ЛитМир - Электронная Библиотека

– Честное слово.

Он дернул поводья и рявкнул:

– К чему это вы клоните?

– Не обращай внимания. Я, когда нервничаю, всегда много болтаю попусту. Своего рода защитная реакция. Скорее всего, я просто пытаюсь заглушить мысли о предстоящем объяснении с твоим дядей.

– Нам обоим предстоит отдуваться.

– Могу себе представить, что он будет просто взбешен. И повод для этого, согласись, достаточный. Тебя же могли убить.

– Взбешен – это мягко сказано.

Эва знала, что он не кривит душой. Как же она боялась грядущего разговора с Чейзом Кэссиди! Но на ней лежит ответственность за все. Ей поручили присматривать за Лейном, кроме того, она пообещала шерифу полностью перед Чейзом отчитаться.

Эва вздохнула. Похоже, хлопоты, связанные с Лейном Кэссиди, стали частью ее жизни.

ГЛАВА 5

Когда Чейз вошел в дом через черный ход, там была абсолютная тишина. Он снял шляпу и повесил ее на вешалку-рога. Потом бросил седельные сумки на кухонную табуретку и направился к плите. Потрогав металлическую жаровню, он убедился, что та давно остыла. Вслед за этим пришло чувство горького разочарования.

Эва Эдуарде их покинула.

Он не был удивлен, что она сбежала, но не мог не чувствовать обиды. Вне всякого сомнения, Лейн опять отличился – сказал или сделал что-то такое, что побудило ее уехать.

А впрочем, может, дело совсем и не в Лейне.

Может быть, она ездила в Последний Шанс и там разузнала кое-что о его прошлом.

И все же в душе теплилась слабая надежда, что, может быть, еще не все потеряно. Он тешил себя мыслью, что ей вдруг понадобилось поехать куда-то с Лейном и что с минуты на минуту они вернутся домой.

Чейз окинул взглядом кухню. Если она действительно уехала, то это, похоже, произошло совсем недавно. Кругом царили чистота и порядок. Дверь, ведущая в ее комнату, была немного приоткрыта, и он почувствовал непреодолимое желание заглянуть туда.

Чейз пересек кухню и вошел в крохотную спаленку. Она показалась ему невыносимо тесной. Интересно, как чувствовала себя здесь Эва, которая жила в Филадельфии в таком прекрасном доме. Он словно смотрел на все ее глазами: унылая обшарпанная комнатенка, почти все пространство занято кроватью. Тут и повернуться толком негде. Он сам ни за что в такой комнате не стал бы спать. Уж очень она напоминала тюремную камеру.

Он уже почти собрался уходить, когда краем глаза отметил какую-то малиновую вспышку, и переключил внимание на комод из трех ящиков.

Ее вещи были на месте.

На комоде лежали щетка для волос с костяной ручкой, расческа и зеркальце, пожелтевшие от времени. Тут же стоял крошечный стеклянный флакончик духов. Он осторожно взял флакончик в руки, поднес его к носу и глубоко вдохнул тонкий аромат сирени. Он поставил его на корявую крышку комода и постарался придать пузырьку точно такое же положение, в котором он находился раньше.

К верхнему ящику комода его тянуло, как магнитом. Он, как завороженный, потянулся к ручке, дернул за нее и выдвинул ящик настолько, чтобы разглядеть лоскут красного шелка, который и привлек его внимание с самого начала.

Ящик был забит пикантным кружевным бельем, забит до такой степени, что, когда ящик выдвинули, ворох кружевных финтифлюшек словно ожил и сам прыгнул в руки Чейза. Он отпрянул, будто обжегшись, а потом глянул в сторону пустой кухни. Воровато оглядевшись по сторонам, пробежал пальцами по подолу алой нижней юбочки.

Испытав при виде огненной материи настоящее потрясение, он долго пытался сообразить, как такая благовоспитанная леди, как мисс Эдуарде, может носить столь легкомысленные штучки.

Кто бы мог подумать, что под ее простенькими платьицами скрывается такое!

Чейз поднял глаза и увидел собственное отражение в зеркале над комодом. Ну и рожа сейчас у него. На нем блуждала лишь тень улыбки, но и это было ему совершенно не свойственно. Но даже мысленная картина, изображающая мисс Эву Эдуарде в алом неглиже, не могла уничтожить тени, которые залегли у него под глазами.

