ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я — Пол Хилл, — в свою очередь, отрекомендовался Пол, — а это моя сестра, графиня Берген.

При слове «графиня» Лорен густо покраснела, надеясь, что дворецкий этого не заметил. Пол знал, как злилась она на Итана, раструбившего на весь Лондон, что она графиня. Пол прекрасно понимал сестру. Ведь практически она не была графу Хельмуту женой, скорее высокопоставленной сиделкой. Тем не менее Итан разослал друзьям длинные письма, в которых называл племянницу не иначе как «графиня». Титул, сказал он ей, принесет несколько лишних фунтов.

Дворецкий исчез в доме. Обменявшись взглядами, Пол и Лорен пошли следом.

Обстановка особняка потрясла молодую женщину. Маленькая прихожая с красно-голубыми обоями, в углу — полный набор доспехов, занимавший столько места, что приходилось его обходить. Войдя в первую гостиную, Лорен задохнулась от изумления. Везде, где только можно, в этой отделанной темными панелями комнате было выставлено оружие всевозможных эпох. С ним соседствовали фортепьяно, кушетка и расставленные повсюду стулья, обтянутые набивным бархатом. На стенах — картины, на полочках — изящные фарфоровые статуэтки. Какое-то странное смешение стилей, полная безвкусица. Лорен подумала, что выглядит все это отвратительно и вполне соответствует происходящему.

Она сняла шляпку; снова появился Дэвис, неся на подносе бренди и пачку писем. Он попытался вручить письма Итану, но тот отмахнулся, сразу взявшись за бренди. Тогда Дэвис с сердитым видом отдал их Полу.

— Корреспонденция, — буркнул он. Пол взял пачку писем и, когда Дэвис, шаркая, скрылся за дверью, стал их рассматривать.

— Боже, да ведь это приглашения графине Берген! — воскликнул Пол.

Лорен быстро повернулась к брату:

— Приглашения?

— Чудесно, чудесно! — воскликнул Итан, с шумом глотнув бренди. — Давай же, читай!

Пол распечатал лежавший сверху конверт и нахмурился:

— Это от леди Понтлерой из Мейфэра. Графиню Берген и сопровождающих ее лиц приглашают на ужин в следующую пятницу. А это от лорда и леди Харрис…

— Но… но откуда они меня знают? — воскликнула Лорен.

— О, это все благодаря моему доброму другу Доулингу! Этот дуралей кое-чем мне обязан, но я думал, он ничего не успеет сделать до отъезда в Америку. Лорд и леди Харрис? Можешь гордиться. Приличия для этих людей превыше всего. Они охотнее посадят за стол какую-нибудь титулованную особу, чем своего отпрыска. — Он засмеялся и допил бренди. — Запомни это, девочка.

Лорен не нашлась что ответить. С каких это пор Итана беспокоят приличия? Господи, так ведь не его одного. Ее тоже. Из-за этих самых приличий несколько недель, проведенных в Лондоне, могут показаться ей вечностью.

Глава 8

Нетерпеливо вздохнув, Алекс посмотрел на карманные часы. Вот уже битых полчаса он сопровождает свою двоюродную бабку леди Пэддингтон на прогулке по парку, а она все еще не выказала признаков усталости. Тетя Пэдди, как ласково звали ее в семье, сжав перед собой свои пухлые ручки, с интересом рассматривала прогуливающихся молодых женщин.

— Миссис Кларк говорит, что Артур весьма решительно нацелился на эту хорошенькую мисс О'Мира. Ты слышал об этом? К несчастью, у нее довольно большая семья, — добавила старуха, кивнув на упомянутую молодую леди.

Даже ради спасения собственной жизни Алекс не смог бы объяснить, какая связь между большой семьей и всем остальным.

— Вот как? — проронил он со скучающим видом. — А мне казалось, Артур интересуется мисс Делией Харрис.

— О! Артур необычайно упрям! И оказывает внимание то одной, то другой девушке! — проворчала она. — Вон мисс Шарлотта Притчит. Милая девочка, а это ее мать, — прошептала тетя Пэдди, беря Алекса под руку. — Добрый день, леди Притчит, мисс Притчит! — весело окликнула она дам.

Алекс скользнул взглядом по леди Притчит, которая неслась к ним чуть ли не галопом, волоча за собой свою безропотную дочь.

