ЛитМир - Электронная Библиотека

Он кивнул, и легкая улыбка на его лице уступила место широкой ухмылке.

— Возможно. Но я повторяю: это твой последний шанс. Сазерленд вскоре покинет Лондон. Видишь ли, он провел через палату лордов законопроект о правах католиков. Говорят, выступил с зажигательной речью. Больше ему там делать нечего во время сезона, так что отправляйся к нему прямо сейчас.

Его слова удивили Лорен. Одно только упоминание имени Алекса вызывало у нее слабость. Она осторожно поставила банку на скамью.

— Прошу вас, не надо об этом…

— Чепуха! — прервал ее Итан. — Хватит сидеть и грустить! Ты слишком далеко зашла, чтобы прятаться в Роузвуде и варить варенье до конца дней своих!

Эти слова так возмутили Лорен, что она не сочла нужным на них отвечать и стала демонстративно помешивать варенье.

— Вы, дядя, не понимаете! Он не желает меня видеть…

— Неужели? — В голосе Итана звучала ирония.

— Да! Он меня презирает!

— И именно поэтому разорвал престижную помолвку в самый последний момент и примчался за тобой в Роузвуд как безумный. Не смеши меня. Судя по тому, что я видел, ясно — он сделает все, что угодно, лишь бы ты передумала. Он вовсе не презирает тебя, девочка, он тебя любит. А ты любишь его, верно ведь? Любовь не может пройти за полмесяца.

Лорен, изумленная тем, что такие сентиментальные речи исходят из уст Итана, уставилась на него.

— Нет, может, может, если… — Она осеклась, уронив ложку, и схватилась за край скамьи. Прошло некоторое время, прежде чем она снова смогла посмотреть на Итана. — Я причинила ему боль, дядя, — тихо сказала она.

Итан пожал плечами, взял банку с остывающим вареньем, сунул туда палец, облизал и причмокнул.

— Я и не говорю, что это будет просто. — Он снова сунул палец в варенье и снова облизал. — Но я считал тебя самой храброй из всех женщин, которых когда-либо знал — по крайней мере до этих пор.

Лорен вскинула голову.

— Какой вы меня считали?

— Ты бродишь как мертвая, — продолжал он, пропустив ее слова мимо ушей, — и зачем-то варишь горы варенья! — Он поставил банку, уперся пухлыми руками в колени и посмотрел ей в глаза. — Это самый важный момент в твоей жизни, Лорен. Нельзя выпустить его из рук без боя. Соберись же с духом, девочка!

Лорен, ошеломленная самим фактом подобного разговора, отвернулась и уставилась невидящим взглядом в окно. Одному Богу известно, как она жаждет увидеть Алекса, его изумрудные глаза, которые смотрели ей прямо в душу. А что, если в его глазах она прочтет теперь боль и отвращение, как в тот момент, когда они расставались? Этого она просто не вынесет. Но оставаться в Роузвуде в полном неведении она тоже не может. Ей надо знать все наверняка. Все ее страдания ничто в сравнении с неопределенностью.

— Ну так нечего терять время! Ты же знаешь, что я прав, — сказал Итан, словно угадав ее мысли.

Потрясенная необычной заботливостью Итана, поскольку не ожидала от него ничего подобного, Лорен быстро подошла к нему, обхватила руками его огромные плечи и поцеловала в щеку. Итан нахмурился и побагровел.

— Ну все, все, хватит, — проворчал он, смущенно улыбнувшись.

— Почему, дядя? — удивилась Лорен. Он пожал плечами и перевел взгляд на банки с вареньем, чинно выстроившиеся в ряд на столе.

— Можешь мне не верить, глупышка, но я тоже когда-то любил.

Этим признанием он легко мог сбить ее с ног.

— Вы?! — изумилась она, не веря собственным ушам. — Кого?

— Твою тетку Вильму, конечно! Кого же еще? — выпалил он, потом печально вздохнул. — Да упокоит Господь ее усталую душу. — Он в смущении замахал ей рукой и нетерпеливо добавил: — А теперь займись делом!

Лорен улыбнулась — впервые за все эти дни.

— Что же нам делать? Не можем же мы допустить, чтобы он и дальше вел себя таким образом? — Ломая руки, Ханна взволнованно ходила по просторной гостиной в доме Артура на Маунт-стрит. — Ты видел его вчера вечером? Еще немного, и лорд Барстоун вызвал бы его на дуэль!

