ЛитМир - Электронная Библиотека

И она как раз была занята шитьем, когда увидела, как к дому подъехала карета мисс Клодии. Проследив, как мисс Клодия вышла из кареты и взяла у кучера коробку, Дорин нахмурилась. Что-то изменилось с тех пор, как мисс Клодия вернулась из Франции. О, она продолжала улыбаться своей милой улыбкой, но взгляд у нее был какой-то отстраненный и, разговаривая, она словно запиналась. Казалось, что все ее мысли где-то далеко, в другом мире. Это, конечно, совсем ее не касалось, но Дорин тем не менее представляла, в чем дело, не зря столько лет проработала с женщинами.

– Доброе утро, Дорин! – весело окликнула ее мисс Клодия, войдя в дом.

– Полдень уж давно миновал. У вас горячка? – спросила Дорин, сложив руки на груди.

Мисс Клодия опешила.

– Горячка? Нет, конечно, – ответила она и засмеялась.

– Да вы сама не своя, – упорствовала Дорин. – С тех пор, как вернулись.

– Уверяю вас, я совершенно здорова, – произнесла Клодия, направляясь в гостиную. Сняв шляпку, она задумалась, устремив взгляд в пространство. – Ах ты, Боже мой, стул так и не починили? Я просила мистера Уолфорда зайти как можно скорее, – сказала она и рассеянно опустила шляпу... прямо на пол.

– Господин Уолфорд сказал, что придет завтра...

– То же самое он говорил в прошлый понедельник...

– Он придет, как только у него будет время. Садитесь, сейчас налью вам чаю, – сказала Дорин, но мисс Клодия не обратила внимания на ее слова. Она перевернула сломанный стул и попыталась ввернуть в него ножку.

– Ведь это так легко, но у меня не получается.

– Я уже пыталась. Этому стулу нужна мужская рука. – Дорин искоса взглянула на мисс Клодию, которая, подбоченившись, смотрела на стул. – Как и вам, по правде говоря.

Ахнув от неожиданности, мисс Клодия уставилась на Дорин:

– Что? – Дорин сверкнула редкой для нее улыбкой.

– Это, конечно, не мое дело, мисс, но у вас такой вид, – простите, что говорю это, – с тех пор, как вы вернулись из Франции, – сказала она и начала спокойно разливать чай.

– Что за вид? – требовательно спросила Клодия, беря у Дорин чашку с чаем.

– Тот самый. Тот вид, который бывает у женщины, когда она все время думает о мужчине. – При этих словах мисс Клодия вспыхнула, а Дорин, увидев ее реакцию, опустилась на стул, упершись руками в колени. – Вот это да! Это действительно мужчина! – воскликнула она, расплывшись в улыбке.

– Нет, – произнесла мисс Клодия, резко качнув головой.

– Кто этот парень? – спросила Дорин, попуская мимо ушей возражения Клодии.

Щеки Клодии вспыхнули ярким румянцем.

– Нет никакого мужчины, Дорин!

– Один из этих великих и могущественных лордов из Мейфэр, да? О, могу поклясться, что он еще и красив. Конечно, все эти лорды – красавцы. Значит, какой-то денди положил на вас глаз, да?

Чашка Клодии застучала о блюдце, и она торопливо поставила ее на стол.

– У вас слишком богатое воображение, Дорин! – сказала она и засмеялась, застенчиво теребя рукав платья.

– Черт побери, этому парню удалось увлечь вас! – радостно воскликнула Дорин. – Что ж, я рада. Такая красивая женщина, как вы, должна быть замужем. Да, именно такую женщину эти денди хотели бы себе в жены.

Клодия встала, обвела взглядом комнату, снова села.

– Я... я забыла спросить. Вам что-нибудь нужно? Впервые за долгое время Дорин от души рассмеялась. Мисс Клодия была всегда так уверена в себе, так сдержанна – именно такой Дорин представляла себе королеву. И вдруг при одном лишь упоминании о мужчине она превратилась в комок нервов.

– У нас всего более чем достаточно, – ответила она, все еще посмеиваясь, и кивнула в сторону коробки. – Думаю, мы здесь живем не хуже короля. Вам нет нужды беспокоиться.

Клодия взглянула на коробку.

