ЛитМир - Электронная Библиотека

– Господи, что такое?

Джулиан посмотрел на ее прекрасное, словно у ангела лицо. Записка стала последней каплей, способной лишить его рассудка, поглотить его душу... разбить его сердце. Все оказалось гораздо хуже, чем он мог представить. Его милая наивная Софи оказалась в кромешном аду. Ему и в голову не могло прийти, что она решится на подобней поступок.

Он протянул листочки Клодии, но не шелохнулся. Она подошла и взяла у него записки. Он бесстрастно смотрел, как она читает их, как ее рука прижалась к сердцу. Она закрыла рукой рот, подавляя рвавшийся наружу крик.

Джулиан отвернулся и, пройдя к окну, посмотрел на Сент-Джеймс-сквер. Он подвел Софи, страшно и непоправимо. По закону она, наверно, уже принадлежала Стэнвуду, и Джулиан ничего не мог сделать для нее. Никогда в жизни он не чувствовал себя таким беспомощным и одиноким. И сейчас, когда он стоял у окна, боль начала исподволь подтачивать его жизнь.

Рыдания Клодии прервали мрачные размышления Джулиана. Бросив на нее холодный взгляд, он спокойно вышел из библиотеки, оставив ее наедине с ее чувством вины.

Глава 19

Джулиан все же отправился на поиски Софи, не прислушавшись к возражениям Виктора и Луи, считавших, что уже слишком поздно. Он вернулся в Лондон через неделю. Вся семья была в сборе и ожидала его в золотой гостиной, как они делали это каждый вечер с тех пор, как узнали о побеге Софи. Клодия едва замечала родственников, сходя с ума от тревоги за Джулиана и терзаемая чувством вины.

Когда в гостиной появился Джулиан, все взволнованно вскочили. Только Тинли, казалось, ничего не замечал. Буфет явно интересовал его больше, чем приезд хозяина. Клодия, сидевшая позади всех за письменным столом, медленно поднялась.

Джулиан вошел в гостиную, ослабляя на ходу галстук. Его взгляд скользнул по присутствующим, миновав Клодию так, словно ее вообще не существовало. Маленькие племянницы, не чувствуя напряженности, повисшей в комнате, бросились к нему.

– Жаннин, милая, какое замечательное на тебе платье! – воскликнул он, подхватив девочку на руки и целуя в щеку.

– У меня тоже новое платье, – обиделась Дьедра.

– А как ты в нем элегантна! – восторженно воскликнул Джулиан, так, словно только что спустился к ужину, а не вернулся из тяжелой поездки. Рассеянно погладив их по головкам, он сказал: – Я не нашел ее.

Сердце Клодии замерло, и она молча опустилась на стул.

– Джулиан, – тихо произнес Луи. – Софи в Лондоне. Стэнвуд просит завтра принять его.

Слабая надежда промелькнула на усталом лице Джулиана.

– Они в Лондоне? Они...

– Да, – мгновенно ответил Луи, поняв, о чем он хочет спросить.

Джулиан отвернулся, чтобы скрыть отчаяние.

– Ну, тогда все кончено. Мы ничего не можем сделать.

– Ничего, – пробормотал Виктор.

Джулиан направился к буфету, плечи его поникли, словно он нес на себе непосильную ношу.

– Виски, Тинли, – коротко распорядился он, – и покрепче. – Взглянув на Луи, он спросил: – Он сказал, где они остановились в Лондоне?

– Нет.

– Ну, разумеется, – сердито пробормотал Джулиан. – Негодяй знает, что я тут же бросился бы за ним, если бы знал, где его искать. – Зубы его сжались, и он сердито посмотрел на Тинли, который даже не пошевелился. – Виски, Тинли, черт возьми! Неужели ты даже это не можешь запомнить своим дряхлым умом? – заорал он.

Клодия тихо ахнула. Игравшие девочки в ужасе уставились на дядю.

– Джулиан! – встревожено прошептала Юджиния, но Тинли лишь посмотрел на него.

– Могу, милорд, – сказал он безмятежно и потянулся к графину.

– Прошу прощения, старина, – пробормотал Джулиан и, отвернувшись от буфета, неожиданно поймал на себе взгляд Клодии. Его черные глаза смотрели на нее с такой ненавистью! Через мгновение он резко отвернулся, направился к креслу и буквально упал в него. Тинли тут же подошел к нему, неся на маленьком серебряном подносе рюмку виски. Осушив ее, Джулиан хрипло потребовал: – Еще.

