ЛитМир - Электронная Библиотека

– А, эти! – Марни махнула рукой в направлении столовой. – Так... украшения для праздника. Я прогуливалась по Третьей улице и увидела эти прикольные вещицы в витрине одного бутика. Всего их было два десятка. Звезды по-настоящему горят, представляешь? Я решила, что нужно их прикупить на случай, если меня все-таки не уволят.

– Хорошо... но почему вдруг галактики?

– Да потому, что Оливия выбрала такую тематику, – терпеливо разъяснила Марни. – Звезды. А мне посчастливилось найти классные украшения для стола.

– Все это просто великолепно, – кивнул Илай. – Только как мы их туда доставим?

– Об этом не беспокойся. Я все продумала. – Марни постучала по голове пальцем и подмигнула ему. Затем снова отхлебнула кофе из здоровенной кружки.

– Ладно, сдаюсь... Что ты придумала?

Марни улыбнулась:

– Так я тебе и сказала! Вчера я разговаривала с Купером, и он мою идею одобрил. Вот только просчитает пару деталей и сообщит мне окончательное решение.

– Да неужели? – с сомнением переспросил Илай. Он решил, что сегодня же позвонит Купу и попросит его больше не вмешиваться в его работу и не консультировать его подчиненную.

– Итак, два главных вопроса на повестке дня, – продолжила Марни. – Вопрос номер один – состоится ли свадьба...

– Надеюсь, что да. Иначе не знаю, что ты будешь делать с этими двадцатью галактиками, – проворчал Илай.

– О, им мы всегда найдем применение! – заверила миссис Бэнкс.

– И вопрос номер два: если свадьба все же состоится, останусь ли я по-прежнему ее организатором?

Илай прищурился:

– Это нужно выяснить незамедлительно. Не хочешь ли нанести визит счастливой чете?

Марни нахмурила брови:

– Честно говоря, хочу.

– Куда вы поедете? – допытывалась миссис Бэнкс. – В Белэр?

Марни испустила тяжкий вздох. Илай усмехнулся.

– Я вернусь минут через пятнадцать. Мама, обещай не донимать Илая, пока я одеваюсь.

– Не глупи.

– Мама! – грозно предостерегла Марни. Миссис Бэнкс подняла на дочь невинные глаза. Марни простонала и удалилась из кухни, оставив Илая в компании своей матери. Миссис Бэнкс извлекла из холодильника остатки творожной запеканки. Вид у этого лакомства был просто неземной. Она отрезала от запеканки ломтик и положила его на тарелку.

– Знаешь что, Илай? – лукаво спросила она. – У моей подруги Дайан есть знакомая парикмахерша, которая дружит с мануальным терапевтом. Так вот, этот терапевт утверждает, что Джад Лоу и Николь Кидман снова вместе. – Она пододвинула тарелку к Илаю. – Это действительно так?

– Не знаю, миссис Бэнкс, – ответил он и потянулся к запеканке. Но миссис Бэнкс быстренько отодвинула тарелку.

– Правда не знаешь? – спросила она с дьявольской улыбкой. – Или не хочешь говорить?

Господи! Поскорее бы Марни вернулась!

Глава 12

Несмотря на обещание управиться за пятнадцать минут, Марни вернулась на кухню только через полчаса. И все из-за того, что никак не могла решить, что надеть. Когда остатки сна улетучились, она принялась размышлять: что бы такое напялить, если не намерена обольщать шефа, но не прочь, чтобы он сам тебя соблазнил?

В итоге, решив, что подходящего наряда на такой случай еще не придумали, она остановилась на платье с открытой спиной – немного неформально, но для Белэра в самый раз. Оно сочеталось с золотистыми сандалиями на низких каблучках. Ремешки сандалий были украшены цветами.

Волосы она оставила собранными в хвост: во время сна они сильно растрепались, а на укладку времени не было – Марни и так долго выбирала наряд.

Судя по всему, результат был неплохой: когда она вернулась на кухню, Илай от нее глаз отвести не мог. Он сидел, сжав виски руками. Перед ним стояла пустая тарелка с крошками из-под творожной запеканки. Мама восседала напротив с улыбкой людоедки.

– Илай знаком с Томом Крузом! – прощебетала она.

– О Боже! – Марни поморщилась. – Прости, Илай, мне так жаль.

– Жалеешь меня потому, что я знаю Тома Круза?