– Да. Ну, тогда все. – Она широко улыбнулась – слишком широко – и буквально вскочила со стула. – Прошу прощения, но я не могу задерживаться. – И она направилась в прихожую, забыв шляпку на полу.

Дорин подняла ее и последовала за Клодией. Девушка резко распахнула дверь и едва взглянула на Дорин через плечо.

– Приеду снова через несколько дней.

– Да. Не хотите ли взять свою шляпу? – спросила Дорин, снова улыбнувшись, когда Клодия вспыхнула и выхватила шляпу у нее из рук. Резко повернувшись на каблуках, она устремилась к ожидавшей ее карете и вскочила внутрь прежде, чем конюх успел спуститься с козел, чтобы помочь. Дорин улыбнулась и помахала рукой, довольно хмыкнув – мисс так и не решилась взглянуть в ее сторону.

Неужели это настолько очевидно? Клодия сдернула перчатку и приложила ладонь к щеке, чувствуя, как она горит. Да, судя по всему, очевидно, раз даже Дорин Коннер заметила. Нет, это просто уму непостижимо. Еще месяц назад она была вполне счастлива своей работой, не обращая внимания на скептически настроенное общество и участившиеся разговоры отца о ее замужестве. Она была совершенно довольна и хотела лишь навестить Юджинию и немного отдохнуть, прежде чем возьмется за создание школы. И она безо всякой опаски поехала к подруге, потому что Юджиния заверила ее, что он никогда не ездит во Францию. Она писала об этом в одном из своих писем, подчеркнув, что Кеттеринг терпеть не может лягушатников.

Однако, судя по всему, повеса все же не питал столь большого отвращения к французам, потому что внезапно появился у Юджинии, такой же самоуверенный, как и обычно. Его неожиданное появление выбило ее из колеи, и она сделала то, чему научилась на многочисленных балах в Лондоне, стала игнорировать его.

Прямо, косвенно, в общем, всеми способами, которые она могла придумать, пока он наконец не покинул замок Клер.

Она, естественно, решила, что избавилась от него. Но нет – битва только началась. И это действительно была битва. Он начал ее на борту пакетбота, проявив в полной красе все возмутительные мужские качества, – пусть это и зажгло огонь внутри ее. Слава Богу, она нашла в себе силы положить этому конец, погасить это пламя. Он должен был все понять на следующий день, когда она забрала его карету и оставила его на дожде в Ньюхейвене... изрыгавшего проклятия, насколько она помнила.

Но нет! Нет, нет и нет! Во-первых, он прислал тот большой букет цветов, настолько огромный и яркий, что даже ее отец, который обычно замечал лишь то, что имело отношение к королю или его собственной безупречной внешности, высказался по этому поводу, воспользовавшись моментом, чтобы напомнить ей, что в двадцать пять лет ее шансы на хороший брак стремительно уменьшаются. И поскольку это, конечно, унизило ее, она отправила букет разудалого графа пациентам больницы в Челси.

Будь на его месте другой мужчина, их отношениям пришел бы конец. Но Кеттеринг особого сорта. Даже на вечере Энн, когда она рассказал о том, что сделала с букетом, он оставался невозмутимым. Поэтому она продолжала игнорировать его – хотя вряд ли он мог это заметить, когда и леди Вентуорт, и Дилби, и жуткая мисс Эрли практически таяли при одном лишь взгляде на него.

За тем вечером последовало его внезапное и удивительное появление на воскресной церковной службе, где его необъяснимое присутствие по своей необычности уступило лишь коробке с браслетом, доставленной от ювелира тем же вечером. К браслету было прикреплено около десятка французских сантимов. Сопровождающей записки не было.

На следующий день рано утром браслет был отправлен в Кеттеринг-Холл с запиской:

«Кеттеринг, вы наносите мне огромное оскорбление, продолжая настаивать на возмещении стоимости довольно недорогой бутылки вина и куска сыра, особенно учитывая то, что вино было кислым, а сыр вообще уместнее было бы назвать отравой. Прошу прекратить присылать свидетельства вашей благодарности, сэр.

К. Уитни».

К середине дня Клодия получила две бутылки очень дорогого французского вина и круг швейцарского сыра. Решив, что щедрость Кеттеринга будет гораздо больше оценена подопечными Дорин, Клодия отвезла им полученные деликатесы, но, Боже милостивый, и там она не смогла избежать встречи с ним.

16
{"b":"18242","o":1}