ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Зеркало, зеркало
Не благодари за любовь
Свинья для пиратов
Адмирал Джоул и Красная королева
И тогда она исчезла
Дама с жвачкой
Паиньки тоже бунтуют
Лидерство и самообман. Жизнь, свободная от шор
Величие мастера

Луи прищурился и что-то пробормотал себе под нос. Джулиан закрыл глаза. У него совершенно не было настроения объяснять, что этот проклятый зуд начался в тот день, когда его сестра Валери покинула этот мир. Зуд превратился в ноющую боль, когда он прижимался головой к окровавленной груди Филиппа. И он не мог объяснить, что эта боль превратилась в опухоль, которая начала разъедать его в последующие дни и месяцы. Хотя он и предлагал Филиппу помощь, но всякий раз тот отказывался. Впрочем, суть была в том, что он почти ничего не сделал, чтобы спасти Филиппа. Да и вряд ли Луи захочет выслушать его. Джулиан знал, если Филипп охвачен горячкой игры или ищет забвения с какой-нибудь шлюхой, значит, он не с Клодией.

– Ну что ж, – фыркнул Луи. – Если божественного Дейна оскорбляет сама мысль о том, что ничто человеческое ему не чуждо, я вряд ли в состоянии помочь.

Ха! Если бы только он был человечен! Джулиан откинулся на подушки и закрыл лицо рукой, не обращая внимания на громкий и раздраженный вздох Луи.

– А! Значит, тебя так мало заботит то, что я думаю? А как же Джини? Она ужасно волнуется. Подумай хотя бы о сестрах!

Нет, это просто смешно! С того самого момента, как отец, уже на смертном одре, умолял позаботиться о сестрах, он только об этом и думал.

– Я думаю о них, Луи. Каждый день, – пробормотал Джулиан.

– Прошу прощения, ты, конечно, прав, Кеттеринг. Ты всегда возмутительно баловал их...

– Прошу тебя, перестань. Ничего подобного я не делал.

– Ты всегда выполнял все их прихоти. Если они хотели новые платья и туфли, ты был тут как тут. Если они предпочитали сладости обычной трапезе, ты лишь улыбался. Если жаловались, что у них мало шляпок, ты в этот же день вызывал модистку!

Джулиан слегка сдвинул руку и взглянул из-под нее на Луи.

– Ну хорошо, пусть я их слегка баловал...

– Баловал?! – воскликнул Луи, закатывая глаза. – Да они были неисправимы...

– Ну нет...

– А крики! Я никогда не забуду этот визг: «Сундук из Лондона!» Бог мой, голова у меня трещала потом целую вечность!

Джулиан невольно хмыкнул. Да, он прекрасно помнил. Портниха, которой он так щедро заплатил, чтобы та обеспечила его сестер самыми модными нарядами, прекрасно справилась с работой. Каждый раз, когда из сундука вытаскивалось платье, девочки визжали от восторга.

– Я рад, что ты достаточно оправился от пережитого ужаса, чтобы просить у меня руки Юджинии.

– На коленях, – напомнил ему Луи, изо всех сил пытаясь скрыть усмешку. – Ты заставил меня умолять тебя на коленях. Очень гордился собой в тот момент, да? И красовался на моем мальчишнике словно павлин, как будто это ты дал жизнь всем четырем девочкам!

Кроме Валери... у нее жизнь он отнял. Тяжесть внезапно сковала грудь Джулиана. Пожав плечами, он снова закрыл глаза.

– Я сделал для них что сумел.

– Да, и это тоже очевидно. Ты добился блестящей партии для Энн. Виконт Боксуорт просто обожает ее. И обучение в школе в Швейцарии пошло на пользу Софи. Но теперь они выросли, и твое беспокойство объясняется тем, что ты пытаешься заполнить то место, которое они раньше занимали в твоей жизни.

– Это чепуха! – рявкнул Джулиан. – Теперь, когда они выросли, я наконец получил возможность заниматься тем, что мне по душе. Читаю лекции в Кембридже и Оксфорде...

– Прошу прощения. Ты, возможно, и очень прославился своим знанием языков Средневековья, но редкие лекции о старинных манускриптах вряд ли способны заполнить дни взрослого мужчины.

Джулиану совершенно не нравился оборот, который принимал разговор. Он вдруг сел, опершись локтями о колени и подавив тошноту, поднявшуюся от резкого движения.

– Боже, как же неудобна эта карета! – посетовал он. – Мне казалось, ты в состоянии позволить себе нечто получше, Рено.

– Предупреждаю тебя, друг мой, подобная неугомонность может во Франции стоить человеку жизни.

