ЛитМир - Электронная Библиотека

Чейз скрестил руки на груди.

– С чего вы это взяли? Она сделала глубокий вдох.

– Ас того, что он сам мне в этом признался.

– Как вам удалось заставить его поделиться с вами своими переживаниями?

– Я просто слушала. Может, вам стоит последовать моему примеру?

– Полагаю, он пожаловался вам, что я не умею его слушать.

– Именно так.

– А вы никогда не задумывались, что у каждой медали есть две стороны?

Она вскинула голову и оперлась рукой о бедро, не желая признаваться самой себе, что как раз об этом она и не подумала.

– Вы знаете меня не так давно, – мягко произнес он.

– Да, недавно.

– А это означает, что вы недостаточно хорошо меня знаете.

– Верно, мистер Кэссиди.

Он подошел еще ближе. Их разделяло не более фута.

– На самом деле, вы меня вообще почти не знаете, мисс Эдуарде.

Она вдруг поняла, что не в состоянии пошевелиться, оцепеневшая и загипнотизированная взглядом его непостижимых бездонных черных глаз. Она так увлеклась, с пеной у рта защищая Лейна, что не заметила, в какой близости друг к другу они оказались. Теперь между ними было всего несколько дюймов свободного пространства.

– Чистая правда. Но я успела узнать Лейна гораздо лучше, пока вы были в отъезде. И он проникся ко мне доверием настолько, что рассказал, почему от вас ушли остальные экономки.

Она увидела, что это признание просто потрясло его.

– Правда?

– Еще как правда. И когда я услышала все эти отвратительные подробности, я пришла к выводу, что с тех пор, как я появилась здесь, он был просто шелковый.

– До сегодняшнего дня.

– Так вы поедете за Лейном, если он сегодня не вернется?

Чейз немигающим взглядом смотрел в одну точку поверх ее головы и ответил не сразу.

– Возможно, – нехотя выдавил он.

Это уже что-то. Похоже, его первоначальный гнев уже немного улегся. Давить на него дальше, пожалуй, неразумно. Он вдруг как-то отдалился, как будто сама борьба совершенно опустошила его. Он выглядел усталым и изможденным после многочасовой скачки в седле. Эва боролась с искушением погладить его по щеке, где уже начинала пробиваться щетина.

Но она не осмелилась это сделать.

Настоящим леди не пристало так фамильярничать.

– Мисс Эдуарде, – тихо позвал он ее, все так же не отрывая от нее взгляда.

– Да? – встрепенулась она, смущенная тем, что так загляделась на него.

– Ступайте готовить ужин.

Когда Чейз увидел Эву выходящей из стойла, его тревога по поводу исчезновения Лейна моментально улетучилась, потому что все его внимание теперь было приковано к ее гипнотизирующе покачивающимся бедрам и уверенно расправленным плечам. Она поразила его сегодня тем, что так рьяно бросилась выгораживать перед ним Лейна, и даже большее удивление вызвало то, что Лейн, оказывается, поведал ей о своих подвигах с предыдущими домоправительницами.

Он был измотан до предела и совершенно выбит из колеи своими страхами, которые мучили его с того момента, как Рамон сообщил, что Лейн ускакал в неизвестном направлении.

Чейз уронил руку на ограду у стойла и положил на нее голову. После семи долгих дней в седле и сна урывками он был как выжатый лимон. Он вернулся домой, не исключая, что Эва уже уехала. Вместо этого его встречают новостью, что Лейн опустился до уровня бандита с большой дороги. Каким потрясением для него было узнать, что его племянник носит при себе оружие и умеет с ним обращаться.

Он выпрямился и вышел из стойла, осмотрел оставшихся лошадей в конюшне, но в дом войти все не решался. В один прекрасный момент, когда с ним была Эва, он почувствовал непреодолимое желание приблизиться к ней, обнять и найти покой в ее теплоте и нежной невинности. То обстоятельство, что она искренне переживала за Лейна, двигало им даже больше, чем вид ее полных свежих губ и лучистых зеленых глаз.

Но Эва Эдуарде не продажная девка. Она леди. Коснуться ее, не получив на то позволения, было бы оскорблением. Будучи в отъезде, он пытался убедить себя в том, что она не может быть такой прекрасной, какой запечатлелась в его памяти. Он обманывал себя. После тех минут, что они провели вместе, когда отсвет лампы отражался в ее лучистых зеленых глазах и заставлял сиять золотом волосы, – он окончательно убедился в том, что память подвела его. Эва была еще обворожительней, чем ему представлялось.

