ЛитМир - Электронная Библиотека

– Пустите.

– Оружие?

– Я…

Он перехватил ее руку и отнял портупею и кобуру с револьвером.

– Ваш?

– Конечно, нет!

Чейз разжал руку и остолбенел, увидев цветок розы, вытисненный на коже кобуры. Его пальцы стиснули проклятую игрушку так, что костяшки побелели. В нем начал закипать гнев.

– Где вы это взяли?

– Не лучше ли будет зайти в дом и поговорить там? – Она кивнула на дверь.

Протянув свободную руку, он сомкнул пальцы на ее предплечье.

Она снова вырвалась.

– Оставьте меня, мистер Кэссиди.

Он смотрел, какие противоречивые чувства отражались на ее лице, сменяя друг друга, – смущение, страх, гнев. Его собственная ярость уже почти утихла. Но ему хотелось все равно тряхнуть ее хорошенько – чтобы заставить сказать правду.

– Откуда у вас это оружие?

– Пойдемте в дом, и я все расскажу.

Ее зеленые глаза потемнели от гнева. Лицо побледнело. Он видел, что она упрется и ничего не скажет, пока он не отпустит ее и не пойдет с ней в дом. Он обернулся через плечо. Никаких следов присутствия Лейна возле конюшни. Чейз отпустил ее и легонько подтолкнул к двери.

Войдя, Эва помедлила немного возле кухонного стола. Она почувствовала легкий укол досады из-за того, что он просто взял и отпустил ее и даже не предложил ей руку. Затем, все так же, не поднимая на него глаз, она медленно, очень обстоятельно вынула шпильки, удерживающие у нее на голове шляпку. Все ее движения были точно рассчитаны, как будто она предупреждала его: «Не тронь меня!». Она сняла забавную маленькую шляпку, украшенную длинными перьями и чучелом птички, и положила на стол рядом с собой. Потом неторопливо пробежала пальцами по локонам на висках и убрала их назад.

Чейз ждал, внутренне сжавшись, как змея перед броском. Ее глаза наконец оторвались от созерцания двери черного хода и встретили его взгляд.

– Это револьвер Лейна, – спокойно произнесла она, не вдаваясь в дальнейшие объяснения.

На него точно потолок обрушился. Этот револьвер не всегда принадлежал Лейну. Чейз чертовски хорошо знал, откуда он взялся, но сейчас его интересовало, как он попал к ней в руки и как его достал Лейн.

– Лейна.

Он произнес имя своего племянника уверенно, как бы подтверждая ее слова. Он посмотрел на кожу и холодную сталь в своих руках; мыслями он теперь был далеко, они мчались сквозь месяцы и годы, пока он не вернулся в тот день, когда однажды, возвратившись домой, обнаружил свою сестру, Салли, лежащей на полу гостиной в луже собственной крови. А чуть поодаль распласталось тело одного из напавших на нее с дыркой от пули в груди.

По крайней мере, она взяла с собой одного из этих мерзавцев.

В тот-день он впервые увидел этот револьвер и эту кобуру с тиснением в виде розы на коже. «Смит и Вессон» лежал на полу рядом с телом сестры. Лейн был тут же. Он забился в угол рядом с органом. В свои четыре года малыш стал свидетелем нападения на свою мать и ее зверского убийства. Он мало, что мог рассказать Чейзу, только то, что на лошадях прискакали трое мужчин, потребовали еды, выпивки и еще кое-чего, что Салли не пожелала им дать.

В тот далекий день Чейз не раздумывал долго. Он похоронил Салли, собрал мальчика и отвез его на ближайшее ранчо. Оставив племянника на попечение женщины-соседки, с которой едва был знаком, он умчался прочь, горя жаждой мести. Знал бы он тогда, что ему не суждено вернуться домой и увидеть Лейна целых двенадцать лет.

Для него было загадкой, как Лейн умудрился достать это оружие по прошествии стольких лет.

– Мистер Кэссиди?

Ее рука лежала на его плече. Это было робкое прикосновение, ничего общего с тем железным захватом, которым он ее держал. Чейз перевел взгляд на пальцы Эвы, недоумевая, как они там очутились.

– Чейз?

Их глаза встретились.

– С вами все в порядке?

Чейз, сделав над собой усилие, кивнул. Он едва смог сдавленно произнести:

– Как это к вам попало?

Она вздохнула и подошла к плите. Он слышал, как она что-то проворчала себе под нос, обнаружив, что огонь погас.

