ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы украли мое наследство! — презрительно сказал Пол, едва сдерживая ярость.

— В этом поместье душеприказчик я, а не ты! — заявил Итан. — И мне решать, что нужно делать! Вам не понять, как мне трудно, ведь у меня куча ублюдков…

— Дядя! — ахнула Лорен.

Тот со вздохом перегнулся через подлокотник, чтобы поднять стакан.

— Что вы сделали с деньгами? — спросил Пол еле слышно, стараясь не сорваться.

— Я уже сказал.

Итан пожал плечами, потянувшись к графину с бренди. Лорен схватила графин и прижала его к груди. Разъяренный Итан жестом велел ей отдать графин.

— Я не потерплю дерзостей, Лорен.

— Что вы с ними сделали? — взревел Пол. Итан бросил на него пылающий взгляд.

— Нанял модистку для твоей глупой сестрицы, снял в Лондоне дом у моего друга Доулинга. Вот на что ушли твои деньги!

— Модистку?! — ахнула Лорен.

— Да, модистку, — пробурчал Итан и указал на бренди, но Лорен не отдавала графин. — Или ты думала, что я выдам тебя за дурака Голдуэйта? Эта тыква принесет нам пару шиллингов, вот и все!

— О чем вы говорите? Она помолвлена? — спросил Пол.

— Пока нет, — презрительно отозвался Итан. — Но я отвезу ее на сезон в Лондон и найду ей хорошего жениха! Или вы думаете, мы вечно будем так жить? И всякие Голдуэйты будут возле нее сшиваться? Бог мой! Придется мне самому взяться за дело! Я повезу ее в Лондон, и на сей раз она не откажется от наследства!

Пол доковылял до кресла, опустился в него и с отчаянием смотрел на Итана. Он ожидал, что случится нечто подобное, но что дядя украдет у него наследство, о котором, кстати, он и не подозревал, такое ему в дурном сне не могло присниться. Конечно, Лорен должна выйти замуж. Содержать Роузвуд тяжело, и выхода у них нет. Но он сам собирался найти для сестры жениха. Лорен хочет выйти замуж по любви — она говорила ему об этом не раз. И он решил найти человека, которого она могла бы полюбить. А Итан отдаст ее за того, у кого больше денег.

— Ах, дядя, неужели вы действительно это сделаете? Отошлете меня отсюда? А как же дети? — воскликнула Лорен. Итан повернул к племяннице свое мясистое лицо.

— А что дети? О них будет заботиться миссис Питерман. Как всегда, — грубо ответил он. — Да ладно, какой от тебя прок, девчонка! Чем дольше будешь работать в поле, тем быстрее увянешь, и тогда никто не возьмет тебя в жены, даже этот безмозглый аптекаришка! — Итан бросил настороженный взгляд на Пола. — Бога ради, перестань смотреть на меня вот так! Не потеряешь ты свои драгоценные денежки, черт побери! Ведь я их взял в долг!

— Замечательно, дядюшка! — насмешливо отозвался Пол. — И как же вы собираетесь выплатить долг?

— Брачным договором, как же еще? Я получу за твое наследство годовой доход и немного наличными.

— Без приданого? У нее ведь нет приданого! — сердито напомнил Пол.

Итан равнодушно пожал плечами:

— Видишь ли, с такой мордашкой, как у нее, в приданом нет нужды. Всякий мужчина рад заполучить красивую женщину, как и любое другое имущество. К тому же Роузвуд никуда не денется. Не ахти что, но для чего-нибудь да сгодится, думаю, ты не обделишь сестру в случае чего.

Лорен тихо ахнула; брат и сестра не сводили глаз с дядюшки, и в комнате царило молчание. Его нарушила Лорен:

— Неужели у вас нет совести? Неужели вам недостаточно сделки с графом? Неужели я вообще не имею права сказать «нет»?

Итан вытаращил глаза:

— Черт побери! Ты говоришь так, словно я первый, кто меняет девчонку на годовой доход. Это обычное дело, детка.

Услышав это, Лорен шагнула вперед; ее синие глаза яростно сверкнули. Она медленно покачала головой:

— Я не поеду в Лондон. Не поеду! Я сама выберу себе жениха, если вообще соберусь когда-нибудь замуж. Итан лишь фыркнул в ответ и допил бренди.