Она была леди, впавшей в нищету, но леди до мозга костей.

А он Чейз Кэссиди, бандит, грабитель, нарушитель закона.

Он ее не стоил. Но никто не мог запретить ему желать ее.

ГЛАВА 6

Ей хотелось, чтобы он ее поцеловал. Эта мысль поразила ее мозг, как молния, как раз в ту секунду, когда она обожглась о раскаленную сковородку. Эва вполголоса чертыхнулась, а потом воровато оглянулась, чтобы убедиться, что поблизости никого нет. Она прижала тыльную сторону к переднику, повязанному вокруг талии, а сама вернулась к жареной картошке.

Взяв шумовку с длинной ручкой, она принялась вылавливать толстенькие картофельные брусочки из кипящего жира и перекладывать их в кастрюлю. Мужчины должны появиться с минуты на минуту. И он будет здесь с минуты на минуту, и она бы не отвлекалась от дела, если бы не осознала, что в пылу споров о его племяннике она захотела, чтобы Чейз Кэссиди поцеловал ее.

Она пыталась убедить себя в том, что это пустая блажь. Она знала его немногим больше недели, и большую часть этого времени они провели порознь. Тем не менее, в этом мужчине было что-то притягательное, и не только его привлекательная внешность, не только его полуночные глаза и мужественная линия подбородка. В нем было что-то необычное, темное и таинственное, что возбуждало не только ее любопытство.

Струя горячего воздуха вырвалась из жаркой духовки, когда она открыла дверцу и засунула внутрь тяжелую кастрюлю, чтобы картошка не остыла, пока она не закончит готовить блюдо из мелко нарезанной говядины, помидоров и лука. Эва вытерла лоб рукавом и подумала, что ей, похоже, совсем не удалось стать респектабельной особой. Настоящей леди совсем не подобало так увлекаться мужчиной, которого она едва знала. Чувствуя себя неуютно от лежащих на кухне револьвера и кобуры, Эва отнесла опасную игрушку в гостиную и положила ее на покрывало, и только потом начала греметь кастрюлями и расставлять блюда с едой на столе. Она вытерла руки о посудное полотенце и вышла на крыльцо, чтобы позвонить в колокольчик – сигнал, что еда готова. Потом опрометью, пока мужчины не успели добраться сюда из загонов и пристройки, она помчалась в свою комнату и быстро провела расческой по волосам. Потом она схватила флакончик с духами, несколько секунд смотрела на него, но передумала брызгаться, решив, что излишнее благоухание сейчас ни к чему.

Мужчины, вымыв руки, начали потихоньку собираться в кухне и занимать свои места. Но, похоже, только Нед был в настроении поболтать. Остальные, хотя слушали и кивали, беседу не поддерживали. Эва присоединилась к ним и отметила, что они, хотя и не так явно, как в первый вечер знакомства, оценивающе разглядывают ее. Рамон Альварадо тоже посматривал в ее сторону, но значение этого непроницаемого взгляда оставалось для нее неясным. Она старалась не смотреть в сторону Чейза, но, даже не видя его, точно улавливала каждое его движение. Она знала, когда он пододвигает стул или тянется за добавкой, оказывалась рядом с ним, чтобы подлить еще кофе, чтобы не успевала опустеть его чашка, и пододвигала к нему печенье, едва он только открывал рот, чтобы попросить об этом.

Слава богу, что Чейз, входя в дверь, едва удостоил ее взглядом. Он ел молча, уставившись в свою тарелку. Конечно, все очень устали, но она подозревала, что царившее за столом молчание большей частью объяснялось явным отсутствием Лейна и зловещим видом Чейза.

Когда мужчины покончили с ужином и ушли, Чейз, все так же, не говоря ни слова, скрылся в своей комнате, а потом снова появился, держа в руках чистую сорочку и перекинув через плечо полотенце. Эва повернулась к нему спиной, продолжая собирать со стола объедки на противень. Он прошмыгнул мимо нее, пробурчав что-то вроде того, что он собирается искупаться в ручье. Она не поворачивала головы, пока не услышала звук захлопнувшейся за ним двери, но успела заметить, как он шагает через двор. А потом тьма поглотила его.

21
{"b":"18241","o":1}