ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Альдов выбор
Судный мозг
Михаил Задорнов. Шеф, гуру, незвезда…
Как разговаривать с м*даками. Что делать с неадекватными и невыносимыми людьми в вашей жизни
Женщина глазами мужчины: что мы от вас скрываем
Стройка, которая продает. Стандарты оформления строительных площадок
Homo Deus. Краткая история будущего
Метро 2035: Воскрешая мертвых
#Лисье зеркало

— Хорошо провела время?

— Угу, — кивнула Лорен.

— Познакомилась с кем-нибудь интересным? Или граф Берген всех разогнал?

Губы ее изогнула легкая улыбка, она медленно покачала головой.

— А я уже было подумал, что тебе удалось привлечь внимание герцога Сазерленда, — спокойно заметил Пол. Лорен распахнула глаза и засмеялась:

— Герцога? Вряд ли! — Она снова засмеялась, но смех был притворным, Пол это понял. Видимо, герцог произвел на нее впечатление.

— Ты знаешь, он помолвлен, — осторожно сообщил Пол, — с леди Марлен Риз. Дочерью графа Уиткома.

Встрепенувшись, Лорен бросила на брата вопросительный взгляд.

— Помолвлен? — переспросила она тихим голосом.

— Ты не знала?

Она прищурилась, посмотрела на свои колени и пожала плечами:

— Откуда я могла знать? Я с ним едва знакома, а тебе хорошо известно, каковы аристократы. Очень строги насчет того, кто кому представлен, — сказала она и едва слышно добавила: — Кроме того, он не особенно интересуется мной.

Пол промолчал. Ох, как сильно ошибалась Лорен!

Глава 11

— Спасибо, Финн, я сам найду дорогу.

Подняв глаза от письменного стола, Алекс увидел младшего брата. Тот прошел по толстому ковру и бросился на кожаную кушетку. Широко улыбаясь, он вытянул перед собой длинные ноги и засунул руку за пояс.

— Что вызвало улыбку на твоем лице нынче вечером? — сухо спросил Алекс. — Ты доволен собой или просто какой-то пустяк?

Артур весело хмыкнул:

— Пустяк? Похоже, весь свет только и говорил сегодня утром о герцоге Сазерленде.

— Вот как? — протянул Алекс.

— Да, так, ваша милость. Полагаю, ты еще не слышат новую сплетню? — спросил Артур, весело блеснув своими ореховыми глазами.

Алекс покачал головой.

— Тогда, значит, ты единственный человек в Лондоне, который не знает, что герцог Сазерленд оказывал необыкновенное внимание вдовствующей баварской графине. Удивительно красивой.

Алекс вытаращил глаза.

— Спасибо, Артур, за столь щекочущую нервы новость. Но разве ты не должен в настоящий момент ехать на интервью, которое в виде исключения согласился дать «Тайме»?

Восторженный смех Артура наполнил комнату.

— Значит, ты отрицаешь?

Алекс пожал плечами; он давно привык ко всевозможным слухам вокруг своей персоны. Особенно во время сезона, когда частенько становился объектом обсуждения в гостиных, тем более после таких приемов, как бал у Харрисов.

— Я не отрицаю, что танцевал с графиней Берген. Если это можно назвать необыкновенным вниманием, тогда я сдаюсь.

— И, полагаю, это простое совпадение — что твой секретарь привез сегодня утром две дюжины роз из теплицы Парк-Лейна, — небрежно бросил Артур.

Алекс улыбнулся одними уголками губ, откинулся назад и уперся обутой в сапог ногой в стол красного дерева с ручной резьбой. Закинув руки за голову, он с любовью улыбнулся брату:

— Именно поэтому я и оставляю тебе всякие деловые детали. Ты никогда не обходишь вниманием мелочи, которые другому могли бы показаться ничего не значащими. — Артур склонил голову в знак согласия. — Так что, пожалуйста, разболтай всем, для кого эти розы. Для Марлен Риз.

— Да, розы посланы Марлен, — усмехнулся Артур. — А гардении — на Рассел-сквер.

Алекс от всей души рассмеялся.

— Ладно, но в таком случае ты должен знать, что я, кажется, обидел графиню. Напомнил ей, что впервые мы встретились, когда она гналась за огромной свиньей, и ей это не понравилось.

— Прошу прощения?

Алекс ухмыльнулся и кивнул:

— Я встретил ее неподалеку от Данвуди прошлой осенью, в тот самый момент, когда свинья собиралась ею пообедать. Попытался помочь ей и едва не сломал себе шею. — Ошеломленный Артур наморщил лоб, представив себе такую немыслимую картину. — То была очень старая и очень непокладистая свинья. Из маленького поместья под названием Роузвуд. Как и сама графиня.

