и потом не отмоешься.

Ненни Джеймс

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Войдя в дом, Кара увидела Минну, которая ждала ее в холле около лестницы. Кара запыхалась, так как бежала почти всю дорогу, и приостановилась, чтобы поправить свои непослушные волосы.

Оглядев Кару с головы до ног, Минна спросила:

– Ну, как погуляли?

На первый взгляд, Минна говорила своим обычным веселым тоном, но Кара заметила, что та пыталась скрыть свое недовольство их отсутствием. Девушка подумала, что, пожалуй, мало кто мог быть таким выдержанным, как Минна Блекли.

– Отлично, – ответила Кара, раздумывая, заметно ли, что ее только что лишили невинности. – Как Клей? – спросила она, резко меняя тему разговора.

– В порядке. Он все еще спит.

Минна подождала, пока Кара ответит, но, не дождавшись ответа, продолжила:

– Вчера вечером вы упомянули, что делаете кукол. Сегодня я поднималась на чердак поискать кое-какие старые вещи. Там я увидела несколько старых кукол и игрушек, которые могли бы вас заинтересовать.

Кара действительно заинтересовалась.

– Спасибо, Минна. Я поднимусь туда.

– Кстати, вас кто-то ждет в кухне.

Кара нахмурилась.

– Я никого здесь не знаю.

– Негритянка. Она сказала, что на днях видела вас.

– Инез?

Минна вздохнула.

– Я ее не спрашивала. Просто велела ей подождать вас.

– Спасибо.

Кара прошла мимо Минны.

– Кара!

– Да? – ответила она сладким голосом.

– У этой женщины был какой-то узел – наверное, с ее пожитками. Если она пришла просить работу, лучше поговорите об этом с Дейком. Насколько я знаю, у нас уже и так избыток служанок в доме. Рано или поздно нам придется попросить их отсюда.

– Я это запомню, – ответила Кара.

Решив, что Сара Клейтон передумала и отправила Инез за Клеем, Кара бросилась в кухню.

Инез сидела за столом, лущила фасоль и дружески болтала с Патси. Увидев Кару, они замолчали и вскочили. Возле Инез и в самом деле лежал узел, как и говорила Минна. Было похоже, что Инез была не так уж рада видеть Кару. Скорее, она была чем-то взволнована.

– Миз Кара, нам надо поговорить.

Кара посмотрела на Патси и произнесла:

– Пойдем в мою комнату. Мне надо взглянуть на Клея, вот там и побеседуем.

Инез встала и подобрала свой узел. Они молча миновали холл. Кара была довольна, что там уже не было Минны. Дойдя до гостевой комнаты в восточной части дома, Кара быстро втолкнула туда Инез и подошла к кроватке мальчика. Малыш раскрылся, размахивал ручками и радостно агукал.

На секунду она даже забыла о Дейке, прижав к себе ребенка. Ведь рядом с ней в комнате стояла женщина, которая, вероятно, приехала, чтобы забрать мальчика.

С замиранием сердца Кара подумала, что сейчас отправит Инез ни с чем, возьмет Клея, выйдет с ним и уедет отсюда – из жизни Дейка, – и направится себе в Калифорнию.

Но она думала так лишь мгновение.

«Дурное дело – нехитрое», – напомнила она себе, силясь улыбнуться негритянке.

– Вы много прошли, Инез.

– Да, мэм, миз Кара. И, видит Бог, я не вернусь в Гадсден.

Тут Кара осмелилась спросить:

– Так миссис Клейтон не отправила вас за Клеем?

Инез покачала головой. Ее волосы были заплетены во множество тугих косичек.

– Я ушла. Я должна была вас увидеть и рассказать вам правду об этом ребенке сейчас. Я надеялась найти здесь работу, если это возможно. А если нет ... – она пожала плечами и покорно продолжила, – что ж, буду искать, пока не найду. Но я не вернусь к Клейтонам.

– Вы знаете что-то о маленьком Клее?

