ЛитМир - Электронная Библиотека

Пока она размышляла, какое-то движение за окном привлекло ее внимание. Она увидела вдалеке одинокого всадника, который во весь опор несся по обсаженной дубами аллее. Всадник приближался, и сердце Софи учащенно забилось – это был Уильям! Он приехал за ней! Софи воспрянула духом. Спрыгнув с подоконника, она бросилась из гостиной, пронеслась по коридору к парадному входу, опередив лакеев. Выбежав на мраморный полукруг крыльца, она с нетерпением ждала приближения всадника.

Он резко осадил коня, спрыгнул на землю и решительно зашагал к ней. Лицо его было темнее тучи.

– Уильям! – воскликнула она.

Он схватил ее за талию и, прижав ее к себе, яростно приник губами к ее губам. Забыв о стоящих позади слугах, Софи радостно заахала, когда он наконец отпустил ее.

Уильям сердито взглянул на нее:

– Почему ты не сообщила мне? Я чуть с ума не сошел от волнения! Мне пришлось узнавать все у этого глупого Тинли!

– О, Уильям, я бы сообщила, если бы могла! Но Джулиан... он видел нас и так рассердился, что сразу же отправился сюда. – Она улыбнулась и, заметив ссадину на его губе, осторожно прикоснулась к ней. – Что это?

Уильям оттолкнул ее руку; взгляд его был устремлен через ее плечо.

– Кто с тобой в доме?

– Никого. Только мисс Брилхарт, экономка. Она была нашей няней...

– Где она? – перебил он ее.

– Я... я не знаю...

Уильям бросил на нее мрачный взгляд и слегка встряхнул.

– Софи, подумай! Я должен поговорить с тобой. Отведи меня в какое-нибудь укромное место.

Софи нервно оглянулась на лакеев, которые с любопытством разглядывали Уильяма. Две горничные позади них перешептывались и смотрели на Уильяма с явным неодобрением.

– Сюда, – пробормотала она и, взяв Уильяма за руку, потащила за угол дома к двери, которая вела в небольшую гостиную в восточном крыле. Вбежав в комнату, Софи было направилась к двери, которая вела в главный коридор, но Уильям схватил ее за талию и резко притянул к себе так, что она едва не задохнулась.

– Ты знаешь, что он сделал, да? Он объявил во всеуслышание, что не допустит твоего счастья. Он унизил нас, Софи, перед всей Англией, – пробормотал он и сжал зубами мочку ее уха.

Софи вскрикнула, но Уильям словно не слышал ее.

– Нам остается только одно. Есть единственный способ быть вместе, – прошептал он ей в ухо. Его дыхание возбуждало Софи. Она прижалась головой к его плечу и закрыла глаза. – Ты знаешь, что мы должны сделать, да, Софи?

– М-м... что?

Уильям вдруг повернул ее к себе.

– Я ужасно скучал по тебе, – сказал он и прижался к ней бедрами. Софи ахнула. Уильям обхватил рукой ее затылок, приник к ее губам, и Софи почувствовала, как тает от жаркого желания.

– Я не могу жить без тебя, дорогая. У нас только один путь, – бормотал Уильям между поцелуями. – И ты знаешь какой.

Она не ответила, и его пальцы больно впились в ее плечо.

– Не разочаруй меня, Софи. Ведь я мчался словно безумец, чтобы забрать тебя. Ты знаешь, что мы должны сделать!

– Но... но я не знаю, – хрипло прошептала она. Уильям внезапно отпустил ее.

– Подумай, Софи! Кеттеринг никогда не согласится... а вот ты можешь.

– Я?

– Тебе скоро исполнится двадцать один год... Сердце Софи бешено забилось.

– Уильям, я не могу без...

– Я думал, ты любишь меня, – резко произнес он и отвернулся. – Ты лгала мне.

– Нет, нет, Уильям! Я люблю тебя! – в отчаянии воскликнула Софи. – Но не могу ослушаться Джулиана...

– Понятно. Ты можешь пренебречь мною, но не им. Я ничего для тебя не значу!

– Пожалуйста, не говори так! – закричала она. – Я люблю тебя, Уильям! Но не знаю, что делать!

Он схватил ее за руку:

– Поедем со мной в Гретна-Грин[1]. Сейчас, немедленно. Нам не нужно его разрешение. Ты – совершеннолетняя! Если подпишешь вот это, – сказал он, вытаскивая из кармана бумагу, – он ничего не сможет сделать! И если ты любишь меня, Софи, то выйдешь за меня замуж немедленно. Клянусь Богом, ему придется с этим смириться, если дело будет сделано!