– Сколько еще до замка Клер? – прервал его Джулиан, сердито глядя на зятя.

Луи разгладил складку на штанине.

– Мы направляемся в Дьеп, а не в замок Клер.

– Дьеп? – Ситуация нравилась Джулиану все меньше и меньше. – Не думаю, что ты намерен принимать морские ванны для укрепления здоровья, поэтому скажи, куда мы отравимся из Дьепа?

– Не мы, а ты. В Англию.

– Ты гонишь меня из Франции. – Это был не вопрос, а констатация факта.

– Да, – признал Луи безо всякого стеснения. – К счастью, Кристиану принадлежит предприятие, которое сейчас очень кстати. На прошлой неделе я говорил с его человеком, и тот заверил меня, что для тебя оставят место на пакетботе, который ежедневно курсирует между Францией и Англией. Негодующе фыркнув, Джулиан сложил руки на груди:

– А если я откажусь?

Луи невозмутимо пожал плечами:

– Человек Кристиана также обещал вернуть тебе пистолет и портмоне, как только ты ступишь на землю Англии.

Джулиан схватился за карман и нахмурился, обнаружив исчезновение того и другого.

– Они тебе не понадобятся на корабле.

Боль продолжала мучительно пульсировать в висках.

– Клянусь честью, если бы у меня не раскалывалась голова от боли, я бы выбил из тебя мои вещи.

– Да, но сейчас ты не в состоянии сделать это, и я вынужден выпроводить тебя из Франции прежде, чем сестра обнаружит твою глупую голову, насажанную на пику забора в замке Клер. Не сомневайся в истинности угроз Лебо, Кеттеринг. Он злобный и мерзкий человек и не потерпит нанесенного оскорбления. Ты отправляешься в Англию.

В ответ Джулиан лишь холодно посмотрел на Луи.

– Сегодня ты сумел спастись, – предупредил его Луи. – Последуй моему совету и приведи в порядок свою жизнь, пока тебя не убили.

Горький смех заклокотал в груди Джулиана.

– А может, это самый лучший способ исправить мою жизнь? Ты не думал об этом?

Луи в ответ лишь сжал губы и хмуро уставился на свои колени. Джулиан поерзал, устраиваясь поудобнее на сиденье.

– Будь добр, разбуди меня, когда приедем, – пробормотал он.

И Луи, выполнив его просьбу, разбудил его, выпихнув из кареты и бросив вслед небольшой саквояж, Стоя на главной улице Дьепа, Джулиан буквально испепелял взглядом француза, объяснявшего, что корабль «Сердце девушки» отплывет в полночь и что капитан вернет его пистолет и портмоне, когда они причалят в Ньюхейвене. Прежде чем захлопнуть дверцу кареты, Луи бросил Джулиану монету, которую тот поймал в воздухе. Это был один золотой франк.

– Непременно поешь, будь добр. Это тебе явно не помешает. Могу рекомендовать гостиницу «Дилижанс». Вполне подходящее место для повесы.

Приложив два пальца к виску, Джулиан поклонился и насмешливо Произнес:

– Вы были столь гостеприимным хозяином, мсье Рено. Жду случая отплатить вам тем же.

Луи расхохотался:

– Ни минуты не сомневаюсь в этом! Тогда до встречи! – Он подал знак кучеру и захлопнул дверцу кареты, оставив Джулиана с саквояжем у ног, в косо застегнутом жилете и с двухдневной щетиной на лице.

– Чертов лягушатник! – раздраженно пробормотал Джулиан, провожая взглядом карету, пока та не скрылась за углом.

Поправив насколько возможно одежду и быстро завязав шейный платок в некое подобие узла, он отряхнул пыль с брюк и сунул пальцы в волосы, чтобы хоть немного пригладить их. Выглядит он, конечно, не самым лучшим образом, но это не особенно волновало его, поскольку сейчас все равно ничего не изменишь. Подхватив саквояж, Джулиан потащился в гостиницу «Дилижанс».

Глава 2

Дьеп, Франция

Трясясь по разбитой французской дороге в видавшей лучшие дни карете, Клодия Уитни хмуро смотрела на сидевшего рядом мужчину.

– Я пыталась предостеречь вас, Герберт, вы же знаете. Говорила, что мне едва ли понадобится кучер, и отчетливо помню, как произнесла «нет», когда вы бросились бежать за мной.

Герберт с таким напряженным вниманием вглядывался в ее лицо, что она словно видела, как в его слабом умишке вращаются тяжелые жернова мыслей.

3
{"b":"18242","o":1}