Дворецкий шаркающей походкой направился к буфету, а Джулиан жестом пригласил всех сесть.

– Я искал везде, в каждой деревне от Кеттеринга до самой Шотландии.

– О, Джулиан, ты не должен винить себя. Софи сама приняла решение, – воскликнула Энн.

Он нетерпеливо взглянул на сестру, потом перевел взгляд на Клодию.

– Себя я не виню, – многозначительно сказал он. О да, он винил ее, и она заслуживала его презрения.

– Мы и представить не могли, что она так упряма, ведь она всегда казалась такой робкой! – воскликнула Энн.

– Она не упряма. Просто ей недостает уверенности в себе. А когда у человека нет уверенности, им легко манипулировать, – возразил он сестре.

– Что ты собираешься делать? – спросил Луи. Джулиан фыркнул, потирая шею:

– А что я могу сделать, черт возьми? Как только Софи произнесла клятву и подписала бумаги, она стала его женой. Думаю, уже поздно аннулировать брак... – Он хмуро взглянул на тихо ахнувшую Юджинию. – А другого пути я просто не знаю.

– Развод, – пробормотала Клодия и покраснела, ужаснувшись тому, что эти слова вырвались именно у нее.

Юджиния закрыла глаза, а Энн резко обернулась к ней.

– Ни в коем случае! – горячо воскликнула она. – Софи и так уже уничтожена этим скандалом, и мы не можем позволить, чтобы был нанесен удар по репутации семьи. О разводе и речи быть не может!

– Да, не может, – поддержала ее Юджиния, потирая пальцами виски. – Это навсегда свяжет имя Кеттерингов со скандалом. И потом, у Софи нет оснований для развода. Она должна доказать жестокое обращение, или безумие, или что-то в этом роде.

Клодия беспомощно посмотрела на Джулиана, который, принимая у Тинли вторую рюмку виски, сурово взглянул на нее.

– Ты можешь отказать ей в приданом, – предложил Виктор.

Джулиан кивнул:

– Да, приданого я ей не дам. Но как вы знаете, завещание нашего отца предусматривает ежегодное содержание для каждой из сестер. Софи получит на него право в день своего совершеннолетия, а до него осталось совсем немного времени. Так что Стэнвуд доберется до этих денег. И я даже не хочу оспаривать это право, потому что мерзавец ничего не имеет за душой и содержание для него единственная возможность обеспечить Софи.

В комнате повисло молчание, прерываемое лишь нетерпеливым ерзаньем малышек на диване. Наконец Луи встал.

– Ну, тогда сегодня больше нечего обсуждать. Дорогая, нам пора домой, – обратился он к Юджинии. – Встретимся с этим мерзавцем завтра.

Юджиния встала, увлекая за собой дочерей. Энн и Виктор последовали за ними, и Джулиан не пытался остановить их. Юджиния подошла к нему, положила руку на плечо.

– Мне очень жаль, Джулиан, но не вини себя: ты никак не мог предотвратить случившееся.

Он равнодушно пожал плечами, потягивая виски. Сердце Клодии сжалось – Джулиан выглядел таким усталым, таким разбитым. Она кожей чувствовала исходящую от него боль. Энн наклонилась и поцеловала его в заросшую щетиной щеку, а Виктор что-то пробормотал.

– Проводи их, Тинли, – устало произнес Джулиан и допил виски.

Они остались одни.

Джулиан упорно не смотрел в ее сторону. Никогда в жизни Клодия не чувствовала себя так отвратительно. Через некоторое время Джулиан встал, чтобы налить себе еще виски, потом вернулся в кресло, сделал большой глоток и с тяжелым вздохом закрыл глаза.

Клодии, наблюдавшей за ним, показалось, что прошли часы, прежде чем она спросила:

– Куда ты успел доехать? – Голос ее дрогнул.

Он медленно открыл глаза и уставился на виски в бокале.

– До Ланкастера.

– Мне жаль, что тебе пришлось ехать так далеко, – пробормотала она, нервно теребя золотой крестик на шее.

Он холодно посмотрел на нее.

– Я отправился бы на край земли, если бы это помогло остановить ее, – резко заметил он и снова отвернулся, как ей показалось, с отвращением. Он был, вполне понятно, зол. Но Клодия видела, что есть еще что-то. Полное опустошение.

48
{"b":"18242","o":1}