Тут Артура осенило.

— Понятно. Не потому ли ты пробыл там на неделю больше, чем намеревался?

— Конечно, нет, — презрительно бросил Алекс, переведя взгляд на стопку бумаг, лежащую перед ним.

— Мне дали понять, что графиня только что прибыла в Англию. По словам Пэдди, она недавно овдовела, муж ее трагически погиб на охоте.

— Тетя Пэдди, — сухо заметил Алекс, — верит в то, во что ей хочется верить, а также во все, во что ей велит поверить миссис Кларк.

— Тем не менее графиня действительно появилась как бы ниоткуда. Я не имел удовольствия встречаться с графиней, но встречался с ее братом. Говорят, он составил небольшое состояние, бывая в игорных заведениях Саутуорка, — бросил Артур. — Кажется, он весьма неплохой игрок.

— Неужели? Никогда бы не подумал, что он картежник. Судя по состоянию их дел, у них нет ни шиллинга лишнего. Но я также никогда не подумал бы, что она графиня.

— Ты явно заинтересовался этой женщиной, — игриво заметил Артур. — Но я вовсе не собираюсь распространяться об этом твоем маленьком развлечении.

— Это не развлечение, дорогой брат. Разве ты забыл, что в конце сезона я женюсь? — улыбаясь, спросил Алекс.

— Я-то не забыл, а ты? — весело отпарировал Артур и встал, собираясь уходить. — Пожалуй, удалюсь, прежде чем ты проткнешь меня ножом для разрезания конвертов. К несчастью, матушка заперла дом на Беркли-стрит, отдав предпочтение моему, на Маунт-стрит. Клянется, что не может жить одна. Алекс фыркнул.

— Уже двенадцать лет, как она не живет на Беркли-стрит. Надо бы уговорить ее продать дом.

— Можно, конечно, попробовать, но нам обоим хорошо известно, что она ни за что не согласится продать собственность до тех пор, пока не будет обречена на смерть. Кстати, не забудь, что завтра мы приглашены на званый ужин к тете Пэдди. Сказать ей, что она может ожидать своего любимого племянника?

— Скажи, сделай милость. И добавь, что я приду непременно.

В другой части Лондона Пол еще раз пересчитал деньги, выигранные за карточным столом на вечере у Харрисов. Пятьдесят фунтов. Если присовокупить их к его выигрышу во время недавнего набега на Саутуорк, у него теперь достаточная сумма на приобретение приличного гардероба для Лорен. Если Господь пошлет ему еще немного удачи, через полтора месяца он сможет выплатить проценты, под которые Итан одолжил его наследство. К счастью, выигрывал Пол постоянно, и у него уже скапливалась небольшая сумма, которой хватит, чтобы обеспечить ему приличный доход, если эту сумму вложить в ценные бумаги какого-нибудь частного предприятия. Он очень серьезно изучал книги по политической экономии и был уверен, что сумеет добиться главной цели — возродить Роузвуд.

Когда Дэвис вошел в комнату, Пол сунул банкноты в нагрудный карман сюртука.

— Граф Берген, — объявил дворецкий и, повернувшись, торжественно удалился.

Пол поморщился; немец не очень-то его интересовал, он совсем не хотел отпускать Лорен в Баварию. Магнус вошел с огромным букетом лилий.

— Доброе утро, граф Берген, — вздохнул Пол, — это мне? Магнус даже не улыбнулся.

— Лорен дома? Мне хотелось бы поговорить с ней.

— К несчастью, она спит. Вчера мы вернулись домой очень поздно.

— Да, знаю, — рассеянно проговорил Магнус. Пол нетерпеливо посмотрел на графа.

— А вам не приходило в голову, что Лорен, возможно, не нравится быть постоянно под наблюдением?

— Да, — коротко ответил немец, и тут взгляд его упал на туалетный столик у окна, где букет гардений соседствовал с букетом роз.

Проследив за направлением его взгляда, Пол ухмыльнулся:

— Как видите, вы не единственный, кто добивается ее внимания.

— Может быть, но ее дядя согласен на мои условия, — грубо ответил Магнус.

— Он-то согласен, а Лорен?

Немец угрожающе прищурился, подбежал к столу, бросил свой букет на букет гардений и, повернувшись, вышел, не проронив ни слова. Пол видел из окна, как Магнус поспешно вышел из дома, спустился по ступенькам, после чего бодрым шагом направился в сторону «Ковент-Гардена».

27
{"b":"18243","o":1}