Софи словно завороженная смотрела на бумагу в его руке. О, как заманчиво и волнительно думать, что она может стать женой Уильяма прямо сейчас. Но она опасалась, что Джулиан убьет ее.

– Я не... знаю, – неуверенно пробормотала она. Уильям упал перед ней на колени, прижавшись лицом к ее юбкам.

– Умоляю, Софи! Я больше ни дня не могу жить без тебя. Я просто покончу с собой, клянусь Богом!

Сердце Софи затрепетало, и остатки здравого смысла отступили под натиском чувств. Слезы потекли по ее щекам.

– О, Уильям! – прорыдала она. – Да, да, я уеду с тобой!

– Поспеши, любовь моя, – заторопил он ее, поднимаясь с колен. – Никому ничего не говори. Просто собери вещи – и побыстрее. Если они поймут, что ты задумала, то постараются помешать тебе. Буду ждать у дома. Поспеши!

И он подтолкнул ее вперед.

Софи выскользнула в коридор и едва не столкнулась с мисс Брилхарт. Экономка была бледна как смерть.

– Леди Софи? Кто этот джентльмен? – спросила она, с тревогой поглядывая на дверь, из-за которой появилась Софи.

– Э... давний друг. Прошу простить, у меня ужасно болит голова, – солгала она и заторопилась прочь, не в силах посмотреть в глаза экономке.

– Леди Софи! – крикнула ей вслед мисс Брилхарт, но Софи уже стремительно неслась по коридору. Вбежав к себе в комнату, она схватила маленький саквояж, запихнула в него два платья, ночную рубашку и две пары панталон. «Что нужно брать с собой, когда убегаешь из дома?» – судорожно пыталась сообразить она, обводя взглядом комнату. Времени на раздумья не было. Мисс Брилхарт запыхавшись, появилась на пороге. Она почти бежала, поднимаясь по лестнице.

– Миледи, прошу вас! Что вы делаете?

Софи, оттолкнув экономку, выбежала из комнаты. В прихожей остановилась, схватила накидку, набросила на плечи.

– Миледи! – закричала мисс Брилхарт. Софи, вздрогнув, обернулась.

Мисс Брилхарт, по обе стороны которой стояли лакеи, протянула к ней руки.

– Миледи, опомнитесь, что вы делаете! – взмолилась она. – Подумайте о позоре, который обрушится на доброе имя вашего брата. Вы не можете так поступить!

– Могу! – закричала Софи торжествуя. – Я буду следовать велению своего сердца, а не глупым правилам брата! Любовь победит, мисс Брилхарт.

Экономка быстро шагнула к ней, и Софи, испугавшись, бросила в нее саквояж, а сама выбежала на улицу. Уильям уже был в седле. Одним движением подняв ее и усадив позади себя, он пустил лошадь во весь опор. Крепко вцепившись в него, Софи посмотрела через плечо и увидела кучку растерянных слуг и очень бледную мисс Брилхарт.

Дрожь била Джулиана, сидевшего в своем кабинете в Лондоне. Он невидящим взором смотрел на документ, лежавший перед ним. Клодия своими необдуманными поступками поставила его перед жестоким выбором между предательством и желанием. Он ненавидел ее за то, что она подозревала его во всех смертных грехах, не имея на то никаких оснований, и в то же время сходил с ума от желания. Но Джулиан ни на минуту не забывал о том, что она сделала с Софи, это был последний удар по его истерзанному сердцу.

Он поклялся умирающему отцу, что будет заботиться о сестрах. Потерпев неудачу с Валери, он ни за что не допустит несчастья с Софи. Клодия предала его самым страшным образом. Ее вмешательство вынудило его принять кардинальные меры, которых он вовсе не хотел. Собственно, из-за нее репутация Софи уже, возможно, уничтожена.

Такого он не сможет простить с легкостью.

Их брак, с горечью подумал Джулиан, пришел к неизбежному концу. Вопрос лишь в том, как поставить в нем точку.

Когда Тинли ввел в библиотеку тяжело дышащего лакея из Кеттеринг-Холла, Джулиан понял, что тот скакал без устали, и заподозрил самое худшее – что Софи мертва, как Валери и Филипп. Невероятным усилием воли он взял себя в руки, неторопливо достал из кармана очки, надел их и наконец развернул записку, поданную лакеем. Какой-то скомканный листок упал на пол, но Джулиан не стал поднимать его, а пробежал глазами строчки, написанные аккуратным почерком мисс Брилхарт. Он не слышал, как вошла Клодия. Нагнулся, чтобы поднять упавший листок, и узнал ее почерк.

вернуться

1

Пограничная шотландская деревушка, где заключались браки между специально приезжавшими из Англии молодыми парами

47
{"b":"18242","o":1}