ЛитМир - Электронная Библиотека

Быть ковбоем нелегко даже в самую хорошую погоду, а уж сейчас… Но Лейн чувствовал себя гораздо лучше, чем в школе. Всякий раз, когда он вспоминал, что ему больше не нужно будет втискивать свое крупное тело за крошечную школьную парту в последнем ряду, ему хотелось плясать от радости.

Конечно, он не мог не признать, что глазеть на грудь Рэйчел Олбрайт было довольно приятно, особенно когда она не смотрела в его сторону, или еще наблюдать, как покачиваются ее бедра, когда она вставала, чтобы написать что-то на доске.

Он будет скучать по ней, но не так уж сильно. Рэйчел Олбрайт была добра к нему, но она обращалась с ним, как и с остальной своей малышней. Мисс Эва – совсем другое дело.

– Твои мысли сейчас далеко, амиго, – заметил Рамон.

– Просто прикидываю, что могло задержать Чейза.

– Что-то рыжеволосое, – прошамкал Джетро, еле ворочая языком, поскольку рот у него был набит ростбифом и пшеничным хлебом.

Лейну тут же кровь бросилась в голову.

– Чтоб я больше не слышал от тебя ни слова о мисс Эве. – Угрозу в его голосе услышали все, а Джетро – тем более.

– Господи, не будь таким впечатлительным, парень. Я ничего плохого не имел в виду, – пробормотал он, отводя глаза.

– Мисс Эва просто замечательная. Настоящий ангел, – заявил Орвил, не обращаясь ни к кому конкретно. Он был единственным, кто сидел на влажной земле, обхватив колени руками.

Опять воцарилось молчание. Лейн рассеянно рассматривал серый пейзаж. Чейз и Эва. Никогда. Да что может такая женщина, как мисс Эва, найти в его дяде. Он же такой старый. Ему уже тридцать четыре. Да как вообще мужчины такого возраста могут вызывать какие-нибудь чувства у красивых женщин. Лейн окинул взглядом своих спутников. Только Джетро было около двадцати.

Лейн смерил его взглядом. На вкус некоторых Джетро ничего себе. Светлорусые волосы и лучезарная улыбка. Коренастый и немного косолапый, но во время танцев никогда не упускал случая закружить какую-нибудь местную девчонку и начать выписывать с ней замысловатые коленца. Правда, еще он питал низменное отвращение к мытью.

– Чего уставился? – возмутился Джетро. Лейн спохватился, что слишком уж бесцеремонно разглядывает молодого ковбоя. Он отвел взгляд.

– Ничего особенного.

Джетро отшвырнул в сторону свою жестяную кружку и вскочил на ноги.

– Хочешь подраться?

Лейн уже готов был дать согласие, как Рамон сжал его плечо.

– Sientate.[6]

Лейн сбросил его руку. Поверх плеча Джетро он заметил Чейза, поднимавшегося в гору.

– Ну, давай, начинай. Давай, ударь меня. Джетро проследил за направлением взгляда Лейна.

– Жалеешь, что ты – это всего лишь ты? Жалеешь, что не можешь выкинуть меня вон?

Рамон встал.

– Заткнись, Адаме. Хватит. У нас еще полно работы.

Джетро вытащил свои перчатки из заднего кармана и начал натягивать их.

– Думаешь, сопляк, ты что-то из себя представляешь только потому, что ты племянник Чейза Кэссиди? Нет, тебе еще многому предстоит научиться.

– Вот как? – Лейн подходил к Джетро все ближе и ближе, пока они не столкнулись носом к носу.

Чейз подъехал к костру и спешился. Продолжая держать в руках поводья, он угрожающе надвигался на спорщиков.

– Прекратите немедленно. Адаме, садись на лошадь и гони этих коров вниз, в долину. А то часть из них уже опять разбежалась.

Он повернулся к Лейну, едва сдерживаясь, чтобы не выйти из себя.

– Я что, даже на минуту не могу оставить тебя без присмотра?

Лейн уже почти решил было наябедничать, что Джетро сказал гадость об Эве, но потом передумал. Упрямо, не отводя взгляд, он смотрел в глаза Чейзу.

Лейн был готов стоять так хоть целый день. Чейз, похоже, тоже не намерен был уступать, но потом взял себя в руки и сказал:

– Ступай.

Лейн пошел прочь.