— Мы ничего не должны делать. Лучше не вмешиваться в дела Алекса, — ответил Артур. — И пожалуйста, перестаньте ходить по комнате, не то протрете дыру на этом далеко не дешевом ковре.

Артур сидел в кресле, обитом дамасским шелком с цветочным рисунком, небрежно положив ногу на ногу, и смотрел на мать. Вид у нее был такой, что казалось, она сейчас ударит его.

— Я не стану сидеть сложа руки и смотреть, как страдает мой сын и от этого все больше и больше ожесточается. Не говоря уже о том, что он может погубить себя алкоголем! — Она устремила умоляющий взгляд на Артура. — Поговори с ним, Артур! Видит Бог, я пыталась, но стоит мне упомянуть имя графини Берген, как он впадает в дикую ярость!

— Матушка, я тоже пытался. Он не желает слышать о ней. Не знаю, что произошло, но боюсь, эту тайну он похоронил в своем сердце.

— Но мы должны что-то предпринять! Ведь он так ее любил! И любит! Разве ты не видишь, как он страдает?

— Я вижу, как он проводит время в обществе самых разных особ женского пола, — ответил Артур. — И кстати, не без удовольствия.

После возвращения из Данвуди Алекс с головой ушел в развлечения уже заканчивающегося сезона. Это было настолько не похоже на него, что Артур втайне разделял опасения матери. Алекс не пропускал почти ни одного приема, где появлялся каждый раз с другой дамой. Как правило, замужней. И когда накануне появился под руку с леди Барстоун, лорд Барстоун ходил с вызывающим видом, словно петух, отпуская весьма нелестные, почти оскорбительные замечания в адрес герцога Сазерленда.

Ханна права, в последнее время Алекс сильно пристрастился к шотландскому виски. Его развязное поведение дало пищу для сплетен, и по Лондону поползли слухи. В салонах по ту сторону Мейфэр представители высшего общества шептались о том, что все это герцог делает с единственной целью — разорвать помолвку с леди Марлен. Благодаря леди Уитком все знали, что причиной явилась некая иностранная графиня с весьма сомнительной репутацией. Леди Притчит не пожалела усилий, чтобы распространить слух об ужасном событии, заставившем леди Марлен отказать герцогу. Эту историю леди Притчит заканчивала, шепотом сообщая, что Алекс все еще испытывает огромную нежность к леди Марлен. Разумеется, хорошо воспитанные молодые женщины, такие, как дочь графа Уиткома, не должны иметь ничего общего с подобными негодяями. На самом же деле эта история не имела ничего общего с истиной — Алекс едва замечал Mapлен. Его глубоко ранило то, что произошло в Данвуди между ним и графиней.

Артур посмотрел на мать; морщины, результат тревожных раздумий, легли на ее лицо, и ему это не понравилось. Он поставил стакан с бренди на столик вишневого дерева, встал и, подойдя к матери, взял ее за руку.

— Я попробую с ним еще раз поговорить. Я узнал кое-что, что может его заинтересовать. Пол Хилл в Лондоне. Глаза Ханны засияли.

— Ах, Артур, прошу тебя! Сделай все возможное, чтобы он не погубил себя!

Алекс осушил пятый бокал шампанского, с горечью подумав, что шампанское нисколько не притупляет боль, которая грызет его изо дня в день. Тупая, доводящая до дурноты боль, которая возникает всякий раз, как он думает о Лорен, а думает он о ней почти все время, и это его не устраивает. Хотя она вышла замуж и уехала, он вспоминал о ней без ненависти, зато себя ненавидел все сильнее. Невыносимо думать о том, с какой легкостью он поддался такому юношескому чувству, как любовь. Господи!

— Ваша милость! — Стоявшая рядом леди Фэрлейн игриво толкнула его. — Я спросила вас, видели ли вы призовую гончую лорда Фэрлейна.

Алекс взглянул на рыжеволосую женщину с чувственными губами.

— Нет, еще не видел, мадам, — ответил он. — Я уже год как не был в Фэрлейн-Мэноре.

Ее губы соблазнительно изогнулись.

— Придется это исправить, не так ли? — промурлыкала она. — Через полмесяца мы собираемся провести там уик-энд. Может быть, приедете?

Заметив ее похотливый взгляд, он улыбнулся ей зовущей улыбкой. Глаза леди Фэрлейн восторженно сверкнули.

69
{"b":"18243","o":1}