– Нет. Потому, что ты знаком с моей мамой.

– Я тебе это припомню! – весело откликнулась мама и соскочила со стула. – Ну ладно, детки, не могу больше с вами болтать. Через час я встречаюсь с Бэв, мы пойдем делать искусственный загар. Так что прошу меня извинить. – Она отодвинула запеканку. – Увидимся позже. Марни, не подкармливай больше Бинго! Сегодня Илай принес ему две здоровенные собачьи галеты. Скоро этот глупый пес непременно растолстеет: он ведь почти не выходит из кухни. Ну ладно! Пока, Илай! – весело попрощалась она и вышла из кухни, остановившись по пути, чтобы погладить Бинго.

Когда за матерью захлопнулась дверь черного входа, Марни обернулась к Илаю.

– Ты что, принес Бинго галеты? – спросила она. Илай передернул плечами: мол, а что тут такого?

– Как это мило с твоей стороны! – Она наградила его лучистой улыбкой от чистого сердца.

– Да ерунда. Подумаешь, пара собачьих галет... – Он поднялся и, вздернув одну бровь, окинул Марни оценивающим взглядом. Его голубые глаза одобрительно блеснули. – Симпатичное платье, – сказал он. – Ты готова?

– Да. Может, поедем на моем «БМВ»?

– Почему?

Ей не хотелось говорить, что в таком платье будет трудно влезть в кабину пикапа. Она солгала:

– Твою машину сильно трясет.

– Трясет?

– Да, – подтвердила она, поднявшись. – Я на каждой кочке подскакиваю.

– Возможно, – ответил Илай. Похоже, он был слегка озадачен. – По вполне понятным причинам у пикапа неподвижный подвес.

Для Марни были в равной степени загадочны как сам Илай Маккейн, так и его автомобиль. Она понятия не имела, что значит «неподвижный подвес», а спросить постеснялась.

– Да, очевидно, – ответила она с видом знатока техники. – Ничего, если сегодня за рулем буду я?

Он со вздохом пригладил темно-золотистые волосы. Марии представила, как Илай стоит у забора в Техасе... Одну ногу он поставил на изгородь, снял ковбойскую шляпу, также провел рукой по волосам, а затем не спеша водворил шляпу на место. Во рту у него длинная травинка...

– Чего мы ждем? – спросил он, прервав ее мечтания. Образ ковбоя тут же развеялся.

– Ничего! Пошли, – сказала она и нагнулась к Бинго, чтобы попрощаться. Илай тоже погладил пса.

Почти сразу, как только Марни отъехала от дома, Илай понял, что шофер из нее никудышный. Разумеется, она не заметила мистера Саймона, который выгуливал собаку, но чудом притормозила как нельзя кстати – тот успел уйти с дороги. Они выехали на бульвар Римпо, миновали лос-анджелесскую среднюю школу.

– Это моя бывшая школа, – сказала Марни, когда они проезжали мимо. – А вон там, – она указала на улицу позади школы, – я впервые поцеловалась с Бреттом Липшитсом.

Илай рассмеялся:

– Какая ужасная фамилия! Наверняка ухажер из него был никуда не годный.

– Ну да, – кивнула Марни. – Он целовался как рыба. Я была страшно разочарована и поклялась подругам, что никогда больше не поцелуюсь с парнем.

– И?

– Что «и»?

– Ты никогда больше не целовалась с парнями? Марни застенчиво улыбнулась и притормозила перед светофором.

– Ну, может, пару раз, – призналась она с усмешкой. «Но всем им было далеко до тебя, ковбой». Она украдкой покосилась на его губы и представила его под полной техасской луной. Вот он смотрит на нее снизу вверх, его великолепные губы сжаты...

– А ты много девушек целовал?

– Ну, может, одну-две. Зеленый свет, – сказал он. Марни взглянула на остальные машины: действительно, они уже тронулись с места. Она нажала на газ. Илай подпрыгнул на сиденье, вытянул руку и ухватился за дверцу.

Марни рассмеялась и лихо свернула на левую сторону бульвара.

– Что, испугался?

– Не то слово. Я просто в ужасе. – Он поморщился, когда Марни обогнала автобус.

– Не волнуйся, – успокоила она. – Я уже почти двадцать лет разъезжаю по Лос-Анджелесу и пока еще ни разу не попала в катастрофу.

– Тебя когда-нибудь штрафовали?

25
{"b":"18244","o":1}