Он пристальнее всмотрелся в зеркало. Его глаза покраснели от дорожной пыли. Подкладка шляпы чуть не прилипла ко лбу. Он устал, как собака, был весь в грязи, да к тому же насквозь пропитался потом. Ему отчаянно хотелось помыться, поскольку он не мог не признать, что ему хочется предстать пред очи Эвы Эдуарде чистым.

Занятый этими мыслями, он снова заглянул на кухню, чтобы вытащить из угла у черного хода деревянную бадью. Затем вышел на крыльцо. Во дворе Нед кормил животных. Кудлатый соскочил с крыльца, залаял и помчался к открытым воротам с совершенно не свойственной ему прытью. Прошло несколько секунд, прежде чем Чейз узнал Эву и Лейна, подъезжающих со стороны Последнего Шанса.

Он поставил бадью на крыльцо и, опершись о перила, наблюдал за тем, как Лейн ловко управляет повозкой, мчавшейся через широкий луг, покрытый брызгами молодой весенней травки. Повозка, силуэт которой четко вырисовывался на фоне предзакатного неба, полыхавшего всеми оттенками красного и желтого, тряслась по накатанной колее.

Повозка въехала во двор, Лейн остановился и держал вожжи до тех пор, пока Эва не спустилась вниз. Она была в том же полосатом платье, в котором он видел ее раньше. В нем она казалась совсем девочкой, веселой и беззаботной, и гораздо менее чопорной, чем в своем дорожном костюме стального оттенка. На фоне гвоздично-розового ее медно-рыжие волосы полыхали огнем.

Он быстро отметил про себя, что на ее лице нет улыбки. Можно себе представить, какой холодный прием она встретила в городе.

Лейн подогнал повозку к конюшне. Эва шагала к дому, заложив руки за спину, как вдруг подняла голову и увидела, что он наблюдает за ней. Чейз видел, как она силилась изобразить улыбку, но ясно было, что ей сейчас не до веселья. Он привалился плечом к столбику крыльца и подождал, когда она подойдет поближе, прежде чем заговорить с ней. Она остановилась на нижней ступеньке и подняла на него глаза.

Эта прелесть просто ошеломила его. Он вдруг понял, что ее образ, который неотступно преследовал его все эти дни, был гораздо бледнее оригинала. Она была смущена, ее кожа казалась прозрачной и чуть не светилась, а на скулах алели пятна румянца.

– Вы вернулись, – заключила она, пристально глядя на него.

– Как и вы. – Он едва осмелился задать вопрос, вертевшийся у него на языке. – Ездили в город?

– Мне нужно было… – начала объяснять она, но вдруг запнулась.

– Что же вам было нужно?

Ее глаза шарили по его лицу, потом она опустила взгляд, а затем снова подняла ресницы.

– Того, что мне нужно было, я не нашла. Придется на следующей неделе снова попытать счастья. – Она даже не пыталась подняться на крыльцо и встать рядом с ним, а вместо этого смотрела на него снизу вверх, все так же держа руки за спиной. – Как прошел осмотр пастбищ?

– Отлично. – Не было никакого объяснения тому стеснению в груди, которое он испытывал. Впервые в жизни он пожалел о том, что не умеет вести светские беседы.

– Вот и хорошо, – ответила она и перевела глаза на дверь за его спиной. – Я, пожалуй, пойду и начну готовить обед.

Он кивнул.

– Как вам будет угодно.

Она поднялась по ступенькам, и, когда проходила мимо, ноздри Чейза уловили слабый аромат сирени. Чейз узнал запах – это были духи из флакончика, который он обнаружил в ее комнате.

Чейз не двигался с места. Эта его неподвижность побудила ее прошмыгнуть мимо как можно быстрее. Он закрыл глаза, чтобы насладиться ее близостью могли другие органы его чувств. Вот ее юбка задела его ногу, вот зашуршала ткань платья. Вот он вдыхает аромат сирени и чувствует трепетание волос на ветру. Все, что так не подходило к его добровольной затворнической жизни, которую он вел на ранчо.

Даже с закрытыми глазами он ощущал исходившее от нее напряжение, когда она была рядом. Чейз открыл глаза и успел заметить стальное пятно, сверкнувшее на фоне юбки. Совершенно инстинктивно он сделал рывок и схватил ее за руку. Она изворачивалась, стараясь вырваться.

18
{"b":"18241","o":1}