Она поехала. Глядя невидящими глазами в грязные окна наемного экипажа, Лорен сидела, плотно сжав губы. Поначалу она решительно отказалась от нелепого плана Итана, даже насмехалась над ним. Он пришел в ярость, грозился выдать ее за Тэдиуса Привереду, если не покорится. Но Лорен подумала, что от ее брака с аптекарем дядюшка ничего не выгадает, и по-прежнему не обращала на Тэдиуса никакого внимания.

Тогда Итан сделал нечто такое, что вынудило ее согласиться на все.

Как-то к вечеру она находилась на лужайке перед домом, когда приехал викарий, чтобы забрать Лидию. Он объяснил, к величайшему ужасу Лорен, что Итан отказался кормить девочку дальше, поскольку три года никто не оплачивает ее содержания. И теперь викарий отыскал монастырь, согласившийся принять Лидию.

Лорен взглянула на дядю, с трудом уместившегося на узком сиденье напротив, и вздрогнула, вспомнив, какая ужасная между ними произошла ссора. Бесчувственный, словно скала, он небрежно сообщил ей, что им не по средствам содержать детей в Роузвуде, но, может быть, такая возможность появится, если она удачно выйдет замуж. Храни, Господи, доктора Стивенса — узнав от Эбби, что делается в Роузвуде, он оплатил трехмесячное содержание Лидии. А Лорен в тот страшный день поняла, что ей в конце концов придется поехать в Лондон.

И только Пол, которому семейный стряпчий подтвердил наличие завещания, смог убедить ее отправиться в Лондон. Ей скоро двадцать пять — пора замуж. Он добился от Итана обещания, что у Лорен будет право высказать свое мнение о том или ином претенденте на ее руку. Со стороны Итана это было большой уступкой. Пол напомнил ей, что больше Роузвуду рассчитывать не на что и что вопреки надеждам, возлагаемым ею на товарообмен, им никуда не деться от проблем с истощенной землей и высокими налогами. И еще один аргумент выдвинул Пол: вполне возможно, что она встретит в Лондоне человека, достойного ее любви.

Пол был прав. Теперь по крайней мере она сможет хоть как-то распорядиться своей жизнью. Не то что раньше, когда Итан выбрал ей в мужья дряхлого старика. Она хорошо понимала, что в сложившейся ситуации это единственный способ спасти Лидию и остальных детей. А также сам Роузвуд.

Скрепя сердце Лорен в конце концов согласилась, хотя сильно сомневалась в том, что среди столичной аристократии можно найти достойного человека. Она знала, по каким законам живет высший свет. Браки заключаются по расчету, процветает адюльтер. Кому из этих людей нужны ее подопечные?

А главное, она совершенно убеждена, что такого, как Кристиан, ей там не найти, а она до сих пор не может изгнать его из своего сердца.

Пол заявил, что поедет с ней и с Итаном в Лондон. Как ни просила его Лорен не покидать Роузвуд ради детей, он оставался непреклонен, уверяя, что должен выполнить свой долг перед ней и Роузвудом. Он теперь взрослый человек и просто обязан сопровождать ее. Кроме того, он сможет вернуть взятые у него Итаном деньги, а также получить прибыль, вложив в какое-нибудь предприятие то, что выиграет в игорных домах. В том, что он выиграет, Пол не сомневался. Он сказал, что научился карточной игре и, по мнению доктора Стивенса, играет весьма недурно.

Итак, они втроем отправились в Лондон, простившись с плачущими детьми и миссис Питерман и получив от доктора Стивенса тысячу заверений, что он будет присматривать за тем, как идут дела в Роузвуде.

Напускное спокойствие Лорен, когда она ехала в экипаже, давалось ей с огромным трудом. События последних недель буквально потрясли ее. В полном молчании, если не считать изредка подаваемые Итаном реплики, они подъехали к особняку на Рассел-сквер, который Итан снял у своего старого знакомого лорда Доулинга.

Как только экипаж остановился, дверь особняка распахнулась и на ступенях показался человек средних лет с копной белых волос.

— Лорд Хилл! — громко произнес он, как если бы сообщал об их приезде всей улице.

— Принесите-ка побыстрей бренди, любезный, — сказал Итан, с трудом поднимаясь по ступеням и бесцеремонно отталкивая дворецкого, в то время как Лорен и Пол шли за ним следом.

Дворецкий, явно потрясенный столь грубым нарушением этикета, взглянул на Пола, затем на Лорен и, пожав плечами, двинулся за ними. По дороге он пробормотал имя «Дэвис», и Лорен решила, что таким образом он представился.

18
{"b":"18243","o":1}