— Как поживаете, леди Пэддингтон? — запыхавшись, спросила мамаша, бесцеремонно рассматривая Алекса. Тот изящно наклонил голову, заметив при этом, что скучная молодая особа, делая реверанс, не отрываясь смотрит на свои башмаки. — Добрый день, ваша милость. Не знала, что вы в Лондоне, — проговорила леди Притчит, поправляя свой замысловатый кружевной воротничок.

— Неужели? «Тайме» еще не сообщила об этом? — спросил он с изрядной долей сарказма.

Леди Притчит засмеялась, точнее, заржала, выставив зубы.

— Нет, не сообщила! Значит, вы останетесь в Лондоне на весь сезон? — без обиняков спросила она.

— Пока не знаю, леди Притчит.

— Но вы, надеюсь, появитесь на балу у Харрисов? Это будет гвоздь сезона! Моя Шарлотта только что представлена ко двору и с нетерпением ждет этого события, — с жаром проговорила она, ткнув дочь под ребра.

Мисс Притчит поморщилась, но глаз не подняла.

— У его милости множество приглашений, леди Притчит, — высокомерно сообщила тетя Пэдди, не дав Алексу раскрыть рот. — Уверена, он еще не решил, какие именно стоит принять.

Губы леди Притчит сложились в беззвучное «О». Прошла минута неловкости, и она поняла, что больше ей нечего сказать.

— Прекрасно! Возможно, мы будем иметь удовольствие увидеть вас на балу у Харрисов, ваша милость.

Она присела в реверансе, схватила за руку дочь и поспешно удалилась.

Тетя Пэдди презрительно фыркнула.

— Просто невероятно, до чего бесцеремонная особа! — с возмущением проворчала она. — Может, ее дочь и дебютировала при дворе, но это, пожалуй, единственное, что она могла о ней сказать. Миссис Кларк считает, что у леди Притчит есть какие-то связи, но не в таких высоких кругах, чтобы она могла метить выше барона, видит Бог!

Алекс повел тетку дальше, опасаясь, как бы ее не хватил удар. Она несла всякую чушь, ни на минуту не умолкая. Алекс почти не слушал ее, как вдруг леди Пэддингтон, ахнув, указала на черное ландо.

— Боже мой, это она!

Алекс взглянул на ландо, но не увидел ничего, кроме женской ножки, исчезнувшей внутри экипажа.

Даму сопровождал лорд вам дер Милл, старый дурак, не знающий, куда девать деньги.

— Она — это кто? — спросил Алекс вежливости ради.

— Графиня, Алекс! Необычайно красивая женщина с трагической судьбой! Наверное, тяжело овдоветь в таком нежном возрасте, — грустно вздохнула она.

Алекс еще раз посмотрел на отъезжающее ландо.

— Что же это за графиня? Не помню, чтобы кто-нибудь из пэров умер.

— Да не в Англии. В Баварии! — крикнула тетка таким тоном, словно он обязан был это знать. — Граф Бергдорф, Бергстром, что-то в этом роде. О-о-о, это страшно романтическая история! Они познакомились с графом на континенте, и он был очарован ее склонностью к милосердию и привлекательной внешностью, и заметь — она по уши влюбилась в него, а он был весьма напорист и очень богат, если верить миссис Кларк, которая слышала все это от лорда Доулинга. Их тяга друг к другу была так сильна, что они быстро обвенчались и отправились в его родную Баварию. Но он трагически погиб на охоте, — закончила тетя Пэдди свой рассказ.

Ландо исчезло на людной улице, и она вздохнула восторженно, точно девчонка.

Алекс закатил глаза и решил сказать Артуру, чтобы тот не морочил голову тете Пэдди всякими небылицами.

Ландо лорда ван дер Милла направлялось из Гайд-парка к Рассел-сквер. Лорен сидела, устремив глаза на колени. На ней было старое платье ее матери, переделанное по нынешней моде. Конечно, не ахти что, но не так уж плохо, чтобы вызвать неделикатные замечания леди Притчит. Увидев эту женщину с острым как бритва языком, она понадеялась, что лорд ван дер Милл проедет мимо. Но он остановился поболтать с ней. Под конец разговора леди Притчит оглядела платье Лорен от глубокого декольте до отделанного воланами подола и заметила, к нескрываемому ужасу своей дочери, что похожее платье видела много лет назад во время траурной церемонии. На покойнице.

Лорен рассеянно улыбнулась лорду, который разъяснял суть реформ, обсуждаемых в палате общин.

19
{"b":"18243","o":1}