ЛитМир - Электронная Библиотека

– О! – завизжала она, оскорбленная тем, что в списке поклонников оказался несносный барон Эндерби. – Колин Эндерби никогда не переступал порог моего дома, а если переступит, Рэндалл имеет четкие указания тут же пристрелить его.

Джулиан остановился, ставя свечу на скамью.

– Ах, прошу прощения, леди Клодия, – сказал он, насмешливо поклонившись. – Я, разумеется, имел в виду графа Гиллингема. Или маркиза Брейбрука. Или маркиза...

– Ну хорошо! – Клодия прижала ладонь ко лбу. – Я, честное слово, не понимаю, зачем это все.

– Затем, – произнес он уже значительно мягче, – что я не могу избавиться от мыслей о тебе, а ты говоришь о каком-то надуманном оскорблении, случившемся бог весть сколько лет назад. Ты решила, что именно это делает меня повесой, а я считаю, что ты не имеешь ни малейшего представления о том, что такое повеса в действительности.

– Я знаю, – медленно сказала она. – Я знаю, чем вы с Филиппом занимались. Знаю, куда ездили... – У нее перехватило дыхание; ей не хотелось сейчас говорить о Филиппе.

Джулиан долго молчал.

– Искренне надеюсь, что ты знаешь далеко не все, – пробормотал он.

Она тоже на это надеялась.

– Но это ничего не меняет, – сказал он, и гравий заскрипел у него под ногами, когда он направился к ней. Подойдя почти вплотную, он сжал ее руку. – Это, конечно, не меняет того, что я не могу не думать о тебе, – сказал он, потянувшись и прижав пальцы к ее виску. – Когда солнце встает, я думаю о тебе. Солнце садится, я думаю о тебе, каждое мгновение я думаю о тебе.

И хотя его слова были до смешного сентиментальны, они заставили ее сердце забиться быстрее. Его пальцы перебирали прядь выбившихся волос, потом заскользили по ее шее на плечо, ласково поглаживая кожу.

– Стоит тебе появиться, как весь мир перестает для меня существовать. Я думаю о том, что ты будешь чувствовать в моих объятиях или лежа подо мной, – тихо добавил он. – Думаю о том, как замечательно было бы проникнуть в твое лоно, а твое тело обволакивало бы меня.

Клодия была близка к обмороку.

– Я тебе не верю.

Он ничего не сказал, лишь обжег ее жарким взглядом. Его рука обхватила ее затылок, и он привлек ее к себе. Он собирается поцеловать ее и снова заставить терзаться желанием. Она не хочет этого... Нет, хочет, каждой клеточкой своего тела, его поцелуй необходим ей как воздух.

– Боишься поверить, – мягко произнес он и, обхватив свободной рукой за талию, прижал ее к себе. Проведя пальцем по ее губам, он шепнул: – Ты боишься меня.

Да, она боялась. Боялась темного блеска его глаз, чувственного изгиба губ. Боялась нашептанных им слов, которые завораживали. Джулиан снова провел пальцем по ее губам, и, словно во сне, она смотрела, как приближается его лицо. Дрожь охватила все тело, когда его губы мягко коснулись ее рта. Ее веки затрепетали и опустились, и в эту минуту она словно увидела себя со стороны, как будто кто-то другой чувствовал нежное прикосновение его губ и языка.

Здравый смысл требовал остановиться, подсказывая, что этот поцелуй может сломить все преграды, что для него это всего лишь игра. Но сердце так сильно билось, а тело так трепетало от его ласк, что она инстинктивно понимала: даже четверка рысаков сейчас не оторвет ее от Джулиана.

Он обхватил ладонью ее лицо, он едва касался ее, но по телу словно пробегал электрический ток. Клодии показалось, будто она плывет, и он, должно быть, тоже почувствовал это, потому что обвил ее талию рукой, крепко прижав к своему телу.

Она совсем потеряла рассудок. Позволила ему околдовать себя. Но это было так чудесно – ощутить вкус шампанского в его дыхании, чувствовать, как его язык переплетается с ее языком. Кончиками пальцев она коснулась густых бакенбард, мягкого виска, почувствовала бархатистость его волос. Никогда еще она не испытывала такого наслаждения от поцелуя...

Джулиан обвил ее руками и крепко прижал к себе. Она почувствовала, как его возбужденная плоть прижалась к ее животу. Завороженная, изнемогающая от желания, она потерлась о твердую плоть, стремясь ощутить ее сквозь юбки.