Дверь в гостевую комнату была плотно закрыта, но Инез понизила голос.

– Мы можем пойти куда-нибудь, где будем уверены, что нас никто не услышит?

Кара взглянула на дверь, а потом – на окна.

– Думаю, сюда никто не войдет.

– Миз Кара, я работала в таком же доме всю жизнь. Стены здесь, знаете ли, имеют уши.

Дейка все еще не было. Кара была удивлена тем, что он не ищет ее. Он звал ее – там, в поле, но она не обратила внимания. Ей не хотелось снова с ним спорить. Поэтому ей сейчас не хотелось с ним встречаться, тем более что Инез собиралась что-то рассказать. Кара стала думать, куда бы они могли пойти, где их никто не встретит.

– Чердак, – сказал она.

Повернувшись к негритянке, она проговорила:

– Минна сказала, что на чердаке есть несколько старых кукол. Пойдем посмотрим.

Когда Инез направилась следом за ней, Кара предложила:

– Оставьте свои вещи здесь. Позже мы найдем Дейка и спросим его о работе для вас.

Кара прекрасно понимала, что не сможет долго обойтись без Рида, поэтому спросить о работе для Инез – прекрасный предлог поговорить с ним.

Инез и Кара с мальчиком на руках подошли к маленькой двери, ведущей на чердак. Девушка подергала ручку и обнаружила, что дверь не заперта. Оглянувшись назад, они стали подниматься по узким, высоким ступенькам.

Пыль, копившаяся здесь годами, налипала на их подолы. Кара чихнула, прежде чем они поднялись наверх. Инез шла за ней следом. Они обе держались руками за стену, чтобы сохранить равновесие. В запыленные окна проникал слабый свет.

– Какой беспорядок, – сказала Кара, когда они поднялись наверх.

Книги в испорченных кожаных переплетах, обломок бра, ржавая железная спинка от кровати ... Они осторожно пробирались через разбросанные по всему помещению вещи. Кара увидела открытый сундук, осторожно взялась за краешек крышки и опустила ее;

– Мы можем·здесь·сесть.

– Я постою, миз Кара, если вы не возражаете.

– Как хотите, Инез. Итак, что вы знаете о Клее? – Кара перевела взгляд с мальчика на негритянку.

Вцепившись в подол своей клетчатой юбки, Инез начала раскачиваться и рассказывать:

– Я знаю, кто отец ребенка.

– Я тоже, – прибавила девушка. – И поскольку я сама янки, то не вижу в этом преступления.

– Янки?!

– Нет смысла прикидываться такой испуганной, Инез. Нам это рассказала миссис Ранделл из Гадсдена. Анна Клейтон убежала с янки.

Отрицательно замотав головой, Инез глубоко вздохнула:

– Отец этого малыша – не янки. Миз Анна убежала с невольником, которого ее отец освободил перед самой войной. Его кожа была не очень темной. Его звали Прайс.

«Не очень темный?» – мысли Кары пришли в расстройство. «Прайс?»

Инез отбросила ногой сломанную картинную раму и села па пол. Ее лоб и верхняя губа покрылись испариной. Она вытерлась подолом юбки; ее глаза были широко открытыми и испуганными. Шепотом она продолжала:

– Прайс был невольником в доме. Таких красавцев свет не видывал. – Инез взглянула на Клея. – Малыш похож на него. Прайса хорошо воспитали, он получил все, что старый мистер Клейтон мог ему дать. Его даже научили писать и читать, и иногда он помогал хозяину делать расчеты. Он рос вместе с миз Анной. А потом все стали беспокоиться, что что-то может произойти между ними. Но ... было уже слишком поздно. Миз Анна и слышать не хотела, чтобы выходить за кого-нибудь, кроме Прайса. Конечно, она никому этого не говорила, но отвергла всех красавцев. А потом они убежали. Никому не сказали, просто исчезли, и все.

43
{"b":"18239","o":1}