ЛитМир - Электронная Библиотека

— Так что же? Почему вы не торопитесь заехать за Артуром? Мне сейчас подадут экипаж.

Герцог молчал. Что он делает? Почему стоит у нее за спиной? Она умирала от любопытства и, не выдержав, бросила взгляд через плечо.

Этот ужасный человек усмехался.

— Ах! Клянусь всем святым, вы невыносимы! — воскликнула она.

Усмешка его стала еще шире.

— Я пока не знаю, что за бремя на меня свалилось, но непременно это выясню.

— Какое еще бремя? — удивилась она, почувствовав себя оскорбленной. — Что вы хотите этим сказать?

— Я хочу сказать, графиня Берген, что с того вечера, как мы встретились на приеме у Грэнбери, вы все время сердитесь на меня.

Она сердится на него? Неужели? Он упрекает ее в том, что она ищет богатого мужа, а сам женится на хорошенькой девушке? На что же тут сердиться?

Появился наемный экипаж.

— А я так надеялся, что гардении смягчат ваш гнев. Она встрепенулась:

— Гардении? Но ведь они от…

Господи, она решила, что гардении прислал Магнус, и даже не взглянула на карточку! Сердце у нее взволнованно забилось. Он прислал ей цветы! Ее любимые гардении!

— Ах, я понимаю, — спокойно сказал он. — Слишком много поклонников.

— Я… я не знала, — пробормотала она; мысли заметались у нее в голове. Почему он прислал цветы? Что было написано на карточке? На этой чертовой карточке? Она посмотрела на него через плечо и любезно улыбнулась. — Они… они очень красивые. Благодарю вас.

В глазах его появилось странное выражение.

— Далеко не такие красивые, как их адресат, — проговорил он.

Эти полные нежности слова вызвали у нее бурю чувств. Она нерешительно шагнула к краю тротуара, поскольку экипаж остановился. Лакей спрыгнул с задней подножки и направился к дверце.

— Стойте! — неожиданно крикнул Алекс. Лорен испуганно обернулась. Алекс шел прямо на нее. Молодая женщина бросилась к экипажу, но Алекс опередил ее.

— Стойте, извозчик! — крикнул он, подняв руку, не давая ей подойти к дверце и загораживая от любопытных взглядов. — Благодарю, ваши услуги больше не нужны, — сказал он лакею.

Тот растерянно взглянул на Лорен, но не осмелился перечить герцогу, быстро повернулся и исчез в воротах.

Лорен оказалась в ловушке между стенкой экипажа и сильным телом Алекса. Она вжалась в стенку, а он медленно наклонился к Лорен, упираясь в стенку обеими руками. Остановил взгляд на ее груди, потом на плотно сжатых губах, встретился с ней глазами.

— Господи помилуй, Лорен, вы так заинтриговали меня, — прошептал он, обдав ее своим сладостным дыханием, отчего по спине у нее побежали мурашки. — Вы бесконечный источник удивления! Я все время задаюсь вопросом, достоин ли этот великан ваших чувств.

Его близость действовала на Лорен как сильный яд — колени дрожали, она изо всех сил прижимала к себе ридикюль.

— Это вы о Магнусе? — пробормотала она. Его губы растянулись в улыбке, в то время как выражение изумрудных глаз оставалось мрачным и сосредоточенным.

— Да, о Магнусе.

Взгляд ее невольно остановился на его губах. Она вспомнила тот захватывающий дух поцелуй и затрепетала, осознав, что ступила на опасный путь.

— Я… мне кажется, вы должны оставить меня в покое, — запинаясь, проговорила она.

— Я тоже так думаю, но, боюсь, это невозможно.

Он подошел ближе и мягко положил ладонь ей на щеку. От этого ласкового прикосновения Лорен задохнулась и ее бросило в жар.

Сейчас он ее поцелует.

В какой-то момент ей этого безумно хотелось, но, ощутив на своих губах его дыхание, Лорен запаниковала, вспомнив о приличиях, о леди Марлен, и оттолкнула его.

— Не надо, — тихо попросила она каким-то не своим, хриплым голосом.