Застонав, Джулиан опрокинул ее на скамейку и накрыл своим телом.

Его рука заскользила вверх, к ее груди, а губы продолжали прижиматься к ее губам, наполняя Клодию его дыханием и его страстью.

В этот момент Клодия забыла обо всем на свете, зарылась пальцами в его волосы, затем стала ласкать его плечи и спину. Он все крепче сжимал ее грудь, большой палец скользнул по напрягшемуся соску, и Клодия содрогнулась от желания.

Джулиан поднял голову.

– Ты права, что боишься меня, – выдохнул он. – Я сам боюсь. Я хочу прикоснуться к каждой клеточке твоего тела. – Его губы заскользили по стройной шее.

Клодия тоже хотела этого. Хотела и боялась.

– Ты играешь со мной, Джулиан.

– Только не с тобой, Клодия, – искренне прошептал он.

Она закрыла глаза, инстинктивно чувствуя, что уже миновал тот момент, когда еще можно было повернуть назад. И когда он, спустив лиф платья, обнажил ее грудь, она почувствовала, как погружается еще глубже в пелену невероятных ощущений. Ее грудь набухла в его ладони, пальцы гладили нежную кожу, к которой никто никогда не прикасался, волны желания захлестнули Клодию.

Но когда его губы прикоснулись к ее груди, желание вспыхнуло с новой силой. Клодия закинула руки за голову; горшки и инструмент с грохотом попадали...

– О мой Бог!

Женский голос разрушил обволакивавшую их пелену страсти, и Клодии стало трудно дышать. Она попыталась сесть, но Джулиан столкнул ее с края скамьи, подальше от двери. Она упала на гравий, острые камешки впились в ладони. Сначала она было подумала, что он столкнул ее от стыда, но потом поняла, что он загораживает ее своим телом от той, что так некстати обнаружила их.

– Боже милостивый, это вы, Кеттеринг? – Голос принадлежал Харрисону Грину.

Клодия на четвереньках поползла в безопасное место позади скамьи.

– Я увидел свет и подумал...

– А это кто? – громко прошептала женщина. – Клодия Уитни?

– Прошу прощения, миссис Фрэнктон, но вы ошибаетесь, – резко сказал Джулиан. Клодия обхватила руками колени и прижалась к ним лицом. – Извините насчет света, Грин... ну, вы понимаете...

Харрисон нервно откашлялся.

– Да-да. Мы просто прогуливались мимо. Прошу прощения, что потревожили вас. Миссис Фрэнктон? Не вернуться ли нам к гостям?

Женщина неодобрительно фыркнула, и Клодия услышала шелест юбок. У двери послышалось какое-то движение, и потом все стихло.

– Клодия.

В голосе Джулиана звучало сожаление, но его и сравнить нельзя было по силе с тем чувством, которое сейчас бушевало в груди Клодии.

Она уничтожена!

– Клодия! – Он подхватил ее и поднял на ноги. Она резко отвернулась, чтобы привести себя в порядок, с ужасом думая об ужасных последствиях случившегося.

– Что... – Голос ее дрожал, она не могла произнести пи слова.

Джулиан обхватил ее за талию, прижал к себе, Клодию била дрожь.

– Ничего страшного, – прошептал он у ее волос. – Все будет хорошо.

Клодия прекрасно знала, что это ложь.

– Нет, не будет, – хрипло возразила она. – Миссис Фрэнктон поняла, что это была я... с тобой... в таком виде. Уже завтра об этом узнает весь город! Отец! Он умрет от стыда!

– Тогда выходи за меня замуж.

Клодия застыла. Оба стояли несколько минут не двигаясь. Теперь ей стало страшно, по-настоящему страшно – чтобы такой человек, как Джулиан, предложил ей руку...

– Ты не в своем уме! – резко произнесла она, пытаясь унять дрожь.

– Клодия, послушай! Я скомпрометировал тебя! И должен это исправить. Иначе не буду себя уважать. К сожалению, в создавшейся ситуации пострадаешь именно ты. Подумай, мы хорошая пара. Давно знаем друг друга – чего еще желать?

– Ты, наверно, шутишь! – воскликнула она, шагнув подальше в тень. Неужели он думает, что после всего, что он сделал, она побежит с ним к алтарю? Ну и что, если он целовал ее обнаженную грудь? Подобные вещи все время происходят в высшем свете, и все про это знают! Это простая интрижка, вот и все!

23
{"b":"18242","o":1}