Чейз смотрел ему вслед, пока тот не скрылся из виду.

– Ты думаешь, я никогда не смогу найти к нему подход? – обратился Чейз к Рамону.

Гигант-мексиканец пожал плечами.

– Para saber hablar, hay que saber escuchar.[7]

Чейз наблюдал за племянником, который садился на лошадь. В седле этот щенок держался так же уверенно, как и сам Чейз, а лошадь, по всему видно, управлялась опытной рукой. Чейз подозревал, что не было такого дела, которое Лейн не сумел бы выполнить, как надо, – было бы лишь время и желание. Как бы он хотел научить мальчишку слушать, но сначала нужно найти к нему подход, чтобы парень сам поделился тем, что его беспокоит.

Чувствуя, что ему необходимо побыть одному, Чейз объявил, что поднимется выше в горы – может, там тоже обнаружит павший скот. Он вскочил на лошадь и взял курс на запад, держась вдоль линии деревьев, по которой он мог автоматически ориентироваться, а сам снова вернулся мыслями к поцелую, который подарила ему Эва.

Сказать, что она поразила его тем, что первая поцеловала его, значит ничего не сказать. Не в силах стряхнуть с себя очарование этого воспоминания, он прокрутил в памяти каждую деталь, каждую мелочь, чтобы понять, как же все-таки мисс Эва Эдуарде оказалась в его объятиях.

Это ведь был такой невинный порыв – она потянулась поправить его воротник. В его памяти запечатлелось, как он перехватил ее руку и поцеловал в ладонь. А потом в какой-то момент все закружилось перед глазами, так же внезапно и неожиданно, как вспыхивает пожар в прерии. Она всего лишь хотела чмокнуть его в знак благодарности, не подразумевая ничего больше, но ему было мало. Он заставил ее подчиниться своим желаниям. С его стороны, конечно, было ошибкой допустить такую вольность по отношению к леди.

Ну, ошибка или нет, но еще ни одна женщина не была такой нежной, такой податливой в его объятиях – и ни одна женщина не была так недоступна для него. Проживи он хоть сто лет, ему никогда не забыть ее яркий румянец и выражение растерянности и изумления, застывшие на ее лице, когда он последний раз бросил на нее взгляд. Она стояла столбом, не в состоянии поначалу ни слова вымолвить, а опомнившись, начала извиняться и оправдываться перед ним.

Мыслями оставаясь с Эвой, Чейз добрался до пострадавшей от капризов погоды давно заброшенной избушки, примостившейся под соснами. Он собирался привести ее в божеский вид и использовать по назначению, как только соберет достаточно денег, но это должно было произойти еще ох как нескоро. Попридержав лошадь, он окинул взглядом раскинувшуюся внизу долину. Отсюда ранчо не было видно. Дом скрывался за излучиной речушки, одной из многих, которые впадали в Миссури. В отдалении вздымались горы, почти полностью закутанные в лохматые шубы из облаков.

Обычно он находил удовольствие в том, на что другие люди почти не обращали внимания, считая само собой разумеющимся. Даже в тюрьме достаточно было бросить взгляд на бескрайние просторы, чтобы привести в порядок мысли, успокоить душу и найти в себе силы жить дальше. Но сегодня не сработало. Над землей нависли свинцовые тучи, тяжелые, как те мысли, которые приводили его в смятение. И только одно стало ясно ему после того, как он перебрал все возможные варианты, – с сегодняшнего дня ему придется держаться подальше от Эвы и попытаться выкинуть из головы то, что произошло между ними.

ГЛАВА 10

Помещение класса было душным и тесным. Спертый воздух пропитан запахом плесени и потных детских тел и замутнен меловой пылью. После девяти посещений Эва поняла, что запах – визитная карточка этого места. Сегодняшний день не стал исключением. Эва ждала, сидя за пианино, выдвинутом на «парадную» половину комнаты. Она наблюдала за Рэйчел со смешанным чувством благоговейного страха и почтения. Как же эта девочка умудряется сохранять спокойствие, когда окружившие ее двадцать три ученика скачут, визжат и награждают друг друга тумаками и тычками. Эва была убеждена, что, окажись она на месте Рэйчел, она уже давно сдалась бы и разогнала всех по домам еще час назад.

вернуться

6

Сядь (исп).

вернуться

7

Чтобы уметь говорить, надо уметь слушать (исп.).

34
{"b":"18241","o":1}