От звука этого голоса кровь в жилах Алекса забурлила. Он прижал ее руку к своему сердцу и накрыл ее своей рукой. Лорен, не в силах оторвать взгляд от его руки, слушала, как гулко бьется его сердце. «Боже, ведь я просто не могу устоять перед ней», — подумал Алекс, медленно наклоняя голову, пока его губы не коснулись ее соблазнительных губ. Ощутив ее горячее дыхание, он застонал едва слышно и прижался к ней, осторожно водя губами по ее губам; они стали податливыми, пропустив его язык внутрь, и Алексу показалось, что он смакует вино с изысканным вкусом. Он целовал ее все настойчивее, со всей страстью, отдавая ей всего себя. Голова ее запрокинулась. Алексу все труднее становилось сдерживать охватившее его желание. Еще немного, и он потерял бы контроль над собой.

Но в это время послышались голоса, среди которых выделялся голос леди Притчит, резкий, неприятный. Она прощалась с хозяйкой дома. Очарование момента вмиг исчезло. Алекс вскинул голову. На пороге дома его тетки стояли Притчиты. Он отошел от Лорен, которая быстро скрылась в экипаже.

При этом она уронила свой ридикюль. Алекс вопреки обыкновению был страшно сконфужен. Торопливо подобрал вышитую бисером сумочку и протянул Лорен. Та с оскорбленным видом отвела глаза. Алекс повернулся к кучеру.

— Рассел-сквер, — приказал он.

Когда карета свернула в сторону парка, Алекса, к его великому стыду, охватило беспокойство. Потрясенный случившимся, испытывая чувство вины, он все еще ощущал вкус ее губ, жар ее тела и не в силах был унять бившую его дрожь. Все это слишком интимно и сложно и не поддается анализу.

Он повернулся, вышел из тени и нетвердой походкой направился к дому, окликнув на ходу тетку.

Глава 12

Почти всю ночь Лорен не спала. Утром проснулась с какими-то новыми, доселе неизведанными ею чувствами и с противоречивыми мыслями об Алексе. От полного безумия ее спасли только два письма из Роузвуда. Дэвид подал их, едва она закончила завтрак; с восторженным возгласом Лорен удалилась в маленькую столовую, чтобы прочесть их.

В своем еженедельном письме миссис Питерман с гордостью сообщала о прекрасном урожае помидоров, о том, что Тэдиус Привереда не жалеет усилий, чтобы продать их через свою аптечную лавку. Второе письмо наполнило сердце Лорен радостью. Неровным детским почерком Лидия с многочисленными восклицательными знаками написала, что Рэмси Бейнс, когда закончилась церковная служба, улыбнулся ей. После долгих и путаных рассуждений об этом великом событии она сообщала, что Леонард и Руперт чинят еще одну изгородь, а Теодор просит купить сборник стихов, как будто у них есть деньги на такое мотовство. Хорас сделал пиратскую шляпу из старой шляпки Лорен и ни за что не хотел ее снимать, несмотря на угрозы миссис Питерман отрезать ему голову вместе со шляпой.

Салли, помилуй ее Бог, скучает по Полу так сильно, что делает его почетным гостем на всех своих воображаемых званых чаепитиях, которые устраивает по меньшей мере дважды в день.

Слезы затуманили глаза Лорен. Она отчаянно скучала по детям, но обещание Итана отправиться в Роузвуд откладывалось еще на две недели. Лорен стала было возражать, но он заявил, что она сама виновата. Стоит ей ответить согласием одному из двух претендентов на ее руку, и она сможет тут же вернуться в Роузвуд.

Но об этом не может быть и речи, оба претендента ее не устраивают, а значит, она никогда не попадет в Роузвуд. Магнус говорит, что готов ждать ее, сколько она пожелает. Это было даже трогательно; на его грубом лице появилось нечто вроде надежды, как будто он верил, что со временем она его полюбит. При иных обстоятельствах она, возможно, и подумала бы над его предложением. Возможно. Но сейчас ее сердце принадлежит Алексу.

Тяжело вздохнув, Лорен посмотрела на часы. Она еще успеет ответить на письмо Лидии до того, как за ней заедет лорд Уэстфолл. Надо чем-то занять себя, чтобы не впасть в отчаяние.

Алекс галопом подскакал к озеру, расположенному в центре Гайд-парка, и, резко натянув поводья, остановил лошадь. Ожидая, пока она напьется, он, сдвинув шляпу на затылок, с хмурым видом смотрел на воду. Поведение Марлен сбило его с толку. Он предложил ей отправиться в парк, о чем она просила его накануне вечером, но она бросила на него странный взгляд и спросила в своей обычной мягкой манере, не договорился ли он о встрече с кем-то еще. Он объяснил, что та встреча отложена, после чего Марлен какое-то время пристально на него смотрела, а потом вежливо отказалась, сославшись на головную боль.

31
{"b":"18243","o":1}