ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы прекрасно выглядите. — И он крепко обнял ее за плечи.

Щеки Эбби стали пунцовыми, и она опустила глаза. Майкл усмехнулся, видя, что Алекс сбит с толку.

— Мы с вами, Сазерленд, всегда говорили без обиняков, — смеясь, сказал он. — Вот уже несколько дней я слышу разговоры о некоем гнусном негодяе. Думаю, речь шла о вас.

— Ясно, — кивнул Алекс. Майкл расплылся в улыбке.

— Теперь я понял, почему моя жена отказалась назвать имя этого злобного существа. Она боялась, что я приму вашу сторону, поскольку мы с вами сделаны из одного теста, — продолжил он, с обожанием глядя на Эбби. — Свадьбы не будет, милая, — сообщил он и прикрыл ее очаровательный ротик рукой, прежде чем она успела крикнуть. — Графиня Берген на выгоне с моим главным садовником Уитерзом, — весело закончил он и поцеловал Эбби в висок.

— Ах, Алекс, — вздохнула Эбби. — Я очень сожалею, но вы должны подготовиться. Лорен… ну, она говорит о вас… не очень хорошо.

Алекс кивнул и залпом выпил виски.

— Уверяю вас, я полон решимости сражаться не на жизнь, а на смерть, — сказал он, не без зависти заметив, как нежно Майкл обнял Эбби.

Проходя по западной террасе, Алекс услышал детский смех, и, когда сбежал с каменных ступеней на усыпанную гравием дорожку с живой изгородью по бокам, сердце его учащенно забилось. В конце дорожки он остановился, поправил шейный платок; ему необходимо было собраться с мыслями. В это мгновение он услышал ее нежный смех.

У него захватило дух.

Он шагнул вперед, спрятался за высокое дерево, чтобы стоящие на выгоне не могли его видеть, и выглянул.

На ангеле были старые башмаки, белая мужская рубашка для игры в теннис и плотно облегающие штаны из оленьей кожи. Волосы заплетены в косу; на голове смешная шляпа, украшенная всевозможными фруктами. На щеках ее играл легкий румянец, зубы, приоткрытые в улыбке, блестели. Выглядела Лорен просто великолепно, и Алекс не мог отвести от нее глаз. К ее ноге прижалась малышка Салли, а садовник Уитерз с кулаками, похожими на окорока, стоял рядом и смотрел, как водят старую клячу, на которой сидел ребенок.

На губах Алекса появилась улыбка, когда он увидел, как Теодор, щеголяющий новыми очками, подошел к Лорен, когда та велела ему взять Салли. Прислонившись к слегам забора, стояла Лидия, застенчиво улыбаясь конюху, водившему лошадь.

Юный Хорас свешивался со слеги, уцепившись за нее коленями и едва не касаясь головой земли, и звал Лорен, чтобы та посмотрела на него.

Леонард, сидя на лошади, сказал что-то, отчего Лорен мелодично рассмеялась. Она подошла, чтобы помочь ему спешиться, и ласково откинула его волосы, когда он отказался от помощи. Но едва его ноги коснулись земли, он обхватил Лорен руками за талию и обнял.

Господи, он уже забыл.

Забыл, что она значит для этой стайки. Забыл, поглощенный своими желаниями, о том, что в Роузвуде Лорен самоотверженно одаривала своим вниманием и добротой каждого из этих сирот. И он не мог бы любить ее сильнее, чем в этот момент.

Его прямо-таки распирало от гордости; он долго смотрел на Лорен, искренне тронутый ее умением дать почувствовать каждому ребенку, что он особенный. Когда Уитерз наконец увел лошадь, подошла Лидия и принялась собирать всех детей. Лорен напомнила ей, что кухарка обещала детям апельсины, прежде чем мистер Голдуэйт зайдет за ними.

Дети, болтая, гуськом ушли с выгона по направлению к саду; Хорас устрашал их упреждающими ударами своего деревянного меча. Когда дети проходили мимо, Алекс отступил за изгородь. Лорен отстала, чтобы подобрать брошенную Салли куклу и книгу, забытую Теодоррм. Потом последовала за ними. Алекс наконец вышел из своего укрытия.

— Лорен! — окликнул он ее каким-то чужим, сдавленным голосом.

Она замерла. Он тоже затаил дыхание. Лорен устремила взгляд к небесам; глаза ее были полны мучительной надежды. Сердце его болезненно сжалось, потому что она медленно повернулась к нему, ища его в тенях наступающего вечера, и когда увидела, губы ее приоткрылись, глаза в изумлении округлились. Боже, как она хороша, как серьезна, как…

— Нет, — прошептала она, качая головой. Он протянул к ней руку.