Она повернулась к нему и принужденно улыбнулась.

– Думаю, нам обоим сейчас нужно выпить кофе.

– Все, что мне сейчас нужно – это знать точно, что произошло.

– Точно я и сама не знаю. Я была в центральном магазине, делала покупки – да, между прочим, мне пришлось тратить собственные деньги на кое-какие продукты, потом чернила, специи и еще кое-что, о чем я вам потом расскажу. И если вы хотите компенсировать мне мои…

– Оружие, Эва.

– Я была в магазине, болтала с учительницей Лейна. Она как раз в тот момент зашла – и тут мы услышали, как на улице прогремел выстрел. Мы выбежали и увидели Лейна и другого мальчика примерно того же возраста, ну, может, на год-два постарше, точно сказать не могу, но, судя по виду, это был ковбой…

– Лейн первый начал? Она покачала головой.

– Нет, совсем не так. Это второй мальчик начал задирать Лейна. Поэтому шериф Маккенна и разрешил мне забрать Лейна домой. И отдал мне револьвер на хранение. Я, правда, не думаю, чтобы в этой ситуации Лейн мог поступить как-то иначе.

Чейз закрыл глаза и положил орудие преступления на стол. Когда он открыл глаза снова, оказалось, что она очень внимательно наблюдает за ним.

– Он убил второго мальчика?

– Кто? Шериф?

Уже начиная терять терпение, Чейз в сердцах обронил словцо, совсем не предназначенное для ушей леди.

– Лейн. Он убил второго мальчика?

Она сделала неопределенный жест рукой.

– Конечно, нет. Он только слегка ранил зачинщика ссоры в руку. Если мое мнение вас интересует, то я считаю, что Лейн промазал нарочно. Шериф Маккенна рассмотрел это дело беспристрастно и позволил мне забрать Лейна домой. – Она помолчала, и по ее лицу снова пробежала тень. Потом она опять заговорила. – А еще он просил передать вам, что за ним нужен глаз да глаз.

– Так, когда же вы собирались поведать мне обо всем этом?

– Сегодня вечером, когда вы бы поужинали и отдохнули. И когда Лейн оправился бы немного.

Сгустились сумерки. Чейз почувствовал, что поостыл немного. Хорошо бы лампу зажечь, подумал он, но не двинулся с места. Нужно смотреть правде в глаза. Сегодня Лейн на улице подстрелил человека. Лейн, сын его сестры, ребенок, которого он поклялся воспитать, как своего собственного. Но все, что он делал для Салли и Лейна, оборачивалось вредом для них. Он не мог защитить Салли, а теперь Лейн, с которым они не виделись так долго, вышел из-под его контроля.

Временами Чейзу казалось, что он слышит, как Бог насмехается над ним.

Оставив револьвер на столе, он направился к двери и вышел. Эва бросилась за ним и дернула его за рубашку. Он не остановился. Она снова схватила его, на этот раз за руку. Теперь ему оставалось либо остановиться, либо грубо оторвать ее от себя. Но по цепкости ее захвата он понял, что сопротивление может стоить ему рубашки.

– Что вы намерены с ним сделать?

– Сделать с ним?

– Пожалуйста, не наказывайте его. Я не сомневаюсь, что, если вы просто с ним поговорите, объясните ему, как опасно носить при себе оружие, он послушается. Он немножко сорвиголова, но, вероятно, не более, чем любой другой мальчишка его возраста. Я уверена, что вы-то сможете убедить его в том, что затевать перестрелки – очень рискованно.

– Затевать перестрелки рискованно? – Он не смог сдержаться и расхохотался.

Он бы не удивился, если бы она рассердилась, но вместо этого она выглядела униженной и обиженной его реакцией.

– Что я могу с ним сделать, мисс Эдуарде? Я могу отлупить его по первое число, но, по-вашему, это поможет? Я могу на неделю посадить его в его комнату под замок, но это его не удержит. Я могу вести с ним задушевные беседы, но он не станет слушать.

Она отступила на шаг, оказавшись прижатой к столу.

– Я целую неделю присматривала за ним, и мы всегда легко находили общий язык. Вы действительно беседуете с ним или же орете, вот как на меня сейчас?

– Я ору на вас? – Он подошел ближе, нависая над ней и заставляя ее откинуться назад и смотреть на него снизу вверх. – Мисс Эдуарде, когда я начну орать, вам это сразу станет ясно. Наши с Лейном отношения – это наше личное дело, и не лезьте в него.

19
{"b":"18241","o":1}