— Лорен, я…

— Нет! — повторила она, глядя на него как на привидение.

Рука его бессильно повисла.

— Я знаю, вы этого не ожидали, — сказал он ровным голосом, хотя сердце его бешено колотилось.

Она долго смотрела на него, потом снова произнесла:

— Нет.

Проклятие! Он заранее обдумал, что скажет, но сейчас все вылетело из головы. Он нерешительно огляделся, отчаянно пытаясь что-нибудь придумать.

Она шагнула назад, прочь от него.

— Я хочу вас! — внезапно выпалил он.

Глаза у нее стали круглыми как блюдца. К величайшему его изумлению, она повернулась и пошла по направлению к конюшням.

У Лорен перехватило дыхание. Видимо, он решил, что может, вальсируя, заявиться на выгон и сообщить ей такое после всего, что она пережила! Это ужасно, что он застал ее врасплох, что его изумрудные глаза так быстро выбили ее из колеи. Сердце у нее гулко стучало, в горле пересохло. До чего же он красив! Рана в ее сердце стала еще глубже. Это невыносимо — после того как она каждую ночь засыпала в слезах, оплакивая его! После того как согласилась выйти за Магнуса! Горячие слезы сдавили ей горло. Она шла, не разбирая дороги. Убить его мало!

Гнев ее перешел в страх, как только она поняла, что он идет за ней. Она поднесла руку к горлу. Не разорвать ли рубашку? Может, тогда она сможет дышать? Он откашлялся, стоя у нее за спиной.

— Поверьте, эта фраза вырвалась у меня совершенно случайно. Я хотел сказать вам совсем другое.

Она была так ошеломлена, что потеряла дар речи. Чувствовала, что он приближается, что внимательно рассматривает ее с ног до головы. Опасаясь, как бы он не заметил, что ее бьет дрожь, Лорен обхватила себя руками. Он подошел еще ближе.

— Лорен, прошу вас, взгляните на меня.

И столько нежности было в его голосе, что он показался Лорен дуновением легкого ветерка. Она крепко сжала губы, понимая, что если заговорит, то не справится со своими чувствами.

— Вы дрожите. — Легкое прикосновение к ее плечу словно огнем обожгло Лорен. Она отошла от него, сделав несколько нетвердых шагов. — Я знаю, вы сердитесь, — тихо сказал он.

Она не сердилась, она была опустошена. Не справившись с собой, бросила на него раздраженный взгляд.

— Сержусь? Это слово не имеет ничего общего с тем, что я испытываю, — хрипло выговорила она, тут же возненавидев себя за то, что в голосе ее прозвучали горечь и боль.

Алекс кивнул и опустил глаза.

— Я не лгу. Лондон, та ночь — для меня нет ничего важнее в жизни, — спокойно сказал он. Потом медленно поднял глаза. — Я полюбил вас, Лорен. Безнадежно и окончательно. Я постоянно думаю о вас, вижу вас во сне. Я хочу, чтобы вы всегда были со мной. И — да поможет мне Бог — я уверен, что не смогу жить без вас.

Вид у него был такой серьезный, голос звучал так искренно, что Лорен тихонько ахнула, тронутая до глубины души. Но ведь это неправда! Господи, ведь этот человек женится через несколько дней, а если бы смог уговорить Марлен, женился бы раньше!

— Я удивлена, ваша милость, — холодно сказала она и заметила, как он вздрогнул. — Или вы полагаете, что я должна забыть о том, как вы умоляли леди Марлен бежать с вами — и это после той ночи! «Одной ногой на море, другою на земле, а навсегда — нигде!»

Лицо Алекса потемнело.

— Кто вам это сказал? — спросил он, пропустив мимо ушей глубоко ранившую его стихотворную строку.

— Она! — воскликнула Лорен срывающимся голосом. — Как могли вы так поступить? Как могли так любить меня, если любите ее? Впрочем, я сама напросилась на ваши ласки, не так ли? — Она истерически засмеялась.

Алекс шагнул к ней, невольно сжимая и разжимая кулаки.

— Лорен, выслушайте меня, умоляю! Я никогда никого не любил так, как вас! Я приехал сюда, чтобы просить вас… нет, умолять… — Он замолчал. — Я разорвал помолвку с Марлен. Свадьбы не будет.

59
{"b":"18243","o":1}